rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Игорь Шестаков: Мы участники глобального социального эксперимента

Многие мировые аналитики склоняются к тому, что после пандемии мир никогда не станет прежним и все должно поменяться. 

Пандемия тестирует прочность ЕАЭС?

Углубление мирового экономического кризиса, вызванного пандемией коронавируса, обращает вспять процессы глобализации, а также тестирует на прочность международные военно-политические альянсы и торгово-экономические объединения

Мурат Иманкулов: Попытка переписать подвиг 28 панфиловцев – это глумление над историей и народами

Попытка переписать и обесценить подвиг солдат Красной армии, в том числе подвиг панфиловцев под Москвой – это глумление над историей и народами, которые отдали своих сыновей ради общей Победы. Таким мнением с «Регион.kg» поделился заведующий лабораторией Кыргызской академии образования Мурат Иманкулов

pobeda75

pobeda75 2

Политика

Кыргызстану нужно бежать в Евразийский союз

 kar

Вступление Кыргызстана в Таможенный и Евразийский союзы продолжает оставаться актуальной темой. В ходе состоявшегося по инициативе Фонда «Евразийцы – новая волна» круглого стола на тему интеграционных процессов, экс - глава МИД, директор Форсайт центра "Barometer.kg" Эднан Карабаев дал в своем докладе прогнозы о том, что ожидает Кыргызстан в этих межгосударственных объединениях.

- Новый геополитический путь России, призванный вывести ее на качественно новый уровень позиционирования себя в мировом пространстве требует прирастания Центральной Азией, где сегодня только Казахстан четко обозначил поддержку российской инициативе. А на фоне выхода Узбекистана из ОДКБ решение нашей республики, с кем быть, принимает принципиально новое значение. И дело здесь вовсе не в наших экономических возможностях, а в обеспечении безопасности рубежей новой геополитической и геоэкономической структуры.

Но мнения о вхождении Кыргызстана все еще остаются полярными и разноформатными. Безусловно, непререкаемым является факт, что Таможенный союз – серьезная и глубокая форма интеграции. Все таки начало объединению было положено еще в 1992 году, когда был образован Таможенный союз. Именно он дал начало ЕврАзЭС. Главными целями стали снижение таможенных пошлин, проведение единой внешнеэкономической политики и формирование общего рынка.

В ЕврАзЭС вошло пять стран – Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан. Узбекистан присоединился в 2006 и приостановил членство через два года, аргументировав это малой эффективностью организации. Украина и Молдова участвуют как ассоциированные члены, равно как и Армения.

ТС существовал восемь лет, в 2000 году по инициативе России на его основе создано Евразийское Экономическое сообщество. С 2006 года в рамках ЕврАзЭС принимается решение, продолжить работу по Таможенному союзу с учетом наработок Единого экономического пространства. А еще через год Россия, Казахстан и Беларусь принимают концепцию по формированию Таможенного союза за три года. Итак, с января нынешнего года ТС начал работу.

Все это я привел для наглядности – вопрос о Таможенном союзе для Кыргызстана стоит уже давно. Можно сказать с 2000 года, когда в договорную базу новой международной организации постсоветских государств был заложен ТС. И все эти годы данный вопрос не становился краеугольным камнем, даже больше, как сегодня, – не был единственным шансом на выживание для нашей республики ни для прошлых правителей, ни для оппозиции, прорвавшейся сейчас во власть. Хотя в то время и экономика была получше, и население только стояло на грани нищеты, а не окунулось в эту нищету с головой. Так получилось, в то время когда остальные страны готовили нормативную базу, укрепляли экономику, мы занимались политикой и писали конституции. В результате – в один Таможенный союз мы уже вошли, во второй рвемся.

Да, по экспертным оценкам, в результате присоединения Кыргызстана к ТС экспортный потенциал может вырасти на 25%. Да, вырастет объем пошлин по отношению к бюджетным доходам. Значительно может повысить качество выпускаемой под кыргызскими брэндами продукции. Есть возможность поднять аграрный сектор. Но это перспектива, причем не 2015 года, когда планируется объявить создание уже Евразийского Союза, а, как минимум, 2017-2018 годов.

Но до этого времени, даже взяв жесткий курс на интеграцию, нам придется пережить достаточно тяжелую пятилетку. Кстати, вступление в ВТО наглядно демонстрирует, к чему приводит политика «бежать впереди паровоза». Приведу факты:

• из-за поспешного вступления не были проработаны условия присоединения, в результате мы взяли на себя обязательства развитой страны (ничего не напоминает на фоне развитых экономик Казахстана или России?);

• мы присоединились ко многим необязательным соглашениям, что снизило уровень защиты нашего рынка;

• ухудшились отношения с рядом торговых партнеров (кстати, сегодня Кыргызстан торгует более, чем со ста государствами, количество желающих сотрудничать на новых условиях может измениться);

• ВТО не принесла роста иностранных инвестиций, потому что распределение инвестиций зависит не от нашего желания, а от нашей конкурентоспособности.

Что же мы имеем сегодня? Страну, зависящую на 95% от импортных поставок для удовлетворения внутренних потребительских нужд. Сегодня мы не можем конкурировать даже с бывшими советскими республиками на рынке товаров с высокой добавленной стоимостью. На развитие этого рынка те же Россия и Казахстан вкладывают миллиардные инвестиции. И этому производству нужен беспошлинный рынок сбыта, в том числе и наш.

Наше производство – преимущественно текстильная промышленность, зависящая от поставок сырья из Китая и Турции. Теперь представьте, к чему приведет непродуманное повышение пошлин в рамках Таможенного Союза. Если сегодня средняя ставка таможенных пошлин в Кыргызстане 5,1%, то в ТамСоюзе она равна 10,6%. Вот и придется нам повысить ставки в два раза. Да и по новым условиям ставка будет взиматься не от веса, как сегодня, а от цены. Конечно, есть вариант, что будущие союзники согласятся уменьшить для нас средние ставки. Но пока это только «если», поскольку наш товарооборот никого особо не интересует, а с ростом себестоимости тем более не будет интересовать.

Так же как и поставляемый из Китая реэкспорт. Об этом уже говорят цифры: более 400 миллионов налогов от крупных базаров в 2009, чуть больше 300 миллионов – в прошлом году. С начала года объемы продаж упали вдвое. При этом у нас доля Китая в импорте официально 20%, реально – 70%. Заметили разницу между официально и реально?

Китай экспортирует к нам товары на 5 миллиардов долларов, а наша таможня дает цифру в 600 миллионов долларов. И если разница в 4 миллиарда честно уходит на реэкспорт, то нам тем более стоит задуматься, на что будем жить.

Ведь нынешний Кыргызстан – это не ориентированное на экспорт производство, а экспорт и реэкспорт сырья. Уже сегодня, по некоторым оценкам, ежедневно до 700 тонн бензина провозят контрабандой через нас из Казахстана в Таджикистан. Кстати, в ответ в страны ТС провозят контрабандой овощи из Узбекистана. Представьте только, что эта контрабанда продуктов, оружия и наркотиков будет в десятки раз усилена китайскими товарами.

Я привел этот пример как показатель нашего отношения к собственной экономике. К сожалению, двадцатилетний опыт Кыргызстана не может похвастать удачным членством в каком-либо международном сообществе. Мы сначала вступаем, а потом думаем, как избежать максимальных потерь. Потому что рассматриваем любое сотрудничество с точки зрения сиюминутного пребывания в кресле. Стратегическое видение на пять-десять лет в Кыргызстане существует только на бумаге, только в теории. Дайте денег сегодня, а через двадцать лет можете делать, что угодно.

Лично для меня не стоит вопрос, вступать или не вступать в Таможенный и Евразийский союзы. Нашей стране просто бежать туда необходимо, но опять-таки не сломя голову, а с мешком преференций за плечами. Потому что повышение таможенных пошлин скажется на внутренней ситуации в стране, где последние два года ни дня не проходит без митингов, а перекрывание дорог стало и формой выживания, и инструментом политического авантюризма очередного кандидата на денежный ручеек. Но подобное повышение тарифов в стране с революцией в голове даже в перспективе звучит довольно пугающе.

