rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Русский и кыргызский: нужно ли Кыргызстану выбирать один из них?

Почему русский язык должен сохранять официальный статус и какие выгоды получает Кыргызстан, закрепив его статус в Конституции? На эти и другие вопросы ответили участники онлайн конференции: «Значение русского языка в современном развитии, в экономическом и образовательном сотрудничестве Кыргызстана с Россией и странами СНГ», организованной Клубом региональных экспертов КР «Пикир».

Кыргызстанцы проголосовали за президентскую республику и Садыра Жапарова

Референдум по форме правления признан состоявшимся, в соответствии с законодательством, для этого достаточно 30-процентной явки избирателей. Сегодня же в голосовании приняли участие около 33 процентов кыргызстанцев, из которых более 81 процента отдали предпочтение президентской форме правления, за парламентскую проголосовали 10,66 процента.

США не поздравили Садыра Жапарова с избранием на пост президента

Посольство США в КР распространило заявление, в котором говорится, что «Соединенные Штаты Америки признают Садыра Жапарова избранным президентом Кыргызской Республики», однако не смотря на нормы дипломатического этикета, дипмиссия с этим событием его не поздравила.

oy-ordo

881

В центре внимания

Улан Шамшиев: трудовая миграция – это не только денежные переводы, но и приобретение опыта в использовании новейших технологий

ulan-shamshiev

Внешняя трудовая миграция продолжает играть важную роль в экономике Кыргызстана, обеспечивая стабильные поступления финансовых средств в республику – ежегодно мигранты переводят в КР свыше 2 млрд сомов, что составляет примерно треть ВВП страны. Свыше 90% переводов приходятся на Россию, где работают более 800 тысяч кыргызстанцев. Нынешнюю ситуацию, актуальные проблемы и необходимые решения в этой сфере журналист «Регион.kg» обсудил с экспертом совета по вопросам миграции при спикере ЖК КР Уланом Шамшиевым.

«Регион.kg»: Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию с миграцией в Кыргызстане? Какие, на ваш взгляд, необходимы шаги в этой сфере?

- На самом деле говорить о какой-то оценке ситуации сейчас достаточно сложно, потому что мы просто не видели других вариантов, например, мы не можем знать, какой могла бы быть ситуация, будь Кыргызстан не выездной страной. Сколько бы у нас было безработных, как складывалась бы социально-экономическая и политическая обстановка.

В имеющихся реалиях, мы должны признать, что, во-первых, миграционный отток при нашей экономической ситуации мы не остановим. Во-вторых, миграция является для нас отдельной экономической отраслью, которая имеет мультипликативный эффект и снимает ряд социальных проблем и напряжённости, и даже обеспечивает определенный экономический рост Кыргызстану за счет поступления в республику значительного количества иностранной валюты – свыше двух миллиардов долларов ежегодно. Здесь, конечно, надо посчитать сальдо, потому что есть и значительный отток средств. Говоря о денежных переводах, нужно чётко понимать, что определённая их доля приходится на взаимные расчёты по торговому балансу.

Миграция – это мульти дисциплинарное явление, которое затрагивает множество проблем, нуждающихся в комплексном решении. Прежде всего, сложность в том что, у внешней миграции, как явления, всегда есть, как минимум две стороны – приёма и исхода. Кыргызстан сейчас является стороной исхода, которая в значительной мере зависит от общественных настроений, политической конъюнктуры, экономической стабильности, внешнеполитических и других факторов принимающей стороны. К сожалению, реалии таковы, что, начиная с двухтысячных годов, миграция стала инструментом давления, которым многие страны не брезгуют пользоваться.

Отдельного внимания требуют вопросы, касающиеся интеграционных процессов, например, в рамках ЕАЭС, которые хотя и обеспечивают достаточно комфортные, значительно лучшие, чем были ранее, условия пребывания наших граждан в странах союза, тем не менее, не совсем соответствуют обозначенным в договоре.

И если с Казахстаном после лихих девяностых – нулевых у нас на самом деле было не особо много проблем, то, к сожалению, в России интеграционные процессы, которые предусматривались в рамках ЕАЭС, не достигли своих целей. Открытым остается большой блок вопросов по социальному обеспечению, по равенству в доступе к государственным услугам, к системе обязательного медицинского страхования семей мигрантов и т.д. Это лишь часть проблем, которые там реально назревают.

Если говорить о положительной стороне трудовой миграции – не только денежные переводы, позволяющие сохранять экономическую стабильность и снижать социальную напряженность, о чем я уже говорил. Это еще и увеличение инвестиций, а также приобретение и использование передового опыта в развитии тех или иных отраслей и бизнеса. В большинстве случаев наши трудовые мигранты ставят цель – вернуться в Кыргызстан. И когда они возвращаются, то привлекают в республику новые технологии и новые навыки, потому что они возвращаются обученными специалистами, которые имеют необходимые навыки и могут вести бизнес уже здесь, создавая условия для дальнейшего развития нашей страны.

Однако, если рассматривать вкупе и позитивные, и негативные факторы, то ситуация все равно остается не очень положительной. Мы ставили задачу сделать миграцию контролируемой и управляемой, но у нас это пока плохо получается. Сейчас перед нами стоит задача консолидировать и усилить наши диаспоральные структуры за рубежом, чтобы они направляли в Кыргызстан свои экономические активы в целях развития республики. Но для этого необходимо, чтобы политическая власть начала задумываться о базовых элементах системы устойчивого развития, которое состоит из трех компонентов – сильного гражданского общества, развития экономики и сохранения экологии. У нас же развито только гражданское общество, но мы, грубо говоря, наплевали и на экономику, и уж тем более на экологию. Сейчас актуализируется вопрос выравнивания этих балансов – сначала нужно экономику подтянуть, а потом задуматься и об экологических проблемах. Если раньше мы о них не задумывались, то в последнее время они становятся более явными и более острыми.

«Регион.kg»: Вы сказали, что в Кыргызстан возвращаются обученные и опытные специалисты, которые строят здесь бизнес. Как много таких примеров?

- Таких примеров очень много. Например, открываются кофейни, пиццерии и различные фастфуды, в большинстве своем это бренды, работающие по системе франшизы. У нас все активнее развивается направление крипто валют, внедряются системы бесконтактной оплаты, новые технологии используются в сельском хозяйстве и многое другое. Это всё пришло к нам не из США или Европы, а из России, где наши граждане, наши трудовые мигранты приобрели этот опыт, и который они привезли с собой в виде профессиональной квалификации, позволяющей внедрять различные технологические решения и строить бизнес во многих отраслях.

«Регион.kg»: Если миграция – одна из ключевых отраслей экономики и залог социальной стабильности Кыргызстана, почему же тогда государство этим вопросам уделяет так мало внимания? Почему полномочия и штат профильного ведомства, которое занимается миграционными вопросами, постоянно сужаются?

- Дело в, так называемой, политике «иссушения» государственных органов и их функционала, которая началась ещё на заре двухтысячных годов, когда мы перешли к построению эффективного государственного управления. В итоге мы совершили ряд глобальных ошибок, когда начали отсекать у тех или иных структур функции по предоставлению госуслуг, при этом значительно сокращали его кадровый потенциал.

Кроме того в наших ведомствах вообще не предусмотрены ресурсы на разработку политики в их профильной сфере, т.е. ни в одном из них нет специального подразделения, которое занималось бы именно этими вопросами. Их, как правило, решают обычные специалисты, которые сами разрабатывают стратегии и сами же их реализуют. На государственном уровне нет понимания, что для формирования эффективной политики в той или иной сфере необходимо привлекать научный потенциал, академическое сообщество, независимых экспертов. Сейчас мы скатились до того, что для разработки стратегических политических элементов мы обращаемся к международным структурам, у которых просим оказания экспертной, технической и других видов помощи, т.к. наши госорганы не имеют собственных возможностей для решения своих функциональных задач.

Сейчас департамент внешней миграции оказывает не более пяти услуг, что и привело к сужению его штата и функционала, а задачи, которые должен выполнять уполномоченный орган в миграционной сфере, распределены между разными структурами – министерством образования, министерством культуры, министерством внутренних дел и внешнеполитическим ведомством. Соответственно, эти структуры не имеют профильных навыков и не могут создавать политику или ставить долгосрочные цели в этом направлении, но они решают иные задачи – сократить численность сотрудников и унифицировать определенные процессы.

Что из этого получится, время покажет, но сейчас решение принято, и критиковать его – это не выход из ситуации, нужно предлагать альтернативный инструментарий. Если наше государство не может обеспечить свое дипломатическое представительство во всех регионах иностранного государства, например, России, нужно создавать институты почётных консулов, укреплять позиции диаспоральных организаций – способствовать повышению потенциала их сотрудников, чтобы они оказывали правовую помощь и проводили юридические консультации для наших соотечественников на местах.

«Регион.kg»: В последние годы миграционные потоки увеличиваются, все больше людей выезжают на работу за пределы республики. По вашим прогнозам, когда и при каких условиях эта ситуация изменится?

- Ситуация с оттоком мигрантов изменится, когда улучшится экономическая ситуация в Кыргызстане. А вот, когда это произойдет, сказать сложно, потому что мы пока не определились даже с экономической моделью развития, которая должна определять дальнейшие стратегии и действия. Кроме того нам необходимо поменять систему администрирования налоговых сборов, а также пересмотреть комплекс непонятных налоговых институтов – это институт статистической отчетности, социальных фондов и т.д. Это все напрямую отражается на экономическом развитии страны.

Кроме того нужно учитывать и влияние пандемии коронавируса. Ограничительные меры, которые применяются во всех странах тоже влияют , на миграционные процессы, и сейчас никто не может сказать, сколько эта ситуация продлится.

Поэтому сейчас прогнозировать снижение или повышение миграционного потока невозможно, потому что мы не можем спрогнозировать ни экономическую, ни политическую ситуацию, ни внешние политические векторы. Я могу сделать лишь предположение, что миграционный отток трудоспособного эффективного населения Кыргызстана будет продолжаться, по крайней мере, еще ближайшие 3 года.

«Регион.kg»: Основным направлением трудовой миграции является Россия. Какова вероятность, что это направление будет меняться в сторону других стран, например, Турции?

- О диверсификации миграционных потоков, перенаправлении их в сторону экономически более развитых стран говорится, как минимум с 2015 года. Но, просто взять и повернуть этот поток невозможно, потому что сложились устойчивые миграционные каналы, которые просто закрыть не получится, особенно с учетом либеральности нашей внешней политики. Чтобы обеспечить диверсификацию, нужно сделать хотя бы базовые шаги и поднять на другой уровень систему обучения английскому языку. Откровенно говоря, в реформировании нуждается вся система образования. Существующие сегодня системы, по которым мы признаем квалификационные признаки, мягко говоря, устарели. Сейчас необходимо подумать о возможности внедрения новых инновационных стандартов обучения, а также обучения новым профессиям.

Последний анализ рынка труда Кыргызстана проводился еще в 2008 году, т.е. 13 лет назад. Я уже не говорю об анализе рынка труда на евразийском пространстве, на территории иностранных государств. У нас нет даже перечня востребованных профессий. Мы имеем какие-то базовые представления о мировых тенденциях, понимаем, что нужны специалисты в сфере IT-технологий и программирования, операторы технологических машин, но мы таких специалистов не готовим, потому что у нас нет систем их подготовки.

Поэтому разговоры о диверсификации миграционных потоков – это только разговоры, т.к. их реализация – это дорогостоящий процесс с точки зрения подготовки этих специалистов. Не секрет, что в Россию мы поставляем преимущественно низкоквалифицированную рабочую силу, которая востребована в сфере услуг, клининга, строительства и т.д.

Есть, конечно, отдельная категория мигрантов, которые самостоятельно осваивают такие специальности, сами выезжают и трудоустраиваются в странах дальнего зарубежья, но это явление не имеет массового характера.

«Регион.kg»: Вы сказали, что нужно менять систему образования. Но если говорить о более доступных вещах, какую нужно проводить предподготовку мигрантов, едущих в ту же Россию?

- Сейчас нужно сделать упор на том, чтобы человек знал методы поиска информации. Информация сейчас везде, она легкодоступна, но не все люди могут ее найти и объективно оценить с соблюдением цифровой гигиены. Чтобы человек не лазал в соцсетях, а имел возможность воспользоваться ресурсами, которые предоставляют базовые фундаментальные знания, которые ему необходимы. Но это уже и вопрос самоответственности. Есть такое выражение: «никто не виноват, что родился бедным, но виноват в том, что живет и умирает бедным», т.е. человек должен понимать, что его жизнь – это его личная ответственность, и его будущее, допустим, в другой стране – это полностью его ответственность. Поэтому человек должен задуматься об этом перед выездом, а не тогда, когда он уже находится в миграции.

Основная задача государства – привить гражданам цифровую правовую грамотность и аналитические навыки, навыки использования интернета и мобильной связи. Потому что мы уже подходим к тому, что мобильным приложением пользуются больше, чем буклетами, внедряются цифровые системы по консультированию, сейчас уже есть боты, которые отвечают на юридические проблемы и вопросы.

Когда мы говорим о проблемах мигрантов, мы понимаем, что не можем решить проблемы каждого из них, но мы должны создать инструменты, которые хотя бы облегчат их в значительной мере, и научить людей ими пользоваться.

Может быть, это немного утопично и наивно, но я надеюсь, что в будущем мы придем и к переформатированию миграционных потоков, и к пониманию на государственном уровне всех вопросов, связанных с миграцией, в том числе вопросов обеспечения безопасности наших граждан, находящихся за пределами страны.

В этой связи важно понимать, что очень важную роль во всех этих процессах играет внешняя политика, как один из ключевых регуляторов процессов внешней миграции, поэтому важно четко придерживаться внешнеполитических векторов и договоренностей.

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir

media mig logo