rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Русский и кыргызский: нужно ли Кыргызстану выбирать один из них?

Почему русский язык должен сохранять официальный статус и какие выгоды получает Кыргызстан, закрепив его статус в Конституции? На эти и другие вопросы ответили участники онлайн конференции: «Значение русского языка в современном развитии, в экономическом и образовательном сотрудничестве Кыргызстана с Россией и странами СНГ», организованной Клубом региональных экспертов КР «Пикир».

Кыргызстанцы проголосовали за президентскую республику и Садыра Жапарова

Референдум по форме правления признан состоявшимся, в соответствии с законодательством, для этого достаточно 30-процентной явки избирателей. Сегодня же в голосовании приняли участие около 33 процентов кыргызстанцев, из которых более 81 процента отдали предпочтение президентской форме правления, за парламентскую проголосовали 10,66 процента.

США не поздравили Садыра Жапарова с избранием на пост президента

Посольство США в КР распространило заявление, в котором говорится, что «Соединенные Штаты Америки признают Садыра Жапарова избранным президентом Кыргызской Республики», однако не смотря на нормы дипломатического этикета, дипмиссия с этим событием его не поздравила.

pobeda75

pobeda75 2

Экономика

Раскрытие аферы вокруг Кумтора поможет решить финансовые проблемы Кыргызстана – эксперт

Kadyrbekov-Kumtor

Власти Кыргызстана ввели внешнее управление на золотом руднике Кумтор, возобновив уголовное дело о нанесении экологического ущерба и коррупции. В свою очередь, Centerra Gold Inc расценила действия Бишкека как попытку оправдать инициативу о национализации месторождения или принудить компанию отказаться от рудника. Стороны ожидает разбирательство в международных судах, и Кыргызстан рассчитывает его выиграть. О том, насколько оправданы эти ожидания, и об альтернативном пути по национализации рудника корреспондент «Евразия. Эксперт» побеседовала с экс-спикером парламента Кыргызстана Ишенбаем Кадырбековым.

– При смене власти в Кыргызстане обязательно поднимается вопрос Кумтора. Создаются комиссии, соглашения с компанией пересматриваются. На Ваш взгляд, каковы цели подобных «выяснений отношений» с инвестором?

– Когда Садыр Жапаров пришел к власти, он взял на себя обязательства, в том числе по выплате внешнего долга. Только Эксимбанку Китая в этом году нужно выплатить около $1,5 млрд. А откуда их взять, если собираемых налогов и таможенных пошлин едва хватает на решение внутренних социальных обязательств? Поэтому сейчас объявлена масштабная распродажа госимущества под видом приватизации, чтобы хоть как-то залатать дыры в бюджете. Поэтому власти взялись за Кумтор, чтобы получить с инвесторов определенную сумму, которую они нашей стране не доплатили.

Жапаров долго занимался вопросом Кумтора. Он был председателем комиссии и прекрасно знает, что там в своем время провернули большую аферу, и если ее грамотно раскрыть, то можно решить многие финансовые проблемы государства. В данной ситуации необходимость диктует политику.

– Centerra Gold Inc заявила о намерении подать иск против правительства Кыргызстана в международный арбитражный суд. Однако власти республики уверены, что суд будет на их стороне. Как Вы оцениваете шансы Бишкека выиграть данный процесс?

– В суде Centerra скажет, что Киргизия нарушила соглашение от 2009 г., в котором есть пункт, где написано, что должностные лица нашего государства берут на себя обязательства никогда не принимать никаких решений, не предлагать эти решения и не угрожать, что будут приняты эти решения против прав и интересов «Кумтор Маунтин Компани», «Кумтор Оперейтинг Компани» и Centerra Gold Inc.

Если мы нарушим этот пункт, право управления нашими акциями переходит к Centerra. Люди, которые подписывали этот документ, и те, кто его ратифицировал, в тот момент, наверное, сошли с ума, но в любом случае, принятый недавно закон о внешнем управлении – прямое нарушение данного пункта, поэтому Centerra и запретила «Кыргызалтыну» осуществлять операции с акциями.

Наивно полагать, что мы выиграем суд, если выставим какую-то сумму за ущерб экологии и недополученные налоги. Когда международный арбитраж будет рассматривать это дело, нас спросят – вы подписали в 2009 г. соглашение? Мы скажем – да. Они спросят – вы ратифицировали его? Мы скажем – да. Тогда нас спросят – почему вы приняли против Centerra Gold Inc такой закон?

Мы начнем говорить про коррупцию? Но тогда нам скажут – покажите, кто у вас наказан за коррупцию по данному соглашению. Мы это дело проиграем стопроцентно, но сейчас почему-то никто не хочет этого видеть.

– Получается, у Кыргызстана нет никаких шансов вернуть себе права на Кумтор?

– Есть, если мы национализируем «Кумтор Голд Компани». В этой ситуации Centerra Gold Inc попадет в не очень хорошее положение, потому что две трети ее активов дает Кумтор, поэтому, если мы национализируем «Кумтор Голд Компани», через неделю компания обанкротится. Они это прекрасно понимают, поэтому нам нужно хотя бы начать этот процесс.

– Как Кыргызстан может провести национализацию и не оказаться в должниках у инвестора? Некоторые эксперты говорят о том, что в случае национализации республика будет обязана выплатить канадской компании несколько миллиардов долларов в качестве компенсации...

– Давайте обратимся к истокам проблемы. Недра, как и залежи золота или каких-то других ископаемых в них, согласно Конституции Кыргызстана являются его исключительной собственностью. Но так как наше государство по определенным причинам не могло разрабатывать месторождение самостоятельно, был принят закон о концессии, когда право пользования и разработки передается третьему лицу, но право владения сохраняется за государством.

Для разработки Кумтора было создано АО «Кумтор Голд Компани», у которого было три акционера – наше правительство через «Кыргызалтын», «Камеко» через «Кумтор Маунтин Компани» и частное лицо – канадец. Именно этому акционерному обществу, где две трети активов принадлежали нашему государству, и одна треть – компании «Камеко», Киргизия передала концессию. Но после реструктуризации соглашения в 2009 г. наши две трети были заменены на акции компании Centerra Gold Inc, которую на пустом месте учредили «Кыргызалтын» и «Камеко».

Это был очень хитрый ход. Так мы на сто процентов лишились права на кумторовское золото – сейчас его хозяином является Centerra, а мы фактически не реализуем свое конституционное право.

Поэтому я уже много лет выступаю за национализацию, но многие не понимают суть национализации. Мы можем национализировать только то, что нам принадлежит по закону – компанию «Кумтор Голд Компани», в активе которой находится концессионное соглашение, только в этом случае мы сможем аннулировать передачу по концессии и вернуть себе права на Кумтор, и уже после этого начать переговоры с Centerra о распределении долей и так далее.

Иногда я слышу, что, мол, у нас нет таких денег, чтобы выплатить компенсацию, если на нас подадут в арбитражный суд после национализации. Но в мировой практике не было случаев, чтобы вопросы национализации рассматривались в международном суде. Национализация принимается законом, который, как представитель народа, ратифицирует парламент. А принятие законов в суверенном государстве ни один арбитраж не может рассматривать, как нечто незаконное. Поэтому в мире не было судебных процессов против национализации.

Вопрос в суде может касаться только размера компенсации. При этом есть резолюция Генеральной ассамблеи ООН, которая гласит, что в случае национализации вопросы компенсации рассматриваются местным судом и по законам самого государства. Когда мы национализируем «Кумтор Голд Компани», пусть Centerra выставит нам счет. Мы поднимем всю бухгалтерию, просчитаем затраты, вычтем из них наши недополученные средства, средства на охрану окружающей среды и так далее, и выплатим остаток. Вот что значит национализация.

А взять на три месяца внешнее управление ничего нам не даст. Через три месяца нынешние владельцы отменят все решения, которые могут быть приняты за это время, а если мы залезем в чужой карман, то на нас подадут в суд с требованием вернуть незаконно изъятые деньги. Следовательно, у Киргизии остается один вариант – продолжить работать с Centerra, но при этом вернуть свое право на владение Кумтором.

– Президент Кыргызстана Садыр Жапаров заявил о намерении провести приватизацию ряда государственных объектов. Как этот подход может сочетаться с национализацией? Ведь, по сути, это два взаимоисключающих процесса.

– Это разные вещи. Национализация – это смена собственника. Иногда говорят, что государство не сможет управлять Кумтором. Но ему и не надо этого делать. Акционеры не управляют, они назначают управляющего – оператора, который работает и приносит акционерам дивиденды. Сейчас это компания «Кумтор Оперейтинг Компани» с ежегодным гонораром в $50 млн. Если мы национализируем Кумтор, то можем предложить ей продолжить работу, но если она уйдет, мы объявим тендер и наймем нового оператора.

А когда происходит приватизация, государство уже не участвует там как собственник, и новый владелец вправе делать с этой собственностью что угодно, хоть в склад завод превратить, хоть построить на его месте торговый центр.

Приватизация – это разовая возможность заткнуть какие-то прорехи в бюджете, но, на мой взгляд, это не совсем дальновидно. Приватизацию нужно проводить с умом.

Например, продавать объекты только под конкретные проекты: прежде чем продавать, нужно выяснить, что с приватизированным предприятием планирует делать покупатель. При этом нужно обговорить условие, что если новый владелец собственности не будет реализовывать предоставленный при покупке проект, то собственность может быть возвращена государству. Либо это может быть совместное владение с государством, вариантов здесь много.

– Многие эксперты говорят о том, что непрекращающиеся разборки с канадским инвестором, который занимается разработкой Кумтора, негативно влияют на инвестиционный климат Киргизии. Как на нем скажется национализация месторождения?

– Ситуация вокруг Кумтора влияет на наш инвестиционный климат, но не так, как мы думаем. Все арабские страны национализировали свои горнодобывающие компании, но сегодня инвесторы к ним в очередь стоят.

Инвестиции зависят только от одного – будет ли доход, прибыль. А когда мы свое золоторудное месторождение, которое по запасам занимает седьмое место в мире и могло сделать нашу республику богатейшей страной, отдали другому государству и получаем прибыль только в виде налогов, нормальные инвесторы смотрят на нас с опаской.

Пока у нас не будет порядка, политической воли и уважения к собственным законам, серьезные инвесторы не придут. Но если мы национализируем Кумтор, тогда они начнут приходить, поняв, что у нас в стране закон превыше всего.

https://eurasia.expert/raskrytie-afery-vokrug-kumtora-pomozhet-reshit-finansovye-problemy-kyrgyzstana/



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir

media mig logo