К примеру, 10%-ная пошлина. По оценке независимых исследователей, цены, скажем, на лекарства могут вырасти на 10%, на электронику – на 30%, а на некоторые другие товары – до 100%. При этом часть товаров придется заменить на товары, производимые в странах Таможенного союза. С другой стороны, безусловно, плюс – дешевые ГСМ. Правда, пока с ГСМ связан только рост контрабанды на границе.

Кроме того, давайте скажем честно, Таможенный союз при всей его привлекательности – это еще и протекционизм. Пока мы сохранили капли экономической независимости. Но со слабой государственной системой и борьбой очередных претендентов на президентство в Кыргызстане, мы будем постоянно играть по чужим правилам и на чужом поле. Потому что все решения в сфере внешней торговли в Таможенном союзе принимает тот, у кого почти 60% голосов. И это правильно, ведь в России и Казахстане построен государственно-монополитический капитализм, который продвигают такие акулы, как «Газпром». И что сможем противопоставить мы с нашим огородно-цеховым бизнесом?

Причем, здесь во многом играет роль даже не величина производства, а сама экономическая модель развития. У нас она слабо представлена частно-государственным партнерством, в отличие от стран ТС с государственно-частным сотрудничеством. Кстати, таможенные пошлины будут собираться в России и уже оттуда распределяться согласно выработанным коэффициентам. Наша доля, насколько я слышал экономические оценки, составит 0,67%-3,27%.

Показателен пример Беларуси, истоки экономического кризиса которой многие эксперты видят именно в ее вхождении в ТС, точнее в неготовности к этому вхождению. Белорусская экономическая система имеет значительные отличия от «коллег по цеху». Ведь ввозные пошлины оказались не совсем выгодны белорусской экономике, в результате – дефицит бюджета. Мы свой бюджетный дефицит уже имеем и не представляем, чем будем закрывать. Ведь в такой ситуации действенным механизмом является продажа предприятий. Но наш единственный несчастный «Дастан» мы итак уже всем пообещали...

Кстати, наше вступление будет дорого стоить не только нам, но и будущим партнерам. Причем, почти также дорого, как и наш отказ. Сегодня поддержку российским интересам в Центральной Азии в принципе оказывает только Казахстан. Как я уже говорил в начале, Узбекистан всегда то приостанавливал, то возобновлял членство в различных структурах на пространстве СНГ в зависимости от существующих задач. Таджикистан начал новую игру вокруг российской базы. Туркменистан – официально нейтральное государство, без лишней мишуры продвигающее экономические интересы. Но центрально-азиатская поддержка России необходима, и мы это знаем

Лично я вижу в этом только минус, потому что как только в Кыргызстане видят возможность маневра, начинается игра. Причем, как говорится, танцуют все. И нынешняя властвующая элита, и оппозиция, которая уже готовится на выборы. Каждая политическая сила ищет поддержки Москвы, а значит, играет на вступлении или отказе от евразийской инициативы Кремля. Дезинтеграция внутри страны только усиливается.

Хотя идея интеграции в Евразийский союз, возвращение в единое пространство, причем уже не в постсоветское, а качественно новое может стать объединяющей и для Кыргызстана. К сожалению, за двадцать лет в стране деградировало само понятие «национальная идеология». Нет прогрессивной, объединяющей идеи, есть очень много средневеково-традиционного, которое, к сожалению, раскалывает Кыргызстан даже не по национальному признаку, а на роды и кланы. И возможно, эта интеграция в большой союз, поможет нам сохранить единство страны. Тем более что сотни тысяч кыргызстанцев уже работают в Евразийском союзе. В связи с этим актуальна инициатива партии «Замандаш-Современник» о формировании «Союза евразийских народов Кыргызстана».

И поэтому я бы назвал главным возможным плюсом от нашего вступления в евразийское пространство не экономическую составляющую, а политическую. Поскольку Кыргызстан зависим от внешнего фактора, и внутренняя стабильность контролируется извне, то необходимо выбрать внешнюю среду с минимальным отрицательным воздействием. Но опять-таки сделать это осознанно. И здесь большое значение имеет, как это будет подано обществу. Как навязанное извне решение, принятое при силовом давлении, чтобы общество возненавидело будущих партнеров. Как способ уничтожения национальной составляющей или нашей независимости. Как возможность экономически встать на ноги или В общем, вариантов много, все зависит от готовности общества и политических элит.



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir