rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Русский и кыргызский: нужно ли Кыргызстану выбирать один из них?

Почему русский язык должен сохранять официальный статус и какие выгоды получает Кыргызстан, закрепив его статус в Конституции? На эти и другие вопросы ответили участники онлайн конференции: «Значение русского языка в современном развитии, в экономическом и образовательном сотрудничестве Кыргызстана с Россией и странами СНГ», организованной Клубом региональных экспертов КР «Пикир».

Кыргызстанцы проголосовали за президентскую республику и Садыра Жапарова

Референдум по форме правления признан состоявшимся, в соответствии с законодательством, для этого достаточно 30-процентной явки избирателей. Сегодня же в голосовании приняли участие около 33 процентов кыргызстанцев, из которых более 81 процента отдали предпочтение президентской форме правления, за парламентскую проголосовали 10,66 процента.

США не поздравили Садыра Жапарова с избранием на пост президента

Посольство США в КР распространило заявление, в котором говорится, что «Соединенные Штаты Америки признают Садыра Жапарова избранным президентом Кыргызской Республики», однако не смотря на нормы дипломатического этикета, дипмиссия с этим событием его не поздравила.

pobeda75

victory2022

Политика

«Все поняли, что дальше столько жрать нельзя»: Марат Шибутов о судьбе элит Казахстана

shibutov

Все морги в Алма-Ате переполнены, а казахских олигархов ждет «обезжиривание»

«Январские дни поставили вопрос о существовании всей действующей казахстанской элиты. В таких условиях, я думаю, лучше поделиться, нежели потом тебе на видео будет отрезать голову некий «чувак» в черном одеянии. Когда у тебя в 9 областных центрах происходят нападения на акиматы, а протесты охватывают вообще всю страну, то тут все виноваты, весь олигархический класс», — говорит казахский политолог Марат Шибутов.

«Олигархов ждет большая липосакция, обезжиривание»

— В одном из своих последних выступлений президент Касым-Жомарт Токаев бросил жесткий упрек в сторону олигархов Казахстана, сказал, что они чрезмерно богаты даже по международным меркам. И что пора бы им поделиться с народом. И действительно, если мы посмотрим на список самых богатых людей республики, то увидим там во первых строках Владимира Кима (корейца по национальности, президента и крупного акционера группы KAZ Minerals) с состоянием 4,1 миллиарда долларов, затем уже упоминавшихся Динару и Тимура Кулибаевых с состоянием 2,9 миллиарда долларов у каждого и так далее. А какова при этом средняя зарплата в Казахстане и какой там уровень бедности?

— Средняя зарплата у нас сейчас приближается к 500 долларам. Но средняя зарплата на то и средняя, что она складывается из противопоставления самых больших и самых маленьких арифметических величин. Если же мы пойдем по медиане, то придем к усредненной зарплате в 370 долларов. Если же смотреть по диапазонам, то окажется, что примерно 75 процентов граждан Казахстана получают зарплату в районе 200–250 долларов и меньше. При этом они, понятное дело, испытывают проблемы с покупкой одежды. Значит, около 75 процентов населения республики мы можем отнести к бедным и малоимущим. Плюс, по нашей же официальной статистике, 4,5 процента казахстанцев недоедают.

— В России, к примеру, войну олигархам как классу не объявляли. У нас были лишь адресные зачистки. Так, Путин раскулачил и посадил Михаила Ходорковского и фактически уничтожил Бориса Березовского. Но большинство олигархов при этом не пострадали. Удастся ли Токаеву пойти в этом отношении дальше Путина и устроить антиолигархическую революцию?

— В случае с Ходорковским или, например, с Дерипаской (помните Пикалево и знаменитое путинское «Ручку-то мою верните»?) — это, конечно, точечные вещи. А вот когда у тебя в 9 областных центрах происходят нападения на акиматы, а протесты охватывают вообще всю страну, так что приходится вводить повсеместное чрезвычайное положение, то тут уже невозможно действовать адресно. В этом случае все виноваты, весь олигархический класс. Просто берешь список Forbes и смотришь. Даже не топ-50, а первые 200 человек из этого списка должны будут отдавать денежки. А как иначе? И антимонопольщики, и Национальный банк знают, у кого сколько сосредоточено финансов. К тому же Нацбанк и агентство по финмониторингу работают над тем, чтобы деньги с соответствующих счетов не ушли из страны, чтобы не было никаких крупных банковских проводок. Если кто-то захочет что-то украсть и убежать, он сможет увести с собой только наличность, а остальное ему заблокируют. Мы называем это «обезжириванием». Олигархов ждет большая липосакция (косметическая операция по удалению жировых отложений хирургическим путем — прим. ред.).

В 2019 году я опубликовал на Regnum статью под названием «Превратится ли Казахстан в коммерческое государство?». К тому моменту у нас все уже было настолько плохо, что республику можно было считать сбывшейся мечтой Березовского, и дальше стало еще хуже. Ведь что такое коммерческое государство? Это (по определению экономиста Владислава Иноземцева) такое государство, чьи политические институты работают для личного обогащения элит. И парламент, и выборы, и правительство — все работает на то, чтобы максимизировать денежные потоки для господствующих элит, которые при этом вполне могут быть сменяемыми и конкурировать друг с другом. Или, условно говоря, все олигархи находятся на потоке, который как бы регулируется государством, но при этом все деньги поступают какому-то конкретному человеку. Я долго с этим боролся. Ну как боролся? В рамках нацсовета я писал свои предложения, отправлял послания и в администрацию президента (там их, кстати, более-менее услышали и на них реагировали).

Сейчас ситуация совершенно иная, чем в 2019 году, она перевернулась с ног на голову (или, наоборот, встала на ноги). Минувшие январские дни поставили вопрос о существовании всей действующей казахстанской элиты. Все поняли, что дальше столько жрать нельзя.

— Но удастся ли из прежних олигархов, привыкших к бесконтрольности, воспитать социально ответственную элиту?

— Я думаю, их может воодушевить пример людей, которые раньше были миллиардерами, а теперь на зоне шьют рукавицы. Никто ведь в такую швею превращаться не хочет. И такой воспитательный эффект довольно быстро. У Токаева достаточно силовых ресурсов, чтобы воздействовать на олигархов. И, насколько я понимаю, его заявление не было спонтанным — весь государственный аппарат и национальные элиты поддержали его. Это консенсусное решение. Тех, кто ведет себя по отношению к такому решению как отщепенцы, наказывают по всей строгости закона.

Элиты, как и народ, просто напуганы. Насколько я знаю, нашего акима Алма-Аты Бакытжана Сагинтаева обстреляли из автоматов («Мы с коллегами со штаба выехали на площадь в акимат, и там нас встретили шквальным огнем. Нас ждали, они знали, что мы двигаемся, знали наш маршрут. Нас встретили, завели вглубь и со всех сторон обстреливали», — рассказывал впоследствии Сагинтаев — прим. ред.). Его водителя ранили, одного журналиста убили, нескольких чиновников и журналистов ранили. А в соседней Алматинской области тамошнего акима несколько раз чуть не убили — на него производились целенаправленные покушения. В таких условиях, я думаю, лучше поделиться, нежели потом тебе на видео будет отрезать голову некий «чувак» в черном одеянии. Так что альтернатива здесь только такая.

Когда 4 января события только начали приобретать радикальный характер, все бизнес-джеты (административные самолеты — прим. ред.) города Алма-Аты чуть ли не разом поднялись в воздух и улетели из страны. Пока еще работал интернет, мы на Flightradar могли отследить, как они вылетали один за другим.

— Быстро они сориентировались!

— Очень быстро! До этого они нам рассказывали, какие они молодцы, «капитаны бизнеса», лидеры предпринимательских сообществ, ответственные люди, которые учили всех жизни. А как только их прижало, тут же все и свалили.

«Победитель всегда политически усиливается. Нынешнего запала Токаеву вполне хватит и на 2024 год»

— На ваш взгляд, Токаев сейчас полновластный президент? Его «тандем» с Назарбаевым завершен?

— Сейчас вся власть сосредоточена в руках Токаева. Он и председатель партии «Нур Отан», и глава совбеза (с 5 января этого года). В кризисной ситуации должно соблюдаться единоначалие и железная дисциплина. Мы тут по краю прошли, понимаете? Поэтому у Токаева, помимо всех официальных постов, есть еще и огромная неформальная поддержка народа. Он та самая сильная рука, которая требуется в кризис. Может, и возможен против него мелкий саботаж, но он будет легко подавлен по всей строгости закона или понятий.

— В 2024 году в Казахстане должны состояться очередные президентские выборы. Но, насколько я понимаю, Касым-Жомарт Токаев сейчас серьезно упрочил свои позиции. Как, к примеру, Реджеп Эрдоган после неудачного военного переворота в Турции в 2016-м...

— Да, победитель всегда политически усиливается. Я полагаю, что нынешнего запала Токаеву вполне хватит и на 2024 год. Если не случатся какие-то совсем невероятные вещи, второй президентский срок ему гарантирован.

— За поддержку Токаев поблагодарил Владимира Путина и Си Цзиньпина. Путина понятно, за что — за ОДКБ. А товарища Си Цзиньпина за что?

— Насколько мне известно, лидер КНР пообещал Казахстану экономическую поддержку. Грубо говоря, если что — дадут денег. Или, если, допустим, мы поругаемся с Европой, нам дадут долю китайского рынка. Насколько Европа может сократить наш экономический потенциал? На 5–10 миллиардов долларов? Что ж, для китайского рынка в 14–15 триллионов долларов импорта это ничего не значащая цифра. Тем более что новый исламский халифат рядом с Синьцзян-Уйгурским автономным районом Пекину ни к чему.

Получается, что у Токаева сейчас есть харизматическая легитимность за счет победы над террористами плюс внешняя легитимность за счет поддержки лидеров крупнейших иностранных держав. Так что у нашей элиты, кроме как подчиниться Токаеву, других вариантов нет.

— Как сейчас будут выстраиваться отношения Казахстана и России? Понятно, что на ближайшее время они примут форму благодарности, но на более длинную перспективу? Мы когда-то говорили с вами об Евразийском союзе и о том, почему он неэффективен. Есть ли надежда, что механизмы ЕАЭС теперь заработают?

— Я бы сказал так: помощь, благодаря которой мы удержали не только власть, но и все государство, — это огромный гигантский долг, который мы, конечно, будем выплачивать, и отношения между нами явно начнут улучшаться. Мы будем наращивать наши отношения и в экономической, и в политической сферах. Я слышал некоторые инсайды на эту тему, но пока могу сказать одно: дружить будем гораздо теснее. Причем не как Москва дружит с Александром Лукашенко, покупаясь на его вечные обещания, а именно по-серьезному.

— А как же казахские националисты? Я вспоминаю, как во второй половине прошлого года они активизировались в Казахстане и строго экзаменовали жителей «русских областей» на знание казахского языка и прочее.

— Я думаю, это уйдет из обыденной жизни. Тем более мы увидели на примере январских событий, что наши националисты в критический момент — это ноль. Если мы говорим не о бытовом национализме, а о верхушечном, то он был связан с несколькими чиновниками из совета безопасности и администрации президента. А тут, когда вышли несколько тысяч реальных казахов на площадь, сразу оказалось, что националисты для них вообще не авторитет. У них нет никакой поддержки. А вот у «бородатых» исламистов, на удивление, оказалась громадная поддержка.

— Но Масимов мало похож на радикального исламиста и террориста. Да и вряд ли глава КНБ с его бэкграундом мог метить в «эмиры» исламского халифата.

— А как иначе в нынешней ситуации он мог заставить Токаева отдать президентский пост? Никак. Только силовыми методами и с помощью радикалов. Теперь ему и многим из нынешнего состава КНБ грозит трибунал — хотя бы только за то, что они в экстремальной ситуации ушли со своих постов и фактически отдали страну на разграбление. За это — только тюрьма с разницей в сроках соразмерно степени вины. Вплоть до пожизненного срока. Думаю, если от нынешнего руководящего состава КНБ останется хотя бы половина, это будет уже чудом. Но главное, поменять систему так, чтобы никто следом за Масимовым уже не мог проворачивать подобные авантюры. К примеру, во всех правоохранительных органах Казахстана есть свой советник от КНБ, который специально туда прикомандирован, а вот в самом комитете нет никакого контролера извне. Военная контрразведка или охрана стратегических объектов — это тоже сфера ответственности КНБ. Или: любой чиновник либо силовик перед назначением на должность обязан проходить через спецпроверку КНБ. Это тоже мощнейший рычаг. И это одна из причин, почему Токаев производит такие масштабные перестановки и будет менять весь силовой блок. Потому что легко составить заговор, когда тебе в руки даны все нужные рычаги, а за тобой никто не следит (кроме главной военной прокуратуры, но ее надзор — чисто бюрократический). Теперь это все будет меняться.

Я так скажу: когда кражами со склада занимается сторож, то хищение приобретает особо крупные размеры. А вот когда поддержкой терроризма занимаются те, кто должен с ним бороться, это приводит к еще более катастрофическим последствиям.

— Ваш прогноз относительно стабилизации в Казахстане? Войска ОДКБ уже начали выводить из страны. Насколько сейчас у вас безопасно?

— В принципе, уже все нормально с бытовой точки зрения. Работаем. Политически это тяжелее: сильнейший посттравматический синдром будет сказываться еще долго. Ведь по всему городу шли бои и чуть-чуть не случился госпереворот. Своего рода симбиоз Беслана и Буденновска, но размером со всю страну. Теперь нам предстоит успокаивать тех, кто напуган, и наказывать тех, кто виноват. За одно только мародерство можно посадить десятки тысяч людей. Нужно заново переформатировать все силовые органы. По сравнению с этим обезжирить олигархов — детская задача.

Да, мы избавились от большой террористической угрозы, но по-прежнему уязвимы перед угрозой единичных терактов. Кто может исключать такую возможность, особенно после временного паралича всей правоохранительной системы? Да и экономическое положение, как я уже говорил, оставляет желать лучшего. Мы еще увидим большие социальные проблемы, и я не представляю, как будем их решать. Государство надломлено — практически как была надломлена Россия после двух чеченских войн. Вы представляете, какое сейчас настроение у казахстанских полицейских, которые два дня сидели в своем департаменте без еды, отбиваясь от боевиков? А в ауэзовском РОВД бои продолжались три дня, при этом полицейские сидели на крыше, отстреливаясь и бросая светошумовые гранаты. Тоже без еды и воды. Все нижние этажи были заняты террористами! И вот сейчас им привезут для проведения следственных действий эти тысячи человек, которые были задержаны по итогам беспорядков. Самое плохое, что среди них могут оказаться и случайные безвинные люди. Это очень серьезный раскол, который прошел трещиной по всему нашему обществу. Теперь нам всем предстоит выздоравливать.

https://m.business-gazeta.ru/article/536099



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir

media mig logo