rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Конфликт в Ворухе: кому выгоден приграничный очаг напряженности?

22 июля в 17:20 на кыргызско-таджикском участке гоcграницы произошел очередной инцидент, закончившийся жертвами среди местных жителей. Согласно информации Государственной погранслужбы КР, причиной конфликта послужила установка флагштока жителями села Ворух (РТ) на въезде в село.

Об экономической ситуации Кыргызстана: крокодил не ловится, не растет кокос

Как ни прискорбно это отмечать, но экономика Кыргызстана находится в состоянии стагнации, причем стабильной вот уже почти полтора десятка лет.

Атамбаев-2019: из политика в уголовника

События, произошедшие 7 августа в селе Кой-Таш, породили множество мифов и еще раз подчеркнули ряд проблем. Остановимся на некоторых из них.

Безопасность

Чрезвычайная граница

События на кыргызско-узбекской границе продолжают оставаться для региональных и международных СМИ одной из ключевых тем.

В настоящее время в Баткенской области, приграничной к узбекскому анклаву Сох, введен режим чрезвычайной ситуации. Об этом сообщил журналистам представитель правительства по югу Кыргызстана Жениш Разаков.

«В приграничных к анклаву Сох районах вводится режим чрезвычайной ситуации в виду того, что наши населенные пункты, находящиеся там, по сути, находятся в осадном положении и нет никакой связи с ними. Режим ЧС будет действовать до тех пор, пока строители не закончат строительство обходной дороги в объезд узбекского анклава Сох, чтобы вновь появилась возможность снабжать жителей ряда населенных пунктов Киргизии продуктами питания и возобновить автомобильное сообщение», -подчеркнул Разаков.

По его словам, строительство дороги ведется силами местного отделения МЧС, и на то, чтобы завершить прокладку грунтовой автодороги требуется примерно около 10 дней. Не исключено, что режим ЧС будет действовать именно до завершения строительства объездной дороги.

По оценкам наблюдателей, ситуация остается нестабильной после стычек в начале недели на территории узбекского анклава, расположенного внутри Кыргызстана.

Обзор событий был изложен в материале подготовленный журналистами IWPR

Гульжигит Кожоков, ветеринар и депутат местного кенеша, живущий вблизи Чарбака, описывает то, что он увидел на месте происшествия своими глазами.

"Когда только все началось я ходил по окрестности, [и видел как] они повалили столбы, полностью заблокировали дорогу. Они просто заходили в дома жителей с. Чарбак и ломали их вещи, технику, взяли в заложники", - рассказывает он. "Было ощущение, будто после войны".

Другие граждане Кыргызстана были захвачены, когда местные задержали минибус и машину, проезжавшие через Сох. Такой маршрут является обычным для передвижения между восточной и западной частями Баткена, которые фактически разделены анклавом.

По словам официальных лиц Кыргызстана, некоторых заложников избили, а пограничник и милиционер были доставлены в больницу после инцидента, произошедшего ранее.

Местные чиновники из Кыргызстана и Узбекистана вмешались для подавления все возрастающих беспорядков, и на следующий день, 7 января, они обеспечили освобождение заложников в количестве не менее 30 человек.

Несмотря на восстановление порядка, наблюдатели описывают ситуацию как напряженную.

Все пограничные переходы вокруг анклава Сох были закрыты и сельские жители из Кыргызстана, по имеющимся данным, создали группы добровольцев для патрулирования границы и блокирования дороги, соединяющей Сох с Узбекистаном.

Мамбеталиев не видит в этом никакой блокады но признает, что группы гражданского населения собрались вдоль дороги, утверждая, что никаких препятствий для продвижения транспорта нет.

Журналист IWPR, посетивший Чарбак, видел дополнительные силы милиции и солдат, призванных для поддержания порядка, которые были размещены в местных семьях и в школе. Некоторые жители, в основном женщины и дети, были эвакуированы.

Село осталось без электричества и воды после того, как жители Соха перерезали электроснабжение и разобрали водопровод. Электричество было частично восстановлено, а воду привозят транспортом из источника, находящегося в нескольких километрах от Чарбака.

"Сейчас многие люди просто-напросто находятся в шоковом состоянии", - говорит Кожоков. "Люди боятся, даже если власти говорят, что ситуация спокойная".

Мамбеталиев описывает ситуацию как "относительно стабильную".

"Мы все оцениваем масштаб нанесенного ущерба", - говорит он, отметив, что официальные лица Узбекистана предложили выплатить компенсацию после встречи с местными представителями с кыргызской стороны.

С узбекской стороны границы, по словам жителя Хушьяра, "люди рассержены и испуганы, и теперь они будут более бдительны, чтобы следить за тем, чтобы никто не пересек границу с другой стороны".

Сухробжон Исмаилов, руководитель Экспертной рабочей группы, аналитического центра в Ташкенте, столице Узбекистана, предупреждает, что конфликт не исчерпан.

"И сейчас, когда наступило временное перемирие, я не считаю, что проблема исчерпана. В будущем такого подобного всплеска эмоций можно ожидать с обеих сторон", - говорит он.

Интенсивность реакции с любой из сторон показывает, каким трудноконтролируемым является управления границами, а не только вокруг Соха, но и на других участках кыргызской границы с Узбекистаном и с другими соседями.

Возникновение новых государств и постепенная демаркация часто размытых границ лишило население приграничных территорий в Ферганской долины доступа к традиционным источникам водоснабжения и пастбищ, а также к свободе передвижения. Кроме того, жители, переходящие через официальные пограничные посты, обычно подвергаются унижению и вымогательству, а те, кто пересекают необозначенные участки, рискуют своей жизнью.

По словам Исмаилова, эти вопросы требуют внимания правительств обоих государств.

"На уровне погранслужб или Баткенской и Ферганской областей эти вопросы не решаются уже давно" - говорит он. "Решение данного вопроса находится лишь в компетенции глав государств. Если будет достигнуто решение на таком уровне – оно будет справедливым и будет носить долгосрочный характер".

Без подобного вмешательства у жителей обеих сторон останется чувство, что их проблемы игнорируются, и они могут неадекватно отреагировать на любые, даже незначительные, разногласия.

Игорь Шестаков, аналитик из Бишкека, говорит, что любые проблемы кыргызско-узбекской границе – будь то конфронтации между пограничниками и местными или перестрелки – всегдя повод для тревоги. Но опасность последнего инцидента в том, что перешел на межличностный уровень, вылившись в неприязнь между приграничным населением по обе стороны границы.

"Когда людей захватывают в заложники... это выходит за пределы понимания населения", - говорит он.

Исмаилов предполагает, что возмущение вызвано потому, что люди помнят массовые столкновения между этническими кыргызами и узбеками на юге Кыргызстана в июне 2010 года.

В Баткене инцидент, кажется, повлек за собой мобилизацию населения и давление на правительство Кыргызстана по поводу рассмотрения их требований.

В отчете о ситуации, Баткенский филиал фонда "За международную толерантность", НПО по предотвращению конфликтов, отметил недовольство и недоверие жителей Чарбака к центральным властям.

Во время одного их публичных собраний в дни конфликта, жители высказали недовольством тем, что министр внутренних дел Кыргызстана, который в эти дни был с визитом в Баткене, не приехал на место инцидента, чтобы ознакомится с ситуацией.

Пожилой житель Чарбака высказал требования местных к правительству, говоря, что "власти Кыргызстана должны построить водопроводную линию и электричество в обход узбекского села Хушьяр, чтобы мы не зависели от них. Каждый год в случае возникновения конфликтов узбекские жители разрушают данную водопроводную линию. Данный конфликт не первый раз случается, были конфликты, касающиеся пастбищ, воды, земли, дороги и т.д.".

Бизнесмены из Бишкека и Оша, которые являются выходцами здешних мест, а также родственники местных жителей, живущие в Баткене, предоставили средства на закупку продуктов питания для добровольных патрулей, тогда как села на данной территории провели собрания и сформулировали требования к центральному правительству. Среди требований: возвращение территории пастбищного угодья, которая были уступлена анклаву Сох и окончание договоренности по разделу водных ресурсов.

Некоторые хотят полностью изолировать Сох и говорят, что будут стоять до последнего.

"Власть показала свою слабость и заставила людей страдать", - говорит Кожоков. - Люди сейчас вышли и взяли в блокаду анклав Сох. Хотя властями пропуск закрыт, люди просто уже не верят властям и стоят сами. Дежурят [добровольно]".

В такой тяжелой атмосфере подобные требования людей игнорируют потребности другой стороны. Исмаилов полагает, что лидеры местного уровня уже больше не в силах улаживать такие споры, пока за дело не возьмутся на уровне центральный властей.

"Местные власти [двух государств] в течение многих лет встречаются, но потом мы видим, что инциденты повторяются и часто с летальным исходом", - говорит он.



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir