rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Конфликт в Ворухе: кому выгоден приграничный очаг напряженности?

22 июля в 17:20 на кыргызско-таджикском участке гоcграницы произошел очередной инцидент, закончившийся жертвами среди местных жителей. Согласно информации Государственной погранслужбы КР, причиной конфликта послужила установка флагштока жителями села Ворух (РТ) на въезде в село.

Об экономической ситуации Кыргызстана: крокодил не ловится, не растет кокос

Как ни прискорбно это отмечать, но экономика Кыргызстана находится в состоянии стагнации, причем стабильной вот уже почти полтора десятка лет.

Атамбаев-2019: из политика в уголовника

События, произошедшие 7 августа в селе Кой-Таш, породили множество мифов и еще раз подчеркнули ряд проблем. Остановимся на некоторых из них.

Политика

Предстоящий год для парламента станет переломным

Руководитель аналитического консорциума «Перспектива» Валентин Богатырев анализирует текущую ситуацию и перспективы главного законодательного органа Кыргызстана.

Политические мифы не менее устойчивы. И потому всеобщим ожиданием на следующий год является наш национальный апокалипсис в специфическом для нас виде – приходе новой власти.

Заряженный на такое развитие событий политический ум легко находит признаки предстоящих катаклизмов и основания, которые делают их неизбежными.

Судите сами. Президент, кажется, едва-едва удерживает контроль над ситуацией. Это и понятно. Стратегия политического лавирования опасна тем, что порождает необходимые для нее конфликты сторон, которые, в свою очередь поднимают политическую энергетику, накал страстей.

И вот уже центробежные силы становятся настолько мощными, что грозят разносом всей этой конструкции, которую выстроила и удерживает власть. Бой без правил, в котором свели «Ата-Мекен» и «Республику», и целью которого было, если не уничтожить, то ослабить обеих, приводит к некоторому, не просчитанному президентскими консультантами, результату. Обе, уже казалось бы развалившиеся, партии получили мощный мобилизующий импульс, который вернул «Ата Мекену» почти что былую электоральную поддержку, а выпавшему из обоймы власти отряду «республиканцев» позволил не кануть в небытие, как это должно было быть, а набрать столько голосов, словно их лидер и не уходил с премьерского поста. Срочная операция по имплантации «Замандаша» нисколько не укрепила позиции СДПК. Все с большим удивлением взирают на этот политический имплантат и гадают о том, как быстро произойдет его отторжение или слияние с партией власти.

Вообще говоря, столь любимая в определенном возрасте игра с мыльными пузырями, затеянная Омурбеком Текебаевым как план создания кыргызской партийной системы, вызывала бы снисходительную улыбку, если бы не те эффекты, которые она вызывает в кыргызском обществе, и не те последствия, которыми она чревата.

Уже не первый раз наши политические продюсеры пытаются создать три-четыре партии, которые бы образовали костяк политической системы. Это впервые было реализовано в первой половине девяностых, а затем повторялось неоднократно во все более примитивных формах. Закончилось все, как мы помним, с бакиевской простотой – тотальным «Ак Жолом». И это не по известной констатации, что какую бы партийную систему мы не строили, получается КПСС. Вся беда в том, что партийное строительство, равно как и государственное, конституционное, рыночно-экономическое, у нас ведется так же, как делается «Замандаш»: в формате искусственного имплантата. Нет демократии – имплантируем парламентаризм, нет рынка – развалим крупные сельские хозяйства, введем фермерство, нет гражданского общества – создадим ОНС.

Все беда в том, что мы имеем дело с социализмом. Не как с привлекательным образом будущего, социальной утопией, играющей важную роль в мотивации развития, а как с образом мышления и действия большевизма. Уверенность в том, что ты подобен Всевышнему и можешь перекроить мир, страну, политическую систему так, как, по твоему, надо – это философия всех провальных проектов человечества. Потом получаются Чернобыли, развалившиеся СССР и тому подобное. Есть немало оснований опасаться, что Кыргызстану грозит судьба политического Чернобыля.

К тому же – алеет Юг. После схода с политического Олимпа группы ставших уже одиозными южных политиков и провала позиционировавшегося как партия южан «Ата Журта», провала, который был ясен еще в начале этого года и подтвердился на последних выборах, образовался мощный запрос на политическое представительство Юга.

Попытки СДПК- «Замандаша» и «Республики» сделать вид, что на юге избирают их представителей в органы местной власти, кажутся убедительными только для наивных лидеров этих партий и для те, кто не представляет, что на самом деле происходит.

Южане очень быстро и по-своему научились правилам игры под названием «политические партии». Если хотят бишкекские платить деньги за название партии, почему нет. Поддержим и тех, и других, и третьих. Ну не хочет никто в Баткене поддерживать СДПК, несмотря на влиятельного теперь земляка под боком у президента, да и исторические корни самого Атамбаева. Очень хорошо, голосуйте за «Замандаш». Но всем понятно, что результат, в конце концов, будет один. В решающую минуту эти новоиспеченные сдпковцы, республиканцы, замандашевцы проголосуют так, как это было в Оше – за своего, за реально влиятельного местного лидера.

Сейчас на юге сложилась такая ситуация, что нужно новое политическое представительство. Потому и успех у «Улуттар Биримдиги», у «Онугуу партиясы» Это партии возможных новых лидеров юга.

У власти есть два политических сценария в отношении юга. Один из них - продолжать опираться на политически малоавторитетных чиновников-южан в надежде на то, что рано или поздно юг смирится с существующим положением дел. Но тогда очевидно, что уже в ближайшее время придется столкнуться с новой оппозицией юга. И это будет реальная, а не шоуменская оппозиция, которая легко соберет вокруг себя если не всех, то большинство южан. Я бы не пожелал президенту такого оппонента, особенно в ситуации, когда есть и другая реальная оппозиционная группа – таласская. Нет ничего невероятного в том, что они договорятся друг с другом, поскольку есть, по крайней мере, одна очень заманчивая общая цель – досрочные выборы в Жогорку Кенеш.

Второй сценарий - выстраивать партнерские отношения с новыми политическими силами. Он имеет немало привлекательных сторон. Можно забыть о Ташиеве, Кельдибекове, Мадумарове. Можно, при грамотной политике, снова вернуть юг в единую страну. Можно получить сильного союзника в противостоянии всем тем, кто недоволен властью сегодня и будет недоволен завтра. И далеко немаловажное – можно как-то пройти предстоящий год, который для власти будет очень тяжелым по экономическим причинам.

Таким образом, проблема юга продолжает оставаться в числе самых больших угроз для устойчивости власти. И как она будет решена в предстоящем году – это очень важный вопрос. Во всяком случае, здесь немало пищи для апокалипсических прогнозов на 2013 год.

Есть все основания полагать, что предстоящий год будет переломным в судьбе кыргызского парламента. Я бы даже сказал жестче: если нынешний состав Жогорку Кенеша переживет 2013 год, то тогда он доработает до конца своего срока.

Собственно говоря, причин неустойчивости парламента всего две.

Прежде всего – это ситуация в самом Жогорку Кенеше. И дело вовсе не в том, что неустойчива нынешняя коалиция. Угрозы некоторых представителей фракции «Ар-Намыс» о выходе из коалиции не производят никакого впечатления. По той простой причине, что нет никакой проблемы с формированием другой коалиции, без «Ар-Намыса». Желающих хватает. Более того, нельзя не согласиться с тем, что президент в любую минуту может создать коалицию из всех пяти фракций. Это премьер-министру и членам правительства есть чего бояться, но это только их проблемы.

Реальная же проблема Жогорку Кенеша в том, что парламент окончательно потерял свой функциональный и организационно-структурный смысл. То есть его реальный вид все больше расходится с конституционным статусом. Ни спикер, что правильно, ни Совет коалиционного большинства, что непонятно, ни фракции и комитеты, что недопустимо, не порождают и не обеспечивают того, что называется парламентской политикой. По сути дела парламент стал полностью подобен тому, за что борются сторонники национальных традиций – курултаю. Но в самой худшей его форме.

Если бы Жогорку Кенеш обладал самосознанием, он бы уже, конечно, самораспустился. Хотя и это делать сейчас бесполезно, потому что на смену придет ровно такой же парламент.

Вторая же причина неустойчивости Жогорку Кенеша – его недостаточная легитимность. Она определяется двумя обстоятельствами. Во-первых, за нынешних депутатов проголосовало меньше половины избирателей. Конечно, на фоне Бишкекского городского кенеша это неплохо, но, тем не менее, большинство населения не считает Жогорку Кенеш авторитетным представителем народа.

Ну и потом, и это, во-вторых, существует очень много внепарламентских сил, обладающих достаточным влиянием, чтобы требовать своего участия в Жогорку Кенеше. Задуманный как площадка для конкуренции политических сил, парламент, в силу способа формирования списков депутатов, не может выполнять эту роль. Там собрана лишь часть и, как все больше выясняется, далеко не лучшая кыргызской политической элиты. Вдобавок, парламент практически никак не представляет интересы регионов.

Как следствие, мы видим, что постепенно формируется внепарламентская политическая среда такой мощности, что она вполне может превысить политический ресурс Жогорку Кенеша. А если произойдет объединение этих внесистемных политиков с той частью парламента, которая оказалась отодвинутой от парламентского пирога, то дни Жогорку Кенеша будут сочтены. Уже сегодня в парламенте достаточно недовольных, чтобы заблокировать его работу. Им не хватает только уверенности, что они попадут в следующий состав, что легко исправимо.

О правительстве не стоит и говорить. Уже всем понятно, что стабильных правительств у нас в ближайшие годы не будет. И это нормально, и никого, кроме самого правительства, уже не беспокоит. В стране уже сложилось мнение, что чем меньше работает правительство, чем больше оно занято собственными реорганизациями и переназначениями, тем лучше для всех. По крайне мере, можно спокойно поработать. Чиновники пусть меняются, лишь бы только правила не меняли.

Частая смена правительства создает хорошие возможности довести, наконец, до логического завершения реформу государственного управления. Стоило бы поддержать желание Жанторо Сатыбалдиева поменять структуру правительства, если только он сможет предложить реальную, а не косметическую реорганизацию. Заявление мэра Оша Мелиса Мырзакматова о необходимости ликвидировать Министерство сельского хозяйства встречено с таким горячим одобрением, что любые, самые радикальные шаги президента, коалиции большинства по реорганизации государственного аппарата будут восприняты обществом с большим удовлетворением. Предстоящий год мог бы стать переломным и в переходе, наконец, к соразмерному нашим масштабам управления и нашим возможностям государственному аппарату.

Конечно, для многочисленных пожирателей бюджета, это будет концом света. Но, может быть, пора? Майя, все же, были умными ребятами.

Ну и вообще, даже без этих майя, цифра 2013 чем-то грозит. Невольно возникают нехорошие предчувствия.

Однако, если не жить в плену мифов и не делать бизнес на революциях, как многие наши политики, то предстоящий год объективно будет ничем не хуже нынешнего. Дефицит бюджета, рост цен, отсутствие электроэнергии – все это не новости для страны. Бекназаров, опять призывающий к революции – тоже не новость. Парламентские разборки – это вообще, если верить сторонникам парламентаризма, признак все более нарастающей демократии. Будем ждать, когда она у нас нарастет до такой степени, что какому-то более прыткому, чем Ташиев, политику удастся все-таки перелезть через забор. Вряд ли это так уж скоро произойдет, демократия - это все-таки, как сказала в свое время высокопоставленная американская дама, процесс. И этот процесс идет.

Будем ждать, что скажет, а главное, сделает Алмазбек Атамбаев.

Институт общественной политики.



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir