rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Русский и кыргызский: нужно ли Кыргызстану выбирать один из них?

Почему русский язык должен сохранять официальный статус и какие выгоды получает Кыргызстан, закрепив его статус в Конституции? На эти и другие вопросы ответили участники онлайн конференции: «Значение русского языка в современном развитии, в экономическом и образовательном сотрудничестве Кыргызстана с Россией и странами СНГ», организованной Клубом региональных экспертов КР «Пикир».

Кыргызстанцы проголосовали за президентскую республику и Садыра Жапарова

Референдум по форме правления признан состоявшимся, в соответствии с законодательством, для этого достаточно 30-процентной явки избирателей. Сегодня же в голосовании приняли участие около 33 процентов кыргызстанцев, из которых более 81 процента отдали предпочтение президентской форме правления, за парламентскую проголосовали 10,66 процента.

США не поздравили Садыра Жапарова с избранием на пост президента

Посольство США в КР распространило заявление, в котором говорится, что «Соединенные Штаты Америки признают Садыра Жапарова избранным президентом Кыргызской Республики», однако не смотря на нормы дипломатического этикета, дипмиссия с этим событием его не поздравила.

pobeda75

pobeda75 2

Безопасность

Нужно ли ОДКБ брать ответственность за провал действий коалиции?

usaafgan1

ОДКБ не должна исправлять ошибки сил антитеррористической коалиции в Афганистане, а должна сосредоточиться на обеспечении безопасности южных рубежей СНГ.

Такую точку зрения высказал эксперт Института евразийских исследований в Казахстане Данияр Косназаров в ходе круглого стола «Афганистан и Центральная Азия в 2014 году: роль ОДКБ в обеспечении региональной безопасности», организованного Комитетом по международному сотрудничеству ЖК КР и аналитическим ресурсом «Регион.kg».

Карзай не станет президентом

– Существуют предпосылки полагать, что президентские выборы, если они не будут отменены или смещены на другое время, пройдут в два этапа, – отметил в своем докладе эксперт из Казахстана. – Некоторые источники предполагают, что доктор Абдулла является одним из серьезных кандидатов, который выйдет во второй раунд. Этот политик уже баллотировался в 2009 году. Но тогда с грубыми нарушениями победил Хамид Карзай. Сейчас тоже есть большие опасения, что будут серьезные нарушения. Смею предположить, что Карзай скорее всего на президентских выборах поддержит претендента из группы лояльных ему кандидатов, при условии, если этот кандидат попадет во второй тур выборов. Вместе с тем, есть серьезные опасения, что следующие выборы могут вызвать большую волну негодования со стороны оппозиционных сил. Такое опасение косвенно было подтверждено позицией доктора Абдуллы, который заявил, что конфликтная ситуация в Афганистане продолжиться после 2014 года. Согласно его мнению, талибы не желают проведения президентских выборов. В этой связи стоит ожидать новый виток терактов, как это было в Пакистане перед выборами.

Предположу, что Хамид Карзай откладывает подписание Соглашения о безопасности между Афганистаном и США по причине возможности торга с самими талибами. Педалируемый Вашингтоном процесс переговоров с талибами, который вызвал бурю негодования со стороны президентского дворца, особенно когда под баннером «Исламский Эмират Афганистана» в Дохе, в Катаре был открыт офис движения Талибан, еще раз дал понять Карзаю, что ему самому надо взяться за эти переговоры. Так как от самих переговоров и от их результатов зависит политическое будущее Карзая. Это говорит о том, что талибы будут все так же сильны и мощны после 2014 года. Причина того, почему Лоя Джирга так сильно настаивала и настаивает на том, чтобы Карзай подписал Соглашение о безопасности, проистекает из понимания, что если американские войска будут полностью выведены, талибы могут дойти до Кабула. Это понимает и сам Карзай, который хочет данную осознанность трансформировать в политический рычаг.

Исходя из этого, если вдруг главе Афганистана удастся договориться, что если он не подпишет Соглашение, то тогда талибы прекратят вести вооруженное столкновение или пойдут на политические торги. В этом случае у Карзая будет больше возможностей продлить свое влияние после выборов. Но в любом случае, Карзай будет говорить с талибами с позиции слабого.

Отмечу, что талибы будут вести войну до последнего, и наличие пусть даже очень малого внешнего военного контингента не приведет к хорошему. Но это не означает, что талибы потеряют влияние и легитимность с полным выводом войск. Они при любом раскладе сохранят силу и мощь. Как утверждает советник коалиционных войск Коленда, талибов поддерживает около 20 процентов афганского населения. Он также отмечает, что конфронтация с талибами продолжится. Как мне кажется, такое понимание сути вещей как раз и движет Карзаем, который не подписывает соглашение, вызывая шквал критики со стороны многих западных стран. Существует также противоположная версия, что президент Афганистана так долго затягивает с подписанием стратегического документа, чтобы заставить американскую сторону полностью ликвидировать Высший совет талибов. Следовательно, все дороги в этом деле ведут в Пакистан. А на фоне сближения Хамида Карзая и Наваза Шарифа, который после избрания в качестве премьер-министра активно включился в процесс перемирия, выпуская одного за другим лидеров Талибан из заключения, можно сказать, что Пакистан будет играть ключевую роль в решении афганской дилеммы. На этом настаивает и сам Исламабад. Хотя некоторые эксперты уверены в том, что Пакистан не пойдет настолько далеко, как на акцию ликвидации талибов. Если даже и согласится на такое, Кабулу придется заплатить большую цену за это.

С другой стороны, известно, что с выводом войск заметно сократятся материальные ресурсы и финансовая помощь. Следовательно, следует ожидать усиления борьбы за ресурсы, за их распределение и контроль. Президентские выборы только усилят эту борьбу. А если учитывать тот факт, что оружием обладают не только талибы, но и многие другие силы, то следует ожидать военного противоборства.

Из всего вышесказанного наверное становится понятно, что Афганистан в большей степени поглощен вопросами мирного процесса, недоверием к Пакистану, неэффективностью коалиционных сил и т.д. В этой связи, дискуссии о Центральной Азии как таковой внутри Афганистана или отсутствуют, или весьма маргинальны. Но парадоксально, что внутри самой Центральной Азии Афганистан пост-2014 является одним из ключевых вопросов безопасности. Такая асимметрия может вызвать несимметричный ответ к тем или иным проблемам.

Задача ОДКБ – южные рубежи СНГ

В этой связи таким организациям, как ОДКБ и ШОС важно понимать, что не надо на себя много брать по решению внутриафганских проблем. Да и зачем отдуваться за другого в Афганистане? Зачем брать на себя ответственность за провалы другой военной державы? Вашингтон активно пытается привлечь другие международные силы в Афганистан, разделяя бремя ответственности между ними. Но с учетом всего вышесказанного более отстраненный подход, как мне кажется, только на пользу. Да, афганская проблематика объединяет все страны ОДКБ, создавая общую внешнюю угрозу. Угроза всегда должна воспроизводиться заново, чтобы организация, отвечающая за безопасность, чувствовала себя в безопасности, то есть, чтобы сохраняла свою востребованность.

Такую логику можно найти и в действиях ОДКБ. Помимо этого, ОДКБ, благодаря своему сотрудничеству с НАТО по вопросам Афганистана, показывает, что она сопоставима по весу и влиянию с Северо-атлантическим Альянсом. А это вопрос легитимности и признания. Такое признание обеспечивается за счет делегирования ОДКБ некоторой части ответственности за афганскую проблему.

ОДКБ в свою очередь может отвечать только за ту сферу и территории, на которых она в какой-то мере уверена, что сможет проконтролировать ситуацию. А это, конечно же, не сам Афганистан, а Центральная Азия. С учетом того, что Узбекистан на время приостановил членство в ОДКБ, сегодня именно Таджикистан представляет собой передовую линию, которая первая может столкнуться с проблемами, вытекающими из афганского кризиса. А если в целом, то вопрос наркотиков более объединяющая проблема для всех стран ОДКБ.

С точки зрения самой Центральной Азии, отмечу, что благодаря проблемам наркотрафика, вывода войск из Афганистана, религиозного экстремизма, а точнее всему этому «дискурсу угроз», Центральная Азия конструируется чаще всего как регион, как одно целое, но которое не имеет собственного содержания, в отдельности от политики держав и т.д. Регион не представляется как само по себе нечто отдельное, оригинальное. Он больше обретает смысл в связке с другими вопросами. Смысл Центральной Азии как бы «украден», и постоянно тем самым отсылает к другим проблемам и вопросам, не представляя собой самостоятельный объект. ОДКБ тоже, как мне кажется, вписывается в этот дискурс.



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir