rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Русский и кыргызский: нужно ли Кыргызстану выбирать один из них?

Почему русский язык должен сохранять официальный статус и какие выгоды получает Кыргызстан, закрепив его статус в Конституции? На эти и другие вопросы ответили участники онлайн конференции: «Значение русского языка в современном развитии, в экономическом и образовательном сотрудничестве Кыргызстана с Россией и странами СНГ», организованной Клубом региональных экспертов КР «Пикир».

Кыргызстанцы проголосовали за президентскую республику и Садыра Жапарова

Референдум по форме правления признан состоявшимся, в соответствии с законодательством, для этого достаточно 30-процентной явки избирателей. Сегодня же в голосовании приняли участие около 33 процентов кыргызстанцев, из которых более 81 процента отдали предпочтение президентской форме правления, за парламентскую проголосовали 10,66 процента.

США не поздравили Садыра Жапарова с избранием на пост президента

Посольство США в КР распространило заявление, в котором говорится, что «Соединенные Штаты Америки признают Садыра Жапарова избранным президентом Кыргызской Республики», однако не смотря на нормы дипломатического этикета, дипмиссия с этим событием его не поздравила.

pobeda75

pobeda75 2

Политика

Запад относится к президенту Киргизии враждебно — эксперт

japarov-S-N

Главным партнером Киргизии и при новом президенте Садыре Жапарове остается Россия. Основной потенциал роста экономики республики связан с ЕАЭС. Запад же воспринимает нового лидера Киргизии достаточно враждебно. Посольство США с первых дней противодействовало приходу Жапарова к власти. Об этом в интервью EADaily рассказал глава Евразийского аналитического клуба, эксперт по странам Центральной Азии Никита Мендкович.

А руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества Василий Колташов прокомментировал интерес к Киргизии вездесущего Михаила Саакашвили. По его мнению, Киргизия ничего от ультрарыночных и западно-ориентированных рекомендаций бывшего президента Грузии не приобретет.

Потенциал роста Киргизии связан с ЕАЭС

— Вхождение во власть Садыра Жапарова, по-моему, не имеет аналогов. Идущему напролом к цели подфартило, а могли его отсеять как минимум по юридическим основаниям. Что им двигало, придавало силу, наверное, знает только он. Какие возможны изменения при Жапарове, судя по его первым шагам президента, принимаемым решениям?

Н. Мендкович: Прежде всего, я бы не стал считать приход к власти Жапарова чем-то чрезвычайным, несмотря на его опыт в местах лишения свободы. Президент ЮАР Нельсон Мандела и президент Уругвая Хосе Кордано отбывали и более значительные сроки в тюрьмах по более тяжким обвинениям. Ленин и Сталин тоже успели побывать в местах лишения свободы. И подобных примеров масса.

— В инаугурационной речи новоизбранный руководитель Киргизии отметил внешнеполитический стандарт, такой же, как у стран Центральной Азии и ЕАЭС, — многовекторность: «Кыргызстан будет проводить многовекторную политику, суверенный Кыргызстан будет стремиться к сотрудничеству с Америкой». При этом представитель российского «Газпрома» был одним из первых, с кем президент Жапаров имел деловую встречу сразу же после инаугурации.

Н. Мендкович: В ходе президентской кампании и после избрания Жапаров неоднократно провозглашал, что основным партнером республики останется Россия. Он обещал сохранить все форматы сотрудничества в экономике и безопасности, развивать русский язык и даже просил Москву прислать еще российских учителей в киргизские школы для преподавания языка.

Думаю, позиция нового президента отражает общее государственное мнение об особых отношениях с Россией. Основной потенциал роста Киргизии связан с ЕАЭС и как с рынком экспорта своей продукции, и как с направлением для экспорта рабочей силы. Напомню, вступление в ЕАЭС позволило увеличить выручку Киргизии от внешней торговли и создать почти 20 тыс. новых рабочих мест.

Есть и ОДКБ, гарантирующая защиту республики, которая не может позволить себе большую армию и крупные органы безопасности. Огромное значение имеет двустороннее партнерство с Москвой в экономике по линии Российско-киргизского фонда развития образования и подготовки кадров для разных областей, борьбе с международным терроризмом. Так что сотрудничество с Россией и евразийским проектом альтернативы не имеет.

Запад же относится к Жапарову достаточно враждебно. Посольство США с первых дней противодействовало его приходу во власть, публично осуждая его назначение премьер-министром. Так что новая власть продолжает жить в условиях враждебной деятельности Вашингтона.

— Жапаров намерен вывести Киргизию из экономического кризиса через три-четыре года. Не раскрывая подробностей, он заверил, что «подготовлены программы и проекты, реализация которых даст работу населению». Ресурсы имеются у Киргизии, чтобы поднять экономику?

Н. Мендкович: Не поручусь, что ситуацию удастся кардинально изменить за короткий срок, но это не повод опускать руки и отказываться от попыток улучить ситуацию. Тогда точно ничего не получится. Многократно повторял, у Киргизии есть неиспользованные резервы. Коррупция на таможне ведет к потере бюджетом десятков или даже сотен миллионов долларов. В начале своего правления ситуацию пытался исправить экс-президент Сооронбай Жээнбеков, но не вытянул, столкнувшись с противодействием криминальных кланов. Возможно, лучше получится у Жапарова.

Кроме того, у республики богатейшие недра. Их освоение может дать толчок экономике, но сдерживается нестабильной политической ситуацией. С печальной регулярностью власти пытаются залезть инвесторам в карман, угрожая пересмотреть соглашения, заключенные прошлыми режимами. Если Жапаров сможет сломать эту практику, объявив мораторий на ревизию соглашений с зарубежным бизнесом, это будет серьезный вклад в развитие.

Вообще, деньги есть. По моим оценкам, совокупные приобретения республики от членства в ЕАЭС превышают $ 3 млрд в год. Но из-за черного рынка и несовершенства банковской системы они недостаточно эффективно используются для развития страны. Средства часто проедаются или выводятся за рубеж. Если переломить эту тенденцию, можно добиться реального прогресса.

— Садыр Нургожоевич пришёл во власть на сломе социальной стабильности, имея поддержку снизу. Теперь битва за власть должна смениться диалогом и поддержкой социальными группами, для этого нужна честная внятная политика президента. Став президентом, он сохранил ту поддержку, что имел до этого?

Н. Мендкович: Итоги выборов показали, что Жапаров смог набрать по абсолютной численности больше голосов, чем его предшественник в ходе своего избрания на пост. Поэтому поддержка у нового главы государства есть, и очень серьезная.

Разумеется, это не отменяет необходимости диалога с другими политическими группами. В конце концов, опытной команды у Жапарова нет, а при всех недостатках прошлой формации элиты, её представители накопили опыт управления страной, который нужно использовать. Власть сменилась, но страна и ее проблемы пока остались теми же. Нужно не увлекаться репрессиями, а стараться вовлечь в модернизацию страны все партии, регионы и кланы.

Финансовая амнистия

— Президент Жапаров издал указ «О новой кадровой политике», в чем новизна?

В. Колташов: Пока видны намерения создать новое правительство, поиск оптимального кадрового состава. Но это непростая задача, у нового президента нет большого доверенного кадрового резерва, и его придётся формировать на ходу. Повторюсь еще раз: надеюсь на взвешенный подход президента и взятие лучших кадров из прошлых режимов и правительств, которые могли бы помочь решить проблемы страны.

— Жапаровым до выборов (тогда он был премьер-министром) была объявлена финансовая амнистия. На принятые им меры отреагировали в социальных сетях, указывалось на отсутствие юридических механизмов возврата денежных средств государству и на отсутствие публичной отчётности самой процедуры. Как вы оцениваете инициативу киргизского президента?

В. Колташов: Финансовая амнистия — не самый хороший способ работы с теми, кто умышленно нарушал закон и присваивал себе огромные средства. Естественно, они выводили их за пределы страны. Простить это в надежде на обратное движение капиталов, а также избавив их владельцев от ответственности, несложно. Однако затем встает вопрос даже не о механизмах возврата средств, а о целесообразности этого. Киргизия — не та страна, куда прощенные капиталы бросятся из офшоров ради прямого вложения. Зачем прощенным инвестировать, если их цель — продолжать выводить средства из её экономики? Им станет удобнее работать, этим все ограничится, так как для быстрого развития экономии Киргизии нужны меры иного порядка.

— В политическом пространстве объявилось известное имя: экс-президент Грузии Михаил Саакашвили. Возглавляемый им «офис простых решений и результатов» готов предоставить Киргизии «простые пути решения по наполнению бюджета, привлечению инвестиций, по созданию рабочих мест». Интересы Саакашвили могут быть реализованы? Власти Киргизии поручат ему решение страновых проблем? Или в Киргизии есть свои экономические гуру и бизнес-элита, способные модернизировать экономику с избранным президентом?

В. Колташов: Саакашвили — бесполезный помощник, даже вредный. Он бы с удовольствием ушел на покой, поселившись где-нибудь во Флориде, но американские правящие круги ему этого не позволяют. Саакашвили полностью провалился как экономический реформатор в Грузии, никакой пользы не принес Украине. Да и Киргизия ничего от его ультрарыночных и западно ориентированных рекомендаций не приобретет. Но нужно понимать четко: появление Саакашвили есть признак зависимости страны от внешних указаний, то есть наличия чужеродной администрации в ней. Впрочем, это нормальная постмайданная картина. Далее, конечно, никакого экономического чуда не случится, а вот новых проблем не избежать.

— Садыр Жапаров сокращает число министерств и ведомств, Минздрав и Министерство труда и социального развития объединены в одно министерство. В России аналогичная практика была, но потом решили «коммунальное» министерство вновь разделить на два самостоятельных. Ваше мнение по вопросу оптимизации, выиграют ли от этого бюджет Киргизии и качество работы объединенного министерства?

В. Колташов: Населению Киргизии стоит приготовиться к обычным неолиберальным реформам, к оптимизации системы здравоохранения, образования и науки, повышения материальной нагрузки на домашние хозяйства (рост цен и тарифов). Понятно, что социальная система и так находится не в лучшей форме. Либеральная оптимизация может нанести по ней свой удар. Киргизия — не уникальное место на планете. Оптимизация здесь будет типовой, самой обыкновенной, но именно поэтому стоит ожидать типового негатива.

https://eadaily.com/ru/news/2021/02/16/zapad-otnositsya-k-prezidentu-kirgizii-vrazhdebno-ekspert?fbclid=IwAR2thtvDSuhEjO9rsv0EwhleCeWVehg6lfpX6TmCocLVjJVQlf_ktHQ4QLs



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir