rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Игорь Шестаков: Мы участники глобального социального эксперимента

Многие мировые аналитики склоняются к тому, что после пандемии мир никогда не станет прежним и все должно поменяться. 

Пандемия тестирует прочность ЕАЭС?

Углубление мирового экономического кризиса, вызванного пандемией коронавируса, обращает вспять процессы глобализации, а также тестирует на прочность международные военно-политические альянсы и торгово-экономические объединения

Мурат Иманкулов: Попытка переписать подвиг 28 панфиловцев – это глумление над историей и народами

Попытка переписать и обесценить подвиг солдат Красной армии, в том числе подвиг панфиловцев под Москвой – это глумление над историей и народами, которые отдали своих сыновей ради общей Победы. Таким мнением с «Регион.kg» поделился заведующий лабораторией Кыргызской академии образования Мурат Иманкулов

pobeda75

pobeda75 2

Общество

НКО Кыргызстана могут уйти в тень

Эксперт по госуправлению Шерадил Бактыгулов дал оценку законодательной инициативе Жогорку Кенеша ввести новые нормы регламента работы НКО.

Понимая желание разработчиков законопроекта «О противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов и финансированию террористической или экстремистской деятельности» создать механизм противодействия незаконной деятельности на территории Кыргызстана, все же приходится констатировать, что желание разработчиков законопроекта не совпадает с сегодняшними реалиями Кыргызстана.

Я ознакомлен с выводами участников Круглого стола, на котором 23 апреля 2013 года обсуждалась статья 12 этого проекта закона.

Эти выводы дополню еще несколькими.

Сначала я процитирую один абзац из упомянутой ранее статьи: «...концепт проекта закона фактически направлен против международных организаций, не подконтрольных никому, кроме своего начальства в головном офисе, находящемся за пределами Кыргызстана. Если не удается напрямую воздействовать на них, то это вполне возможно сделать косвенно, через влияние на их конечные результаты...»

Отсюда возникает первая проблема статьи 12.

Международные организации будут воспринимать статью 12 как норму, направленную против них. Так, кыргызстанские НКО будут принимать (цитирую) «...меры для идентификации и документального фиксирования идентификационных данных своих доноров, а также для подтверждения полномочий и положительной репутации их бенефициарных собственников и партнерских некоммерческих организаций (в том числе международных)» (конец цитаты).

Видимо, НКО придется обращаться за справками в ЦРУ или в Службу внешней разведки РФ или ФСБ России, с последующим их предоставлением в ГКНБ КР, МВД КР или Финразведку.

Весьма спорно, что какая – либо организация в мире владеет базой данных по всем нынешним или будущим бенефициарным собственникам или партнерским организациям кыргызстанских НКО.

Но даже если и владеет, то всегда, если стоит цель «отмыть» деньги или профинансировать что-то незаконное, злоумышленник может создать НКО – однодневку для этих целей или купить «неработающее» НКО.

Норма статьи 12 - это неработающая норма, которая увеличивает объем работы не только для сотрудников кыргызстанских НКО, но и международных организаций, выдающих гранты. Именно так это и будет восприниматься международными организациями.

Есть еще одно большое но. Напомню, что каждое посольство (США, России, Китая, Германии и т.д.) выдает гранты на различные цели, например, строительство мостов, обучение, проведение Круглых столов и так далее.

Согласно Венским конвенциям посольства и представительства обладают дипломатической неприкосновенностью. Значит, они не обязаны отчитываться перед ГКНБ, МВД или Финразведкой, и уж тем более выдавать справки кыргызстанским НКО о своей благонадежности.

Далее, в дипломатической практике действует принцип «паритета». Это значит, что иностранные дипломаты могут предпринять подобные действия для осложнения жизни кыргызстанскому правительству и загранучреждениям Кыргызской Республики.

Этот пример показывает, что в статье 12 законопроекта не учтены международные последствия, которые наступят для Кыргызстана после принятия этого законопроекта.

Вторая проблема: статья 12 станет стимулом ухода НКО в тень.

В секторе НКО задействовано по разным оценкам от 30 тысяч до 100 тысяч человек. Большинство из них останутся без работы из-за сокращения финансирования, вызванного новыми правилам выдачи грантов. Оставшаяся часть людей будет вынуждена работать в «тени».

Введение новых норм закона потребует разработки, согласования и введения новых правил выдачи кыргызстанским НКО грантов и других видов помощи.

Пока в международных организациях будут думать о новых правилах выдачи грантов, НКО приостановят свою деятельность из-за отсутствия финансирования.

Тем временем, существуют разные схемы финансовой поддержки НКО, которые можно использовать для того, чтобы обойти нормы статьи 12.

Вот одна из схем – выдавать на руки участникам большие суммы командировочных денег. Это уже будут личные сбережения от заграничных поездок, например, в село Кордай.

К статьям доходов гражданина командировочные расходы не относятся, т.к. деньги выданы международной организацией из ее средств и за участие в ее мероприятии, а не за работу.

Как потратит гражданин сэкономленные командировочные? Это его личное дело: может, проведет вечеринку, а может и Круглый стол с выдачей его участникам денег за проезд по городу Бишкек и возмещение за питание из своих личных сбережений.

Еще одна проблемная зона – выявление в НКО пособников террористов и преступников. Кто определяет уровень (цитирую из статьи 12) «...осведомленности о рисках, имеющихся в некоммерческих организациях, и укрепления возможностей по снижению этих рисков...».

Не сомневаясь в профессионализме финразведчиков, отмечу следующие два спорных момента.

Первый момент – трактовка условий может варьироваться от НКО к НКО, также как и предложения по укреплению возможностей НКО по снижению этих рисков.

Второй момент – сколько будут стоить для НКО услуги Финразведки по укреплению возможностей НКО по снижению этих рисков и во сколько обойдутся НКО штрафные санкции за их нарушения.

Как видим, и эта норма статьи 12 может остаться справедливой лишь на бумаге. Напомню, что «справедливость» - один из принципов разработки проекта нормативного правового акта.

Третья проблема – социальные последствия.

Следует помнить о далеко идущих социальных последствиях принятия законопроекта. Статья 12 закроет до 40% действующих НКО и загонит в «тень» большинство активных НКО.

Тем самым бюджет страны лишится налоговых поступлений от НКО – сектора, а количество безработных жителей страны может увеличиться на 50 тысяч человек трудоспособного возраста. Точную стоимость налоговых поступлений от НКО-сектора еще следует уточнить.

Еще одним результатом станет сокращение социальной работы на местах. НКО закрывают многие социальные «прорехи» государства.

Хочу напомнить, что, например, при реализации Минсельхозом проекта АБР «Таза суу» именно НКО вскрыли коррупцию и весьма низкое качество работ по обеспечению тысяч сельчан чистой питьевой водой.

После принятия проекта закона «О противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов и финансированию террористической или экстремистской деятельности» НКО – сектор Кыргызстана сможет, при оптимистическом сценарии, восстановиться до уровня сегодняшнего дня через три года после вступления законопроекта в силу.

При пессимистическом сценарии – работники НКО сектора и их семьи, а это более 100 тысяч человек, могут принять самое активное участие в досрочном прекращении полномочий выборных лиц различных ветвей власти.

Следует помнить, что на местах, сотрудники НКО порой обладают большим влиянием на умонастроение жителей, чем районное или областное руководство.

Как видим, даже краткий обзор статьи 12 законопроекта показывает, что проект закона требует своего тщательного изучения по всем видам экспертиз, предусмотренных законодательством страны. Возможно, потребуется и назначение дополнительной, специализированной экспертизы по регулятивному воздействию статьи 12 на НКО сектор.

Юридические основания для этого шага есть.

Проект закона «О противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов и финансированию террористической или экстремистской деятельности» затрагивает предпринимательскую деятельность.

В соответствии с Законом КР «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики» проект закона, регулирующий предпринимательскую деятельность, подлежит анализу регулятивного воздействия и другим видам обязательных экспертиз, включая антикоррупционную и правозащитную экспертизы.

Разные виды экспертиз, проведенные толковыми экспертами, позволят определить риски для стабильности государства и общества, а также выработать действенные меры по противодействию «отмыванию» денег и финансированию терроризма адекватные реалиям Кыргызстана



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir