rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Игорь Шестаков: Мы участники глобального социального эксперимента

Многие мировые аналитики склоняются к тому, что после пандемии мир никогда не станет прежним и все должно поменяться. 

Пандемия тестирует прочность ЕАЭС?

Углубление мирового экономического кризиса, вызванного пандемией коронавируса, обращает вспять процессы глобализации, а также тестирует на прочность международные военно-политические альянсы и торгово-экономические объединения

Мурат Иманкулов: Попытка переписать подвиг 28 панфиловцев – это глумление над историей и народами

Попытка переписать и обесценить подвиг солдат Красной армии, в том числе подвиг панфиловцев под Москвой – это глумление над историей и народами, которые отдали своих сыновей ради общей Победы. Таким мнением с «Регион.kg» поделился заведующий лабораторией Кыргызской академии образования Мурат Иманкулов

pobeda75

pobeda75 2

Экономика

Шансы выиграть суд по «Кумтору» у Кыргызстана невысоки

ggold

Исполнительный директор Международного делового совета (МДС) Актилек Тунгатаров считает методы правительства и парламента по давлению на руководство компаний «Центерра» и «Кумтор Оперейтинг Компани» в корне неправильными.

- Инвестиционное соглашение по разработке месторождения Кумтор в Кыргызстане изменялось не раз. Сейчас компания «Кумтор Оперейтинг Компани» продолжает работать по соглашению 2009 года, как и по предыдущим соглашениям, ничего не нарушая, выполняя все условия, как честный партнер, - заявил в интервью «Регион.kg» представитель МДС. - В настоящее время Кыргызстан намеревается изменить условия контракта 2009 года. Возможно, наша сторона не зря поднимает вопрос изменения условий соглашения: цена золота за эти годы с начала деятельности проекта (1996 г.) выросла вчетверо! Но я считаю, что методы, которыми наше правительство и депутаты пытаются принудить «Кумтор Оперейтинг Компани» изменить условия, в корне неправильные. Создание госкомиссии по проверке деятельности компании и предъявление ей жестких претензий не пошли на пользу Кыргызстану, нанесли серьезный урон имиджу страны.

Член госкомиссии, министр юстиции республики, как я полагаю, прекрасно понимает, что у Кыргызстана, если дело дойдет до арбитражного разбирательства, шансы выиграть дело невелики. Не следовало поднимать шум, который уже плохо повлиял на инвестиционную привлекательность нашей страны. Кыргызстан показал свое отношение к инвесторам. Кумтор вносит весомый вклад в бюджет нашей республики, там работают более трех тысяч граждан Кыргызстана и работать там престижно, поскольку люди не только честно работают и получают хорошую зарплату, но и обучаются современным методам работы. Пытаясь оказать давление на компанию, и действуя подобными методами, мы показываем (и не в первый раз), что в стране нет преемственности политики государства, каждый раз смена лидеров в стране приносит большие проблемы крупным компаниям. И не только Кумтору. Есть проблемы и у других крупнейших компаний страны. Вот один хронический парадокс: много говорим о том, что надо стимулировать развитие отечественной промышленности и в то же время душим налогами немногие работающие предприятия. Второй парадокс: в различных общегосударственных программных документах страны говорится об очень правильных моментах, а на практике происходит обратное.

Поэтому бизнес в республике сейчас очень встревожен. Бизнес-ассоциации, в отличие от НПО, не поднимают шума вокруг своей работы, пытаясь решать вопросы посредством конструктивных диалогов. На инвестиционный климат негативно влияют многие непродуманные, да и просто популистские инициативы. К примеру, недавно депутаты предложили ввести пошлину на вывоз руды и концентратов драгоценных металлов. На первый взгляд, мысль здравая. Но на деле получается обратное - с 17 сентября 2012 г. в стране действует новый Закон «О недрах», внесены изменения в Налоговый кодекс и Закон «О неналоговых платежах». Налоговое бремя выросло значительно, а если введут и эту пошлину – надо сначала просчитать, насколько это приемлемо для наших компаний и всей отрасли, да и страны в целом. Дело в том, что до сих пор руду приходится вывозить для переработки в Казахстан и другие страны, так как у нас в стране нет возможности перерабатывать все виды золотосодержащего концентрата.

Кара-Балтинское предприятие производит аффинаж, выплавляя золото из уже переработанного концентрата, в котором содержание золота очень высокое – около 80%. Что касается других месторождений, в каждом из них имеются свои особенности, а руда, как правило, содержит не только золото, но и другие сопутствующие металлы, которые тоже могут иметь ценность. Для извлечения из такой руды не только золота, но и иных примесей каждому месторождению, в идеале, требуется собственная фабрика с разными в каждом случае технологиями. Но этот метод затратен и потому не всем подходит. Учитывая масштаб, рентабельность того или иного предприятия, общественно-политическую ситуацию в стране и другие факторы, компании не всегда могут строить себе перерабатывающие фабрики. Скорее всего, руду придется вывозить в Казахстан или другие страны для переработки концентрата, а затем она будет возвращена и аффинирована в Кара-Балте.

Почему депутаты инициируют введение пошлины на вывоз руды и концентратов? К сожалению, наши таможенники и налоговики не могут в полной мере контролировать стоимость вывозимой руды именно из-за наличия в ней иных примесей. Кыргызстану необходим ряд современных лабораторий, которые могли бы перед отправкой каждой партии определять содержание золота и других металлов и отсюда считать вероятную стоимость вывозимого продукта. Пока приходится верить сведениям самих компаний. И с лабораториями вопрос не ясен – где взять на это деньги? Кроме того, некоторые депутаты, якобы, радея за интересы народа, предлагают не установление высокой пошлины, а запрет вывоза концентрата.

Но основная проблема даже не в этом. У инвесторов, присутствующих в стране и планирующих бизнес-деятельность, нет уверенности, что их бизнес будет работать в Кыргызстане долгое время. Они боятся потратить и потерять значительные деньги. Строительство фабрики по переработке руды и концентратов обойдется компании, по примерным подсчетам, от 120 млн. долларов и выше. У инвесторов нет уверенности в том, что, победив в конкурсе, к примеру, по Джеруйскому месторождению, они будут здесь работать. И запрет на вывоз руды и концентрата напрочь отбивает у них всякое желание работать в нашей стране, потому что теряется смысл работы в Кыргызстане. Депутаты думают, что этим запретом на вывоз они заставят либо каждого инвестора строить обогатительные фабрики, либо создавать их общими усилиями. А инвесторы – люди умные, умеющие анализировать и прогнозировать. Известно, что деньги любят тишину, а бизнес - стабильность и определенность. В нашей не совсем пока стабильной внутриполитической ситуации, когда протестные выступления в регионах против инвесторов горнодобычи продолжаются, когда сильны «революционные настроения», немного найдется желающих рисковать своими деньгами.

Кроме того, немаловажной проблемой являются отношения местного населения с инвестором. Соглашения заключаются на уровне инвесторов и правительства, в страну приходят инвестиции, компании открывают офисы, делают подготовку к освоению месторождений, но когда приходят в конкретные районы, местное население не дает им работать. А правительство отвечает инвесторам: это ваши личные проблемы. Мне кажется, это неправильно. Если конкретным компаниям выданы лицензии, то правительство должно защищать интересы инвесторов, поскольку это уже и интересы государства.

Я не вижу решения этой проблемы. Причина протестов на местах – это недоверие населения страны к власти; уверенность людей, что компании будут стараться работать лишь в угоду своим интересам; что лицензии на разработку были получены как раньше, путем взяток определенным высокопоставленным лицам; что экология пострадает безвозвратно. С другой стороны, я их понимаю – наше правительство, и депутаты сами их к этому подводят, в данном случае критикуя Кумтор, обвиняя его, зачастую без доказательств, во многом. К тому же, могу спросить: если ущерб, нанесенный Кумтором региону и стране, столь значителен, как нас пытаются сейчас убедить, где же были контролирующие органы все эти годы, начиная с 1996-го? И почему тогда они не остановили это производство раньше?

Недавно я побывал с геологами и горнопромышленниками в Германии по программе обмена опытом. Наши специалисты спросили у немецких коллег: «В каких случаях вы отзываете лицензии?», а те даже не смогли понять вопроса – у них отсутствует подобная практика.

Беседовала Елена Мешкова



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir