rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Русский и кыргызский: нужно ли Кыргызстану выбирать один из них?

Почему русский язык должен сохранять официальный статус и какие выгоды получает Кыргызстан, закрепив его статус в Конституции? На эти и другие вопросы ответили участники онлайн конференции: «Значение русского языка в современном развитии, в экономическом и образовательном сотрудничестве Кыргызстана с Россией и странами СНГ», организованной Клубом региональных экспертов КР «Пикир».

Кыргызстанцы проголосовали за президентскую республику и Садыра Жапарова

Референдум по форме правления признан состоявшимся, в соответствии с законодательством, для этого достаточно 30-процентной явки избирателей. Сегодня же в голосовании приняли участие около 33 процентов кыргызстанцев, из которых более 81 процента отдали предпочтение президентской форме правления, за парламентскую проголосовали 10,66 процента.

США не поздравили Садыра Жапарова с избранием на пост президента

Посольство США в КР распространило заявление, в котором говорится, что «Соединенные Штаты Америки признают Садыра Жапарова избранным президентом Кыргызской Республики», однако не смотря на нормы дипломатического этикета, дипмиссия с этим событием его не поздравила.

oy-ordo

881

В центре внимания

Эльдар Алишеров: ЕАЭС открывает перед Кыргызстаном большие возможности

Alisherov-E-T

Кыргызстан, пережив в 2020 году самый кризисный период в своей новейшей истории, согласно официальной статистике, сейчас начал восстанавливать свою экономику. Об экономической ситуации, о роли интеграции, об экспортном и промышленном потенциале и многом другом в интервью «Регион.kg» рассказал замминистра экономики и коммерции КР Эльдар Алишеров.

«Регион.kg»: Прежде всего, хотелось бы узнать, какова реальная ситуация в нашей экономике?

- Кыргызстан, как и весь мир, проходит тяжелый период глобальной эпидемии, связанной с распространением COVID-19. Сейчас все страны занимаются постковидным восстановлением своих экономик. По итогам 2021 года рост нашей экономики составил 3,6%, хотя мы прогнозировали 3,2% роста. Это небольшая цифра, но она положительная, тем более, что в 2020 году у нас произошло проседание на 8,5%. Если в 2020 году ВВП составил 600 млрд сомов, то в 2021 году он увеличился на 123 млрд до 723 млрд сомов. Эти цифры могли быть выше, но в прошлом году у нас на 5% просело сельское хозяйство, и сфера строительства не достигла прогнозируемых показателей. Но в целом показатели не удручающие, они положительные, что дает нам возможность в текущем году сделать рывок.

По доходной части. В прошлом году мы собрали консолидированный бюджет свыше 300 млрд сомов, что при стагнации или рецессии экономики было бы не возможным. Безусловно, у нас сохраняются проблемы теневой экономики – многие резервы остаются в тени, но мы постепенно выводим их из тени, и именно за счет этих резервов мы и получили дополнительные доходы, которые были вложены в нашу экономику. Так, был открыто АО «ГП Кыргызиндустрия» с уставным капиталом 1 млрд сомов, практически до 100 млн доведены уставные капиталы наших банков, гарантийный фонд до 6,8 млрд пополнен. Мы открыли АО «Наследие кочевников» – это компания, которая будет заниматься недрами, в нее вложено почти 20 млрд сомов. Все эти механизмы дадут мультипликативный эффект. Т.е. мы эти средства не перераспределили и не проели, а вложили в рост экономики. Я бы не сказал, что у нас в экономике плачевная ситуация. Пандемию мы проходим так же, как и многие другие страны в ЕАЭС и в мире в целом.

«Регион.kg»: Расскажите подробнее о тех акционерных обществах, которые вы упомянули. Их уставной капитал – это 100% деньги нашего государства?

- Это собственные деньги нашего государства – наших налогоплательщиков, которые за счет дополнительных доходов мы получили, и которые мы будем вкладывать в развитие отечественных производственных мощностей, прежде всего, в секторе импортозамещения. Здесь самое главное не упустить эффективность их использования.

«Регион.kg»: По каким позициям планируется импортозамещение?

- На протяжении последних 10 лет мы гонялись за тенденцией экспортной ориентированности, деньги в это направление вкладывали, льготное финансирование давали под это. ВВП рассчитывается по следующей формуле: потребление + инвестиции + госинвестиции + экспорт и минус импорт, т.е. если +экспорт растет, растет и ВВП. Ориентируясь на эту формулу, мы в итоге получили проблему с продовольственной безопасностью, т.к. не учитывали, что выравнивать показатели ВВП можно не только за счет роста экспорта, но и за счет импортозамещения. На самом деле это даже более выгодный механизм, потому что при его использовании осваиваются собственные ресурсы, за счет чего расширяются возможности отечественного бизнеса удовлетворять спрос своего рынка, т.е. рынок сбыта уже готов, тогда как при экспортной ориентированности его нужно еще найти.

После того как функции Минпрома перешли к Министерству экономики и коммерции, мы начали проводить анализ, и к середине года у нас уже будет полная аналитическая информация, по каким направлениям мы готовы «заложить фундамент», т.е. начать работу по импортозамещению. Уже сейчас у нас подготовлено более 80 проектов с технико-экономическим обоснованием. Для реализации этих проектов и создано акционерное общество «Кыргызиндустрия», которое совместно с государственным агентством по развитию инвестиций, будет готовить для инвесторов, как внешних, так и внутренних предложения с упором именно на импортозамещение.

«Регион.kg»: Импортозамещение – это одно из ключевых направлений экономик, например, Белоруссии и Узбекистана, если я не ошибаюсь. Они сами производят практически все, что потребляют – от продуктов питания до автотранспорта...

- Вы правильно говорите, те страны, у которых после распада Советского союза был хороший промышленный потенциал и правильное руководство страны, не разрушившее советское наследие, они и дальше развиваются. Кыргызстан же, как мы знаем, пошел по другому пути – через PESAC, через приватизацию. Возможно, тогда для нашей страны это был вынужденный шаг, учитывая, что развал СССР привел и к разрушению всех экономических связей, т.е. выпускать продукцию, собирая детали по всему постсоветскому пространству, стало не выгодно, тем более нашей республике с ее достаточно скудным промышленным комплексом.

Кроме того, Кыргызстан одним из первых постсоветских стран вошел в ВТО – мы полностью открыли границы и обнулили пошлины, т.е. при диком капитализме отдали «на съедение волкам» свою промышленную часть.

«Регион.kg»: Т.е. вступление в ВТО было ошибкой?

- Я бы не сказал, что это было ошибкой. Потому что промышленная кооперация постсоветского пространства была обречена. Да, есть продукция, которая на мировом рынке была незаменима, например, продукция военно-промышленного комплекса, но конкурировать, допустим, с электротехникой развитых на тот момент «четырех азиатских тигров» было невозможно, тем более, что в 90-х годах мы потеряли научно-технический потенциал, потому что в него не вкладывались средства, а если нет научно-технического прогресса, нет и развития промышленности. Т.е. мы понимали, что наш промышленный сектор обречен, в связи с этим решение создать новый сектор, где люди могли бы работать и зарабатывать, это было правильное решение. Открыв рынки, мы дали миллионам наших граждан зарабатывать. Мы научились торговать.

«Регион.kg»: Несмотря на это, у нас одна из самых слабых на постсоветском пространстве экономик...

- Свободный рынок – это одно, а эффективная система управления – это другое. Между тем, благодаря торговле у нас сформировался средний класс. Посмотрите, основу среднего класса составляют предприниматели «Дордоя», первые олигархи поднялись на торговле. У нас практически не было олигархов, которые выросли бы на производстве – приватизировали завод и раскрыли его потенциал.

С советских времен из крупных производств у нас оставался, по сути, только «Кыргызавтомаш» и Майлуу-Сууйский электроламповый завод. Остались, конечно, кондитерские фабрики, ШВК, пивзавод, но и они с распадом СССР потеряли значительную часть рынков сбыта, поскольку конкуренция и протекционистская политика отдельных стран сильно ограничила возможности, существовавшие в рамках Советского союза.

Поэтому именно торговля дала возможность состояться нашему среднему классу. А если бы он не сформировался, разрыв между бедными и богатыми был бы огромный, и у нас бы давно произошла классовая революция.

Кроме того, вступление в ВТО позволило Кыргызстану поднять на ноги и успешно конкурировать на постсоветском пространстве с нашей швейной продукцией. Т.е. плюсы тоже были, нельзя сказать, что это было ошибкой. В те времена это было правильным решением. Сейчас другое время, и мы должны быть гибкими к этим изменениям.

«Регион.kg»: Получается, что за 30 лет граждане республики не только научились, но и привыкли торговать, как убедить их переходить к развитию промышленности?

- Это правильный и актуальный вопрос. Я думаю, наши предприниматели уже понимают, что та модель, при которой мы работали в рамках ВТО по принципу зоны свободной торговли – беспошлинно импортировали и реэкспортировали товары, прежде всего, в Казахстан и Россию, изживает себя. По моим расчетам, она будет присутствовать еще 1-2 года максимум, поэтому мы должны переходить на производственную экономическую модель, осознавая, что в рамках евразийской интеграции, где практически единые тарифы, налоги и пошлины, мы должны создавать такую продукцию, которая сможет конкурировать по качеству, и которая будет соответствовать определенным требованиям, стандартам и нормам.

Когда мы входили в ЕАЭС, был учрежден Российско-Кыргызский Фонд Развития в рамках которого нам были предоставлены средства в размере 1 млрд долларов именно на развитие промышленности, чтобы мы могли построить производственные объекты. До этого в агропромышленном секторе у нас было 2-3 предприятия, сейчас же только предприятий, которые выпускают подлежащую ветеринарному контролю продукцию – это молочная продукция, продукция из рыбы и мяса, яйца, мед, больше 80-ти. Это я говорю про предприятия, которые включены в единый реестр ЕАЭС. А кроме них, у нас есть агропромышленный сектор – переработка, где у нас также появились предприятия, которые выпускают джемы, компоты, соки, консервированные овощи и т.д.

Это касается и торгово-логистических центров или, проще говоря, оптово-распределительных баз. После распада Советского союза у нас их практически не осталось. За последние 4 года – после вступления в ЕАЭС – у нас появилось около 20 таких центров.

Очень важно, что сейчас Кыргызстан учится приобретать добавленную стоимость – производства открывать и перерабатывать, если нет своего сырья, его нужно закупать. По посевным площадям мы не можем конкурировать с тем же Узбекистаном, но мы можем закупать у них сырье, перерабатывать его и создавать продукт с более высокой добавленной стоимостью. Мы не можем конкурировать количеством, но можем быть наиболее привлекательными по качеству продукции.

«Регион.kg»: Многие экономисты говорят о том, что мелкотоварность – это результат ошибочной аграрной реформы, которую провел первый президент КР Аскар Акаев, и которая сейчас является большой проблемой отечественных производителей, тем более на фоне соседей, которые могут выдавать огромные объемы сельхозпродукции. Как быть в такой ситуации?

- Прежде всего, скажу, что я не расцениваю акаевскую аграрную реформу, как такую уж серьезную ошибку. Сейчас мы видим ее не эффективность, но возможно, на тот момент это было единственным выходом, который давал людям возможность обеспечивать себя и свои семьи.

Сегодня же у нас есть инструменты наращивать объемы – это кооперация, к которой мы должны стремиться. Мы должны использовать кластерный подход, когда создается предприятие, и вокруг него формируется группа поставщиков сырья, т.е. мы должны научить наших фермеров не бояться кооперироваться. По-другому никак.

«Регион.kg»: О плюсах кооперации говорится уже много лет, но «воз и ныне там». Наши фермеры как и прежде выращивают разносортицу культур, что не позволяет обеспечить объемы продукции, которые требуют крупные торговые сети в той же России. Понятно, что в этой ситуации кооперация – это единственный выход, но как убедить фермеров кооперироваться?

- Этого можно добиться только стимулированием. У нас есть, например, методы налоговой стимуляции. Допустим, для сельхозкооперации, мы обнулили налоги. Кроме того, сейчас реализуется уже десятая программа льготного финансирования сельского хозяйства, которое могут получить те фермеры, которые имеют контракт на поставку сырья с тем или иным заводом. Если такая договоренность есть, то он получает кредит под 6% годовых, допустим. Если это кооперация, то ставка уже 5%. Если фермер не хочет работать на таких условиях, то он получает кредит по рыночной ставке – 22%. Заставлять и давить нельзя, но экономическими рычагами государство может можно стимулировать бизнес заниматься тем, что необходимо самому государству.

Вместе с тем я убежден, что нам нужно переходить к районированию и специализации по примеру Европейского союза, где не то, что район или страна, там целые регионы специализируются на производстве той или иной продукции. В одном регионе, например, выращивают виноград и производят вино, в другом – яблоки, в третьем – клубнику и т.д. Преимущество в том, что они между собой не конкурируют. Нам нужно изучить эти механизмы и применять их у себя, используя фискальные и финансовые рычаги стимулирования.

«Регион.kg»: Вы упомянули вопросы фискального стимулирования. Однако, насколько мне известно, далеко не все фермеры вообще платят налоги, кроме копеечного налога на землю. С тех самых пор, когда началась земельная реформа, реализовывались различные программы по поддержке сельхоз производителей – им предоставлялись льготное финансирование, скидки на ГСМ, на покупку семян и т.д. В итоге сформировался стереотип, что «село нужно поддерживать», который, как мне видится, не так легко сломать... Многие люди и сейчас считают, что государство им должно, а они ему – нет. Как научить людей работать в реальных рыночных условиях и платить налоги?

- Вы правы, наши люди привыкли не платить или уходить от своих обязательств. Но тут есть и другая сторона вопроса – насколько качественно и в полной мере выполняет свои обязанности государство. Прежде чем требовать от населения выполнения фискальных обязательств, государство должно выстроить эффективную систему управления, в том числе, финансами – деньгами налогоплательщиков.

Я согласен, что у нас несколько неправильная политика в отношении города, когда горожане платят налоги и, по сути, «кормят» село, тогда как в регионах в сельской местности люди налогов практически не платят. Необходимо поддерживать город, политику урбанизации проводить. Но эти проблемы, возникшие из-за неправильной политики, невозможно решить в один момент – необходимо на системной основе постепенно менять ситуацию.

Тренд, о котором вы говорите, появился в период после распада Советского союза, и на тот момент просто не было альтернативы. Т.к. все люди работали на государство, а с распадом СССР подавляющее большинство населения осталось без работы. Вместе с тем наше новообразованное государство оказалось в условиях очень ограниченных ресурсов, в том числе по доходам. Тогда единственным выходом было – дать возможность людям самим зарабатывать. Если государство не может помогать и вкладывать деньги, то оно не должно и забирать. Да, я согласен, что это был не совсем верный подход, когда одни платили налоги, а другие нет. Но это один из механизмов развития отрасли. Если государство не может обеспечить дополнительные финансовые вливания, то он дает налоговые послабления. Т.е. мы выходили из ситуации, исходя из имевшихся на тот момент ресурсов.

Были даны послабления и строительному сектору, в итоге люди, у которых были деньги, ринулись в строительство, где можно получать сверхприбыли за счет высокой добавленной стоимости и минимальных налогов. Строительный бум до сих пор продолжается, и хорошо, что пока спрос соответствует предложению. Так создаются сектора.

Но послабления должны быть временными, а не постоянными, как у нас это происходит. Некоторые сектора десятилетиями не платят налоги. Аналогичная ситуация в энергетике, где накопились серьезные проблемы. Отчасти такое положение дел связано и с общественно-политической ситуацией. Не секрет, что многие политики смотрят на экономику с политической точки зрения.

Сегодня мы должны переходить на экономическую эффективность и рентабельность, но в силу определенных причин это не всегда удается. Это серьезная проблема нашего государства, которую мы получили в наследство от прежней неэффективной системы, и от которой достаточно сложно избавиться, Но я думаю, что мы потихоньку движемся вперед. Так, мы приняли новый налоговый кодекс. Я считаю правильным решение временно освободить – в кавычках – от налогов предпринимателей, у которых оборот не превышает 8 млн сомов. Главное веди учет и показывай свою деятельность.

Но я считаю, что все эти послабления должны быть временными. Дали возможность встать на ноги, завтра, пожалуйста, будь добр оплати налоги, потому что налоги – это будущее нашей страны.

«Регион.kg»: Вы сказали, что в нынешнем году прогнозируется рост экономики, в том числе за счет привлечения инвестиций. Как вы оцениваете инвестиционный климат в Кыргызстане на данный момент?

- По итогам 2021 года у нас сальдо оттока и притока капитала составило порядка 300 млн долларов, т.е. мы можем говорить об инвестициях в 300 млн долларов.

В прошлом году мы пересмотрели закон о ГЧП, в 2020 внесли изменения в закон об инвестициях. Например, теперь инвестор может подписать инвестиционное соглашение и получить косвенную гарантию государства при реализации проекта от 10 млн долларов, а не 50, как это было раньше. Мы ввели мораторий на проверку бизнеса, открыли центр обслуживания предпринимательства, куда бизнес может обращаться за консультациями в формате единого окна. Утвержден ряд программ по поддержке предпринимателей, нацеленных создать благоприятную бизнес и инвестиционную среду.

Привлечение инвестиций зависит не только от законов, но и от правоприменительной практики. Благоприятный инвестиционный климат формируется не только путем регулирования экономических механизмов, его создание – это масштабная работа, которая зависит и от правоохранительной системы, и от судебной и от других ветвей власти.

«Регион.kg»: Какая сфера наиболее интересна внешним инвесторам?

- На первом месте сейчас недропользование. Есть интерес к малой энергетике – строительству малых ГЭС, как и к сельскому хозяйству – переработке. Можно говорить и о том, что в последнее время появляется интерес к сфере цифровой торговли и предоставлению цифровых услуг.

«Регион.kg»: В ноябре прошлого года вы участвовали в круглом столе «Значение для Кыргызстана экономического партнерства ЕАЭС и ЕС», подобные темы достаточно редко обсуждаются в Кыргызстане. В целом, какой из международных интеграционных проектов наиболее перспективен для республики в плане выхода на мировое геоэкономическое пространство?

- Подобные круглые столы, о которых вы говорите, имеют большое значение для обсуждения вопросов по развитию национальной экономики.

Если говорить о геоэкономическом пространстве на Евразийском континенте, то оно сегодня характеризуется противостоянием Запада с Россией и Китаем и хорошими отношениями Российской Федерации с Китайской Народной Республикой. В этой ситуации такие страны, как Кыргызстан, которые находятся в центре этих процессов, т.е. в зоне интересов каждой из сторон, и при этом имеют высокий транзитный потенциал, имеют хорошие перспективы. Они получат только выгоду от сопряжения между собой таких проектов и инициатив, как ЕАЭС, китайская инициатива «Один пояс – один путь» и европейская инициатива «От Лиссабона до Владивостока».

Если в 90-х года превалировала идея глобализации, когда западные страны с целью сбыта своей продукции призывали и вынуждали весь мир открыть границы через такие инструменты, как ВТО, например, то сейчас мы видим, что идет тенденция регионализации. Т.е. появляются крупные региональные островки, которые кооперируются с целью повышения конкурентоспособности на мировом рынке, потому что маленьким странам невозможно конкурировать с такими гигантами, как США, Индия, Китай. Вместе с регионализацией появляется еще и тенденция протекционистской политики, когда страны начинают защищать свое внутреннее производство и свои рынки в рамках регионального объединения.

И в рамках региональных объединений, в которые входит Кыргызстан, прежде всего, нужно выделить ЕАЭС, открывающий перед Кыргызстаном большие возможности. При сопряжении различных инициатив ЕАЭС и «Один пояс – один путь», ЕАЭС и Европейский союз у нас появляются хорошие перспективы найти выгоду – и это не только новые рынки сбыта, это и новые технологии, что для нас актуально, т.к. своих наработок в этом направлении у нас нет.

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir

media mig logo