rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Игорь Шестаков: Мы участники глобального социального эксперимента

Многие мировые аналитики склоняются к тому, что после пандемии мир никогда не станет прежним и все должно поменяться. 

Пандемия тестирует прочность ЕАЭС?

Углубление мирового экономического кризиса, вызванного пандемией коронавируса, обращает вспять процессы глобализации, а также тестирует на прочность международные военно-политические альянсы и торгово-экономические объединения

Мурат Иманкулов: Попытка переписать подвиг 28 панфиловцев – это глумление над историей и народами

Попытка переписать и обесценить подвиг солдат Красной армии, в том числе подвиг панфиловцев под Москвой – это глумление над историей и народами, которые отдали своих сыновей ради общей Победы. Таким мнением с «Регион.kg» поделился заведующий лабораторией Кыргызской академии образования Мурат Иманкулов

pobeda75

pobeda75 2

Экономика

Новое слово финансовой политики или недоношенный ребенок?

images

Эксперты оценивают предложенный вариант законопроекта об ограничении ростовщичества в Кыргызстане, как пиар-ход некоторых политиков, принятие скороспелого закона может привести к падению ВВП страны.

Ростовщичество как новое слово в отечественном законодательстве

Депутат Жогорку Кенеша (парламента) Кыргызстана Омурбек Текебаев предлагает коллегам по депутатскому цеху рассмотреть проект закона «Об ограничении ростовщической деятельности в КР».

Идея вроде бы благая – предлагаемый закон должен определять «основные принципы государственной политики в области ограничения ростовщической деятельности в республике, правовые основы установления справедливых процентных ставок при выдаче физическими и юридическими лицами займов и кредитов».

В справке-обосновании к проекту отмечено: «Идея микрокредитования, успешно работающая во многих странах, заключается в том, чтобы дать возможность людям, живущим на пособие по безработице, малоимущим, получить небольшой стартовый капитал и начать свое дело, найти применение своим умениям и стремлению работать на пользу себе и другим. В целом ими (автором справки-обоснования не указано, кем) преследовались благие цели, но они не особо задумывались над тем, куда могут привести эти намерения. В свете всеобщей государственной поддержки этой идеи в Кыргызстане создана обширная сеть микрокредитных организаций. Обозначенная идея также стала осуществляться со стороны простых граждан. Со стороны государственных органов данная категория предпринимателей не контролируется, что дало возможность людям получать кредиты (займы) как для потребительских, так и предпринимательских нужд. Микрокредитные организации, граждане, ломбарды сегодня функционируют стихийно, крайне непрозрачно, фактически превратившись в теневые банковские структуры, находящиеся вне государственного регулирования и надзора Национального банка КР».

Что же предлагает законопроект? Цель закона, как указано в ст.3: «Защита прав потребителей – заемщиков посредством обеспечения справедливого определения размера процентных ставок при выдаче займов».

Автор вводит в обиход новые для республики понятия: ростовщик, ростовщические процентные ставки, ростовщическая деятельность, причем последняя – это «деятельность физических и юридических лиц по предоставлению материальных средств по договору на основе срочности, возвратности и платности, предусматривая при этом в договорах высокие проценты за пользование указанными денежными средствами». Соответственно, «ростовщик – кредитор, предоставляющий материальные средства в кредит, заем под высокие проценты с обеспечением заклада или залога, либо без такового», а «ростовщические процентные ставки – процентные ставки по кредитному договору или договору займа в размере, превышающем предельно-допустимый процент». Как и в любом другом случае кредитования, отношения заемщика с кредитором осуществляются на основе кредитного договора или договора займа (в письменном форме) в соответствии с требованиями гражданского законодательства. Главным пунктом в этом законе, по замыслу автора, является ст.6 «Ограничение процентных ставок». Предлагается устанавливать предельно-допустимый процент на сумму займа, рассчитывать который следует как «средневзвешенную номинальную процентную ставку, установленную НБ КР, к которой добавляется 15 %». А средневзвешенная номинальная ставка по вновь выданным кредитам рассчитывается НБ КР ежемесячно и публикуется на сайте центробанка. «Как правило, проценты по кредитам ростовщиков являются не ежегодными, даже не ежемесячными, а ежедневными, и в среднем по рынку варьируются на уровне 5-10 % в месяц или 1% в день. Таким образом, годовая ставка вознаграждения фактически становится 60-365 %, что в среднем в двадцать раз превышает банковский кредит, - озабочен депутат. - Кроме того, в каждом кредитном договоре дополнительно предусмотрены штрафные санкции за несвоевременное погашение. За один день просрочки заемщик уплачивает неустойку от 0,5 до 2 % от суммы просроченного платежа. За месяц она может достигнуть 60 %», - поясняет автор законопроекта, ратуя за интересы кыргызских заемщиков.

Кто ответит за ростовщичество?

Комментируя «Регион.kg» ситуацию с ростовщичеством в стране и высказывая свои суждения и замечания по данному законопроекту, заместитель председателя Национального банка Кыргызстана Заир Чокоев подчеркнул, что в национальном законодательстве пока что отсутствует само понятие «ростовщичество».

- Хотя эта проблема существовала всегда – и в древности, и до Октябрьской революции-1917, и в советское время. Деньги одалживались задолго до возникновения банков, которые появились в 14 веке второго тысячелетия, - отметил Чокоев.- С приходом рыночной экономики этот процесс стал развиваться хаотично. Люди с деньгами (физические лица) имеют желание и возможность их давать в долг на определенных условиях. Но Национальный банк по закону и по своей природе занимается регулированием финансовых институтов – банков и микрофинансовых организаций. Следить за гражданами, имеющими лишние деньги, и получать от них бизнес-планы, как они собираются их использовать – это не задача центробанка. К сожалению, в кыргызском законодательстве отсутствует само понятие ростовщичества, определение его границ, объем и признаки его. Закон о ростовщичестве, безусловно, республике нужен, но с учетом грамотного анализа ситуации и принятый не впопыхах».

Также банкир подчеркнул, что нельзя валить в одну кучу ростовщиков-теневиков (пока действительно плохо контролируемых государством), и микрофинансовые организации (МФО), которые как раз подпадают под влияние надзора (и очень жесткого) со стороны Нацбанка.

- После получения независимости, становления финансовых институтов в Кыргызстане закономерно стал развиваться микрофинансовый сектор – рыночная экономика требует ресурсов для движения вперед, - продолжает Чокоев. - Где наиболее востребованы микрофинансовые структуры? Там, где нет банков – в отдаленных регионах, высокогорных селах, где появился малый бизнес, нуждавшийся для развития в «коротких» деньгах. На момент их появления, в конце 90-х годов, регулирование этой системы было очень мягким. Плоды такого регулирования можно рассматривать с двух сторон: с одной, большим плюсом можно считать заметное развитие за 10 лет микрофинансового рынка, который получил серьезную поддержку населения. Ведь сегодня почти 500 тысяч человек являются клиентами МФО, кредитный портфель сектора составляет 18 млрд. сомов. Среди минусов – отсутствие в наших условиях высокой кредитной культуры. Оно и понятно: большинство населения, проживая в советской системе, не имело большого опыта кредитования. Да и до революции 1917 г. общество было глубоко феодальным. И в конце столетия у нас появился парадокс ментальности разных поколений: ментальность старшего поколения, выросшего в советском периоде, где строго соблюдались законы и нормы, и ментальность нового поколения, выросшего к началу становления рыночной экономики и легко вступившего на этот путь с другой психологией и новыми целями. В это время появились и т.н. «черные микрокредитные компании», которые воспользовались такой ситуацией. Мы не отрицаем, что были перекосы, злоупотребления. Я занимаюсь этой проблематикой чуть больше года и могу сказать, что с 2012 г. мы серьезно начали расчищать микрокредитный рынок от черных компаний, некоторые из них действительно устанавливали в ряде случаев очень высокие процентные ставки (до 200%). Подавляющую часть таких компаний-нарушителей (всего их было около 100) мы с рынка удалили при помощи отзыва лицензий, различных штрафов. Другие, почувствовав ужесточение контроля, самоликвидировались. Оздоровление рынка МФО проходит успешно.

По его словам, НБ КР, лишая компании лицензий, не делает это кровожадно, без надежд на восстановление.

- Безусловно, обнаружив нарушителей, мы делаем предупреждение, даем им возможность исправиться в течение 2-3 месяцев, привести свою деятельность в соответствие с действующим законодательством, - констатирует представитель Нацбанка. - Понятно, что главное основание для лишения лицензии – нарушение статьи 2 Закона «О микрофинансовых организациях в КР», нормативных актов НБКР и необоснованно высокие процентные ставки по кредитам.

Вполне очевидно для компетентных людей, что микрофинансовый/микрокредитный рынок в стране полностью зарегулирован надзором, т.е. жестко контролируется со стороны центрального банка. И у него есть все полномочия, чтобы не допускать впредь негативного развития событий, поскольку период либерального развития этого сегмента рынка завершился. Теперь МФО обязывают, и довольно жестко, неуклонно соблюдать законодательство. Чтобы весь сектор привести в соответствие с законодательством (которое в свою очередь следует также привести в соответствие со сложившейся ситуацией), Национальный банк выносит на рассмотрение парламента серьезные изменения в закон о МФО. Большим блоком этого закона является часть, посвященная защите прав заемщика. Компании-кредиторов обяжут раскрывать перед заемщиком полную информацию – сколько тому придется платить. Также теперь заемщику дается право досрочно погашать кредит, чего не было раньше, т.к. кредитору это невыгодно. А для штрафных санкций, размер которых раньше иногда зашкаливал за все пределы, новыми изменениями предусмотрен порог не более 20 %.

Что касается сложившегося реального уровня процентной ставки, в среднем по микрофинансовому сектору она составляет на сегодня около 34,5 %. Но процесс снижения продолжается. Инфляция на сегодня в стране - около 8 %, кредиты в банках – ниже 20, в МФО – 34 %. Некоторые заемщики, да и депутаты, ратующие за интересы своего электората, не вникая в процесс формирования процентов по займам, огульно обвиняют всю финансовую систему в драконовских масштабах процентной ставки. Но они не знают (не хотят знать?!), из чего складываются эти ставки и откуда деньги текут в страну. А надо помнить, что ресурсы МФО-сектора, источник кредитов – это инвестиции, к тому же зарубежные. Правительство Кыргызстана или другой госорган пока что еще ни тыйына не вложили в МФО-сектор. «Вообще удивительно, что в таких условиях, при отсутствии внутренней поддержки микрофинансовый сектор так значительно вырос за десятилетие. А привлечь финресурсы с международных микрофинансовых рынков нелегко. Там ставка – 6-10 %. Далее на ее формирование влияют затраты внутри страны - надо понимать, что, в отличие от банковского сектора, МФО-сектор – «поштучный», речь идет о небольших суммах и больших количествах заемщиков, с каждым из которых нужно отработать механизм кредитования. Потому затраты на такое обслуживание тоже растут и они выше, чем в банках. В ставку кредитования также входят и затраты на то, чтобы добраться до клиента в отдаленных селах, до вершин высоких гор. Но так делается во всем мире, - напоминает З.Чокоев. -Нельзя через негативный опыт мелких микрофинансовых и кредитных компаний-однодневок рассматривать весь МФО-сектор. Сейчас 90-95 % кредитного микрофинансового портфеля составляют 7 крупных, состоявшихся в Кыргызстане МФО, зарекомендовавших себя честным трудом - это Бай-Тушум, ФИНКА, Компаньон и другие. А небольшой процент нечестных компаний – это «ложка дегтя в бочке меда». И выражают свое недовольство публичными способами именно заемщики этой небольшой части кредиторов. Но я официально заявляю, что ни одно заявление получателей микрокредитов не осталось без рассмотрения. Всего было около 500 заявлений, все они рассматриваются и направляются в соответствующие финансовые институты с просьбой войти в положение заемщиков, чтоб найти разумный компромисс. Понятно, что часть обиженных на жизнь и МФО-сектор оказалась в тяжелой экономической ситуации после апрельских-июньских событий 2010 г. НБ КР не раз сообщал ранее, что проблемы почти 98 % пострадавших заемщиков полностью решены. Напомню, что страна жила с апреля-2010 по февраль-2011 в самой настоящей экономической блокаде, это касалось и протока финансовых ресурсов в страну извне.

Подытоживая пункты обороны Национального банка на критику авторов законопроекта о ростовщичестве, можно перечислить кратко, что же центробанк принимает, и против чего выступает. Что касается реальных ростовщиков-физических лиц – с такими надо бороться, и закон о ростовщичестве, безусловно, стране необходим. Как бороться? В первую очередь, повышая кредитную культуру населения и информированность заемщиков. Эта тема уже навязла в зубах большей части общества Кыргызстана. МФО и главный банк многократно инициировали различные пиар-кампании по повышению информированности населения в регионах. Надо отметить еще и то, что наблюдающиеся в последние годы протестные выступления заемщиков почти на 98 % связаны с неблаговидной деятельностью не микрофинансовых организаций-кредиторов, а с мошенников, однодневных компаний-кредиторов и финансовых пирамид, которых в настоящее время насчитывается около 10. Так и хочется в тысячный раз призвать население Кыргызстана: «Граждане! Будьте бдительны! Не давайте себя обмануть!»

Общество должно знать об обманщиках, а правоохранители, естественно, разбираться с ними. Ломбарды, эта страшилка последних лет для несведущих граждан, ищущих быстрые деньги, также должны вернуться в сферу надзора государства, где они находились ранее, но с 2009 г. под эгидой национальной кампании по сокращению числа лицензий вышли из нее. Тогдашний вывод ломбардов из-под надзора был обоснован благими мотивами – борьбой с коррупцией. Но - хотели как лучше, а получилось как всегда.

О том, что имелись злоупотребления со стороны мелких кредиторов, не входящих в ассоциацию МФО и составляющих не более 5-7 % всего микрокредитного рынка, было сказано выше. Уже более года НБ КР ведет жесткую политику против нарушителей закона, не только воспитывая их штрафами и предупреждениями, но и лишая лицензий. НБ КР предписывает микрофинансовому сектору идти навстречу заемщикам, попавшим в сложные кризисные ситуации, и урегулировать положение.

Но одновременно центробанк вполне справедливо выступает против объединения под «шапкой» ростовщиков и микрофинансовых организаций, и физических лиц. Закон о ростовщичестве должен регулировать именно деятельность теневиков-физических лиц и ломбардов. Но НБ КР категорически против включения системы МФО составной частью в закон о ростовщичестве – поскольку, во-первых, деятельность МФО уже давно и детально регулируется соответствующим законом, а во-вторых, что еще важнее, в стране дефицит инвестиций, которые могли бы подпитывать этот сектор. Простые граждане, не имеющие возможности получить кредит в банке, только путем микрокредитования могут получать простыми способами деньги для развития бизнеса и других целей. Если закон о ростовщичестве будет принят в предложенном виде, есть серьезные опасения, что инвесторы просто отвернутся от Кыргызстана. К тому же, как свидетельствует мировой опыт, попытки регулировать процентные ставки, цены, обменный курс всегда заканчиваются плачевно.

Кроме того, нельзя отворачиваться и от опыта стран СНГ. В Казахстане, где рынок микрокредитов развит в значительно меньшей степени, нет закона о ростовщичестве. А в России некоторые депутаты недавно (в 2012 г.) пытались инициировать рассмотрение такого законопроекта, но после правовой и экономической экспертизы его рассмотрение отклонили вообще.

МФО: «Принятие скороспелого закона приведет не к сокращению бедности, а к сокращению ВВП»

Громко протестуют против скороспелого законопроекта о ростовщичестве и микрофинансовые организации. Представители Ассоциации МФО, заявляя, что микрофинансовые организации - не ростовщики, а официальный финансовый сектор страны, перечисляют весьма возможные негативные последствия, которые наступят в случае принятия закона в предложенном виде. Среди них, в первую очередь, самое грозное – ухудшение инвестиционной привлекательности и спад притока прямых иностранных инвестиций. Во-вторых, неизбежно снизится рейтинг страны, что повлечет удорожание ресурсов для МФО. В результате резко сократится объем финансирования из международных источников, что закономерно приведет к росту процентных ставок. В-третьих, искусственное их ограничение повлияет на объемы кредитования МФО и может привести к свертыванию работы некоторых компаний. В-четвертых, неизбежно вырастет «теневой» сегмент рынка кредитования, а это означает, что число обиженных заемщиков станет неконтролируемо расти, а криминализация малого бизнеса увеличится. К этим последствиям надо прибавить и такое неизбежное явление, как дефицит капитала для начинающих предпринимателей, повышение уровня безработицы, а значит, и бедности. Клиенты МФО, проживающие в отдаленных районах, лишатся доступа к кредитным ресурсам. Сами МФО будут вынуждены сворачивать свои филиалы и социальные проекты. Зато у ростовщиков и ломбардов клиентов, а соответственно, и теневых прибылей прибавится. Камо грядеши, господа?

Елена МЕШКОВА,

экономический обозреватель.



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir