rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Игорь Шестаков: Мы участники глобального социального эксперимента

Многие мировые аналитики склоняются к тому, что после пандемии мир никогда не станет прежним и все должно поменяться. 

Пандемия тестирует прочность ЕАЭС?

Углубление мирового экономического кризиса, вызванного пандемией коронавируса, обращает вспять процессы глобализации, а также тестирует на прочность международные военно-политические альянсы и торгово-экономические объединения

Мурат Иманкулов: Попытка переписать подвиг 28 панфиловцев – это глумление над историей и народами

Попытка переписать и обесценить подвиг солдат Красной армии, в том числе подвиг панфиловцев под Москвой – это глумление над историей и народами, которые отдали своих сыновей ради общей Победы. Таким мнением с «Регион.kg» поделился заведующий лабораторией Кыргызской академии образования Мурат Иманкулов

pobeda75

pobeda75 2

Политика

ШОС: противоречия или консолидация?

shos

В центре внимания экспертов Форума проекта «Центральная Евразия» деятельность Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Станислав Притчин (Россия), научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН: в условиях глобального стремления США и их союзников к доминированию во всех уголках планеты за счет создания очагов нестабильности, либо путем военного и политического присутствия, альтернативные центры силы в лице КНР и совместные международные организации подобные ШОС приобретают все большую ценность и значимость для России. Показательно, что В.Путин отказался сразу же после инаугурации лететь в США на саммит G8, а спустя две недели во время своего участия в саммите ШОС в Пекине провел полноценные переговоры с руководством КНР.

С ростом напряженности вокруг Сирии и Ирана, развитием системы ПРО, потенциальным расширение сети военных объектов США и НАТО в Центральной Азии, позиции КНР и РФ будут сближаться. Возникнет необходимость координации усилий, проведения согласованной политики в регионе, выработки консолидированной позиции на международных площадках, прежде всего, Совете безопасности ООН. С другой стороны растущий экономический и политический вес самого Китая также несет в себе определенные вызовы и риски для России.

Игорь Шестаков (Кыргызстан), политолог, главный редактор аналитического ресурса «Регион.kg»: в больше степени ШОС воспринимается в экспертном сообществе, как клуб лидеров стран, где они ежегодно обмениваются мнениями по наиболее актуальным вопросам. Но говорить о том, что за более чем 10 лет своего существования этой организации удалось реализовать существенный и жизнеспособный региональный проект не приходится. Хотя изначально создавалось впечатление, что ШОС может стать партнером ОДКБ по укреплению безопасности южных рубежей СНГ и особенно на афганском направление. Но инициативы укрепления военно-политического взаимодействия стран-участниц в основном исходили от российского руководства.

В свою очередь, официальный Пекин демонстрирует, что ШОС, прежде всего, является для Китая инструментом продвижения своих экономических интересов на постсоветском пространстве. Роль и значение стран Центральной Азии в этом межгосударственном проекте выглядит исключительно формальным. Активные экономические контакты Китая с властью и элитами тех же Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана демонстрируют, что официальный Пекин продвигает свои торгово-экономические взаимоотношения в рамках двухстороннего формата. Желание координировать свои внешнеэкономические приоритеты в Центральной Азии совместно с Россией в рамках ШОС со стороны китайского руководства не видно. Примером этому являются проекты по строительству железной дороги «Китай-Кыргызстан-Узбекистан» и обсуждаемая идея по строительству нефтепровода «Казахстан-Кыргызстан-Китай».

ШОС так и не продемонстрировал, что готов выступать в качестве миротворца в разрешение региональных конфликтов различного характера. В целом, пока не видно реальных механизмов, которые бы сделали чисто формально-бюрократическую деятельность ШОС реальной и конструктивной.

Али Абасов (Азербайджан), профессор, заведующий отделом Института философии, социологии и права Национальной Академии наук: хотя провозглашенными задачами ШОС являются укрепление стабильности и безопасности в регионе и пограничных с ним областях, борьба с терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом, наркотрафиком, налаживание экономического, научного и культурного сотрудничества, ясно, что главная цель – взять регион под полный контроль ШОС, исключающий вмешательство других государств, в первую очередь США. Эту цель преследуют главным образом КНР и РФ, кровно заинтересованные в разрушении последних бастионов монополярного мира.

Это совпадение интересов двух государств отнюдь не препятствует существованию между ними достаточно серьезных противоречий, главное из которых – признанное лидерство в ШОС. По сути дела, ранее большая часть пространства объединенного сейчас в ШОС (в том числе во многом и сам Китай), находилось под эксклюзивным геополитическим влиянием СССР. Сейчас же, совершенно очевидно, что КНР последовательно «осваивает» этот пространство с целью установления своей гегемонии.

Интересно отметить, что третий участник этой геополитической игры – Казахстан, значительно уступающий по мощи России и Китаю, в сложившихся условиях вполне может стать равноправным партнером, а то и третейским судьей между КНР и РФ, способным сглаживать возникающие противоречия при условии соблюдения собственных интересов.

Совсем недавно в Пекине прошел очередной саммит Шанхайской организации сотрудничества, вновь продемонстрировавший существующие противоречия. Так и не был принят документ, формулирующий будущее организации, та же участь постигла проекты создания банка развития, специального счета ШОС и зоны свободной торговли. Все эти проекты КНР предлагала финансировать из собственных средств, что в конце концов привело бы к «юанизации» ШОС и усиления зависимости остальных государств от финансовой стратегии Китая.

КНР глубоко интегрированная в мировую финансовую систему, ловко уходящая от требований США повысить курс юаня, начинающая масштабно внедряться на финансовый рынок Европейского Союза, может не торопиться установить окончательную гегемонию в ШОС, в то время, как РФ предстоит решить нелегкую дилемму: смириться с амбициями Китая или же безучастно наблюдать, как это государство на основе двусторонних отношений будет наращивать свое влияние среди других участников ШОС – пока еще стратегических партнеров России.

Возможным вариантом трансформации ситуации могло бы стать расширение ШОС за счет Индии, Ирана, Пакистана и, возможно, Турции, трансформация организации в заявленный В.Путиным «Евразийский Союз», однако и в этом случае будут возникать новые проблемы, формированием которых, кроме всех прочих, займутся США и ЕС. Еще один путь – регулировать темпы развития ШОС и БРИК, стремясь сдерживать экспансию Китая. Наконец, можно укреплять и расширять Таможенный союз, обозначив в нем гегемонию РФ. Правда, здесь также пока малоутешительные результаты. Так, совсем недавно Азербайджан и Узбекистан заявили о решении не вступать в эту организацию. С другой стороны, о желании присоединиться к Таможенному союзу заявили некоторые другие страны, включая Кыргызстан и Молдову.

Гули Юлдашева (Узбекистан), доктор политических наук: очевидно, что Китай заинтересован, прежде всего, в собственном геополитическом и экономическом усилении. Однако в условиях все возрастающих глобальных угроз безопасности, включая с территории Ближнего Востока и зоны Афганистан-Пакистан, переключения внимания на невоенные средства урегулирования конфликтных ситуаций, и необходимости реализации долгосрочных задач развития Афганистана и всего евразийского пространства, ШОС может играть важную роль.

В частности, ШОС может выступать выразителем международного общественного мнения по общим международным проблемам, играть роль морального ограничителя в международной сфере. Так, в рамках ШОС успешно обсуждаются общие позиции государств-членов Организации в отношении Ирана, Афганистана и т.д. В частности, решено, что вопрос о приеме Ирана в ряды ШОС будет решаться только после снятия международных санкций, т.к. в положении ШОС о порядке приема новых членов сформулирован соответствующий для подобных случаев набор критериев.

Кроме того, ШОС может способствовать экономическому развитию региона путем законодательного обеспечения взаимовыгодного ведения международного бизнеса, применения рычагов контроля над выполнением принятых сторонами обязательств, что соответствует и может дополнить принятые 8 июля с.г. в Токио условия рамочных соглашений по взаимоконтролю международного сообщества – участниц пост-конфликтного урегулирования афганской ситуации. Особенно важно в этом плане обеспечение сотрудничества в многосторонних трансъевроазиатских транспортных коридорах и энергетических проектах, включая Афганистан и Пакистан. Тем более, что вопросы энергетики и энергетического транзита являются одними из наиболее важных в ШОС и Китай не дремлет: на севере Афганистана 24 июня ранее запланированного срока запущен первый нефтяной проект в этой стране.

Предпочтительность многосторонних проектов в ШОС при этом объясняется тем, что в них можно создать систему сдержек и противовесов, потенциальные условия для формирования приемлемого для всех баланса экономических интересов стран-участниц, что будет сдерживать возможные амбиции той или иной стороны. Доминирование многосторонних проектов в рамках ШОС позволит таким образом избежать перехода в режим «жесткой конкуренции».

Владимир Парамонов руководитель проекта «Центральная Евразия»: спасибо дорогие коллеги за Ваши оценки. Среди них есть как пессимистические, так и оптимистические. Время покажет правоту как одних, так и других. Пока же, на мой взгляд, у той же ШОС еще есть время доказать свою жизнеспособность, если конечно будут предложены и реализованы на практике варианты политики по дальнейшей гармонизации отношений и снижения конфликтов интересов в рамках Организации. Одним из важных инструментов этого может и должен стать аналитический/исследовательский компонент, предполагающий масштабное сотрудничество экспертов стран-членов ШОС в рамках различных исследовательских проектов по ключевым вопросам развития Организации. До тех пор, пока данное сотрудничество практически отсутствует в деятельности ШОС, я больше склонен согласиться с оценками тех из наших коллег, которые смотрят на будущее Организации с пессимизмом, указывают на снижающуюся ценность и роль ШОС как многостороннего института сотрудничества/интеграции.

«Центральная Евразия»



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir