rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Русский и кыргызский: нужно ли Кыргызстану выбирать один из них?

Почему русский язык должен сохранять официальный статус и какие выгоды получает Кыргызстан, закрепив его статус в Конституции? На эти и другие вопросы ответили участники онлайн конференции: «Значение русского языка в современном развитии, в экономическом и образовательном сотрудничестве Кыргызстана с Россией и странами СНГ», организованной Клубом региональных экспертов КР «Пикир».

Кыргызстанцы проголосовали за президентскую республику и Садыра Жапарова

Референдум по форме правления признан состоявшимся, в соответствии с законодательством, для этого достаточно 30-процентной явки избирателей. Сегодня же в голосовании приняли участие около 33 процентов кыргызстанцев, из которых более 81 процента отдали предпочтение президентской форме правления, за парламентскую проголосовали 10,66 процента.

США не поздравили Садыра Жапарова с избранием на пост президента

Посольство США в КР распространило заявление, в котором говорится, что «Соединенные Штаты Америки признают Садыра Жапарова избранным президентом Кыргызской Республики», однако не смотря на нормы дипломатического этикета, дипмиссия с этим событием его не поздравила.

oy-ordo

881

Политика

Когда Запад лает, а Восток идет

20-05-val

До начала 2022 года отношения России и стран Центральной Азии (ЦА) напоминали неторопливое движение каравана под полуденным солнцем

После январской попытки госпереворота в Казахстане всю дремоту как рукой сняло, а начавшаяся 24 февраля спецоперация России на Украине поставила многих бывших соседей по Советскому Союзу перед необходимостью определиться со своим отношением к происходящему. На том же настаивают и многочисленные западные эмиссары, зачастившие в центральноазиатский регион (о чем мы уже рассказывали). После празднования Дня Победы 9 мая, ставшего своеобразной проверкой для государств ЦА, пришло время сделать ход и российской стороне. Очередное заседание Совета министров иностранных дел СНГ 13 мая в Душанбе и юбилейный саммит Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) 16 мая в Москве стали хорошей возможностью сверить позиции.

По ком звонят валдайские колокольчики?

На этом фоне 17–18 мая в Нижнем Новгороде проходила II Центральноазиатская конференция Международного дискуссионного клуба «Валдай» с красноречивым названием «Россия — Центральная Азия: сотрудничество и развитие в условиях нестабильности». В работе форума приняли участие около 40 экспертов из 9 стран: России, Индии, Ирана, Казахстана, Киргизии, Китая, Пакистана, Таджикистана и Узбекистана.

Напомним, что первая подобная конференция, озаглавленная «Россия и Центральная Азия перед вызовами нового мира — совместный путь в будущее», состоялась 20–21 мая прошлого года в Казани. Тогда в центре внимания участников дискуссий было обсуждение влияния пандемии коронавируса на страны региона, меры по поддержке безопасности (в первую очередь в связи с ситуацией в Афганистане) и изменение баланса сил в мировой экономике в сторону Китая, открывающее для стран ЦА и России новые окна возможностей.

Лейтмотив второго форума в своем вступительном слове заместитель министра иностранных дел России Андрей Руденко обозначил как вызовы и угрозы, с которыми столкнулась Россия после 24 февраля, и их влияние на ее взаимоотношения со странами ЦА.

«Я думаю, это объективный процесс, что позиция государств региона может различаться, тем не менее, несмотря на возникшие риски и проблемы, у нас существуют и возможности, — отметил Андрей Юрьевич. — Например, возможность сделать кардинальный разворот на Восток, в сторону перспективных рынков, на более широкое сотрудничество с Китаем. Из любой трудной ситуации необходимо извлекать выгоду и, я думаю, именно по такому пути мы и пойдем. Внешняя политика России, которая у нас была принята, видимо, должна быть скорректирована в связи с происходящими процессами. Это уже делается, и я уверен, что в новой концепции Центральная Азия продолжит занимать свое достойное привилегированное место».

В чем суть этой «привилегированности» сам же Руденко и пояснил с помощью убедительных цифр и фактов. Россия занимает позицию крупнейшего инвестора в регионе: накопленные российские инвестиции в страны ЦА за период с 2010 по 2021 годы составляют около 30,5 млрд долларов США. Взаимный товарооборот в 2021 году увеличился до 37 млрд долларов. Для стран региона Россия является крупнейшим донором: за 2008–2022 гг. им было оказано содействие в объеме, превышающем 6,2 млрд долларов.

Не менее важен во взаимоотношениях с государствами ЦА, по мнению замглавы МИД России, и «человеческий фактор».

«В Российской Федерации на постоянной основе находится более 4 млн граждан центральноазиатских государств, — отметил он. — Трудовыми мигрантами, по некоторым оценкам, создается около 8% валового внутреннего продукта России».

Около 160 000 граждан из государств ЦА ежегодно проходят обучение в вузах России. Из них 60 000 — за счет государственного бюджета РФ. В регионе полным ходом идет строительство за счет средств нашей страны школ с русским языком обучения.

«Интерес к русскому языку очень высок, в том числе в связи с миграционными потребностями, — пояснил Руденко. — Несмотря на определенные трудности, Россия широко представлена на рынке общеобразовательных услуг всех стран региона. В одном только Узбекистане открыто и работает свыше 15 филиалов российских вузов. В Таджикистане и Киргизии действуют Славянские университеты».

Обратной дороги нет

Высокую планку дискуссии, заданную Андреем Руденко, поддержал модератор первой в программе форума сессии «Геополитические вызовы и совместное развитие», директор по научной работе Фонда развития и поддержки Международного дискуссионного клуба «Валдай» Федор Лукьянов.

Он подчеркнул, что всем нам придется осознать невозможность возвращения к прежним, привычным за последние десятилетия формам существования международной политики. «Реальность изменилась необратимо», — убежден Лукьянов. И в такой ситуации главная задача участников дискуссионного клуба — не заниматься прогнозами, а попытаться найти оптимальные ответы на те вызовы и угрозы, которые возникли и могут возникнуть в перспективе для стран Центральной Азии и их партнеров.

С перечисления этих самых вызовов и угроз начал свое выступление директор Информационно-аналитического центра международных отношений при МИД Республики Узбекистан Данияр Курбанов. Он назвал четыре основных фактора, негативно влияющих на ситуацию в ЦА. Первый — это, несомненно, последствия пандемии коронавируса. Второй вызван высокой глобальной инфляцией, порождающей трудности в обеспечении энергетической и продовольственной безопасности стран региона. Особую тревогу у эксперта вызывает рост экстремизма, терроризм и увеличение наркотрафика. Последнее, на что обратил внимание Курбанов, — негативные последствия изменения климата, которые уже привели к тому, что потепление в Центральной Азии происходит быстрее, чем в среднем на планете.

Противостоять этой турбулентности, по мнению Курбанова, страны региона должны сообща, развивая сотрудничество с Россией и Китаем в рамках ШОС и на других площадках. «Важнейшее значение приобретает продвижение запущенного в 2017 году на международной конференции в Самарканде процесса регионального сближения стран Центральной Азии, — сказал он. — Главным его результатом стало кардинальное улучшение политического климата в регионе, формирование подлинного духа добрососедства». За пять последующих лет Узбекистан увеличил объем торговли со странами региона в 2,5 раза. Что касается России, то в минувшем году товарооборот с нашей страной, по словам выступавшего, составил 7,5 млрд долларов США, и в ближайших планах Ташкента нарастить его до 10 млрд.

Узбекского спикера поддержал присоединившийся к обсуждению по видеосвязи из Пекина исполнительный декан Института финансовых исследований «Чунъян» Китайского народного университета (RDCY) Ван Вэнь. Он привел данные Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) о том, что за период пандемии COVID-19 в мире умерло на 15 млн человек больше, чем в обычное время. Изменения климата ежегодно становится причиной гибели 5 млн человек на планете, а 2022 год, согласно прогнозу Национального управления атмосферных и океанических исследований (NOAA) США, грозит оказаться в списке десяти самых теплых лет за всю историю наблюдений. Глобальная инфляция, уровень которой в марте перешагнул 7–8%, может вызвать кризис более серьезный, чем кризис 2008 года в США и Европе. А в последнем докладе международного альянса «Глобальная сеть по борьбе с продовольственными кризисами» утверждается, что в минувшем году почти 200 млн человек на Земле пострадали от нехватки еды. Сегодня призрак голода навис над многими странами мира.

По мнению Ван Вэня, из-за беспрецедентных западных санкций против России мы столкнулись «с самой серьезной дилеммой развития за последние 70 лет». «Азиатизация» НАТО, выразившаяся в приглашении Японии и Южной Кореи на будущий саммит, по мнению китайского эксперта, вкупе с шестой волной расширения Североатлантического альянса за счет Швеции и Финляндии, подталкивают мир к третьей мировой войне.

Спокойствие, рационализм и переговоры, считает он, а не санкции или военное давление способны предотвратить дальнейшее ухудшение ситуации на планете и ее сползание к ядерному апокалипсису.

В отличие от китайского коллеги, заместитель директора Института философии, политологии и права им А. Баховаддинова Национальной академии наук Таджикистана Рустам Хайдаров был более категоричен в собственных оценках происходящего в мире и в Центральной Азии.

По его мнению, эра, когда Соединенные Штаты делали другим государством «предложение, от которого нельзя было отказаться», окончательно канула в Лету. «В 2022 году современная система международных отношений оптимизировалась и начала функционировать в формате трехполюсного мира с тремя гравитационными центрами: Россия, Китай и США», — убежден Хайдаров. Именно такая конфигурация позволит вывести мир на новый этап развития, придав экономическим и политическим отношениям необходимые долговременную устойчивость, гибкость и маневренность. Она открывает перед остальными странами планеты, по его мнению, три стратегии глобального цивилизационного развития и три абсолютно разные мировоззренческие основы. А всем сверхдержавам придется постоянно работать над своей политической, экономической и культурной привлекательностью.

Таджикский политолог напомнил, что на протяжении последних 30 лет после распада СССР страны коллективного Запада во главе с США культивировали на пространстве СНГ, особенно в Центральной Азии, различные движения, организации и идеологию антироссийского характера. «При этом западные спецслужбы не гнушались сотрудничеством с откровенно нацистскими группировками, религиозно-экстремистскими и террористическими движениями, — отмечает он. — Широко используются они и по сей день для воздействия на страны постсоветского пространства, пытающиеся вести внешнюю и внутреннюю политику исходя из национальных интересов».

США и их сателлиты преследует в Центральной Азии три основные цели, предостерегает Хайдаров. Первая — заставить страны региона отказаться от ориентации на Россию и в целом дистанцироваться от нее. Вторая — помещать китайскому проекту «Один пояс, один путь», в котором ЦА отводится ключевая роль. И, наконец, третья — путем угроз и санкций полностью переориентировать государства Центральной Азии на Запад, тем самым взяв их политику и экономику под свой тотальный контроль.

По мнению политолога, успеха коллективный Запад не добился и вряд ли добьется, потому что сохранению влияния России в ЦА способствует целый ряд объективных факторов. Во-первых, в регионе все еще сильны пророссийские настроения среди научно-технической и творческой интеллигенции, внутри политических и экономических элит. Во-вторых, при наличии устойчивых финансовых, научных, культурных и прочих связей, средний и крупный бизнес ориентирован на российское экономическое пространство. В-третьих, традиционно тесным остается военно-техническое сотрудничество оборонных ведомств. В-четвертых, стабильный доступ работоспособного населения к рынку труда в России. В-пятых, открытая возможность для молодежи посредством квот получать высшее образование в Российской Федерации. В-шестых, сохраняющийся интерес населения стран ЦА к русскому языку и русской культуре. Ну и не стоит забывать об опыте совместного проживания в Советском Союзе, от которого мы унаследовали общие памятные даты и праздники. Такие как День Победы 9 мая.

С тем, что все мы становимся свидетелями начала процесса глобальных перемен, согласен и Мухаммад Джавед, основатель и генеральный директор Pakistan House. Представитель Южной Азии, вобравшей в себя густонаселенные влиятельные страны (Индия, Пакистан и др.), за чью лояльность тоже идет нешуточная борьба, обратил внимание коллег на то, как с помощью медиафейков и гибридной войны США и Европа стремятся оболгать и запугать Россию. Для противостояния такому натиску, полагает он, надо активно использовать прежние альянсы и создавать новые. И формат «Центральна Азия плюс» как нельзя лучше подходит для этих целей.

Позицию Мухаммад Джаведа поддержал и доцент факультета мировых исследований Тегеранского университета Мехди Санаи, занимавший в 2013–2019 гг. должность Чрезвычайного и Полномочного посла Исламской Республики Иран (ИРИ) в России. Присоединившись к дискуссии в онлайн-формате, он подчеркнул актуальность поиска новых форм межгосударственного сотрудничества. Государствам Центральной Азии, по его мнению, надо больше ориентироваться на собственные интересы и региональную кооперацию с широким вовлечением в нее таких стран, как Китай, Россия, Пакистан и Иран. Тем более что у Тегерана, который с 2019 года является партнером ЕАЭС, а в минувшем — стал полноправным членом ШОС, накоплен огромный опыт существования под западными санкциями.

Резюмируя выступление Мехди Санаи и завершая первую сессию конференции, ее модератор Федор Лукьянов сообщил, что по информации, полученной от иранского посольства, в российский прокат скоро выйдет большое количество иранских фильмов и сериалов «с интересными сюжетами, простыми отношениями и богатыми костюмами».

Лукьянову же принадлежит, на мой взгляд, и одна из самых ярких и точных цитат первого дня конференции: «Мы привыкли из-за рудиментов колониального мышления рассматривать Центральную Азию, которая находится между большими державами и крупными интересами, как объект воздействия. Между тем у стран региона очень хорошие возможности для проведения самостоятельной политики именно по той причине, что там много интересов, но ни одна сила не может продавить свой в полной мере. Это идеальная ситуация».

https://media-mig.ru/industry/kogda-zapad-laet-a-vostok-idet-chast-i/



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir

media mig logo