rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Русский и кыргызский: нужно ли Кыргызстану выбирать один из них?

Почему русский язык должен сохранять официальный статус и какие выгоды получает Кыргызстан, закрепив его статус в Конституции? На эти и другие вопросы ответили участники онлайн конференции: «Значение русского языка в современном развитии, в экономическом и образовательном сотрудничестве Кыргызстана с Россией и странами СНГ», организованной Клубом региональных экспертов КР «Пикир».

Кыргызстанцы проголосовали за президентскую республику и Садыра Жапарова

Референдум по форме правления признан состоявшимся, в соответствии с законодательством, для этого достаточно 30-процентной явки избирателей. Сегодня же в голосовании приняли участие около 33 процентов кыргызстанцев, из которых более 81 процента отдали предпочтение президентской форме правления, за парламентскую проголосовали 10,66 процента.

США не поздравили Садыра Жапарова с избранием на пост президента

Посольство США в КР распространило заявление, в котором говорится, что «Соединенные Штаты Америки признают Садыра Жапарова избранным президентом Кыргызской Республики», однако не смотря на нормы дипломатического этикета, дипмиссия с этим событием его не поздравила.

pobeda75

pobeda75 2

Политика

Ненужный берег турецкий, или Мертвая империя

KR-i-Turkish

Империи рождаются и гибнут. Пока «в живых», с тысячелетней историей, остаются только Россия и Китай. Других давно нет, как, например, британской империи, от которой остался кусок суши размером со спичечный коробок на настенной школьной географической карте. И еще мало что осталось от Османской империи. Но мечты о возрождении былого могущества все еще теплятся.

Турция почувствовала, что может «возвыситься». Вернее, ее президент Эрдоган. То, что происходит в ее «зоне интересов», каковой она считает, как минимум, соседние страны и страны тюркского мира, в числе которых Кыргызстан, дает ей шанс на удовлетворение ее имперских амбиций, которые были похоронены сто лет назад.

Президент Турции Реджеп Эрдоган человек импульсивный. Его решения по ключевым вопросам не всегда просчитаны. Он не держит слова. Сегодня он может клясться в любви и верности, а завтра нанести удар ножом в спину. Или куском рельса по затылку. Именно так он ведет себя в отношении России. То громко вещает о турецко-российской дружбе, то, приехав на Украину, не менее громко заявляет, что не признает Крым российским. Точно также он делает прыжки в сторону по вопросу поставок российских ракетных комплексов, российского трубопровода и прочих проектов. Если добавить сюда словесную перепалку Эрдогана с президентом Франции и блокаду американо-германских инициатив по Сирии, то, в принципе, он перессорился с главными игроками на политической арене.

Мы рассмотрим два момента во внешней политике Турции, которые ключевыми стали совсем недавно – Нагорный Карабах и Кыргызстан.

Государственный переворот в Кыргызстане дал шанс Эрдогану укрепить турецкий позиции в республике. Нужны были некие «дружественные» шаги, и он их сделал в надежде на шаги ответные. Буквально на днях Турция передала Кыргызстану вторую партию военно-технической помощи согласно договоренностям от 2015 года. Было это мероприятие плановым или внезапным, сказать сложно, но случилось оно вовремя для турецкой стороны. Эрдогану нужно показать новой власти в Бишкеке, что он на ее стороне и она может рассчитывать на многое впредь. Если будет слушаться.

А новая власть нуждается в признании не только народа, которое он выразит или не выразит на внеочередных выборах, но и на международной арене. И Турция тут появляется как нельзя кстати. сразу же берется активничать.

Еще в мае временный поверенный в делах Кыргызстана в Азербайджане Бакыт Юсупов заявил азербайджанским СМИ, что Кыргызстан выступает за мирное урегулирование карабахского конфликта, но признает Нагорный Карабах неотъемлемой частью Азербайджана. Видимо этот факт позволил турецкой стороне тут же начать активный диалог со стороной кыргызской: указ о назначении Руслана Казакбаева главой МИДа был подписан 14 октября, а уже 16 октября он встретился с послом Азербайджана Гидаята Оруджева и заверил его о крепкой двухсторонней дружбе, а также пригласил главу азербайджанского МИДа посетить Кыргызстан. Учитыая тот факт, что Турция выступила в конфликте на стороне Азербайджана, а Россия придерживается пока нейтралитета, можно сказать, что ИО президента Садыр Жапаров попытается разыграть турецко-азербайджанскую карту, чтобы получить от Кремля какие-то преференции, конечно же, прежде всего, в виде денег, чтобы пополнить совсем пустой бюджет, в котором дыра в размере 400 миллионов долларов, что для маленькой республики почти астрономическая цифра.

Ту, кстати, стоит еще вспомнить, что глава турецкого МИДа Мевлют Чавушоглу 20 октября заявил, что хаос в Кыргызстане сеет ФЕТО, организация ответственная за попытку государственного переворота 2016 года в самой Турции. Заявление, мягко говоря, с натяжкой. Но попытаться он должен был. Чтобы руками новой власти в Кыргызстане, «наказать» проживающих там сторонников Гюлена. Однако кыргызские власти пока никак не отреагировали на слова Чавушоглу.

Закрепиться в Кыргызстане и сделать его базой для «собирания» тюркского мира – вот одна из задач Анкары, то есть удовлетворить свои амбиции и возродить империю. Хотя бы в таком виде. И распространение слухов о том, что Турция якобы имеет планы предложить центрально-азиатским республикам создание объединенной «тюркской армии», тоже из серии активизации внешней политики Турции.

Однако Турции нечего предложить «центральным азиатам». Военную помощь в виде двух-трех грузовиков и десятка радиостанций? Поменяет ли тот же Кыргызстан это на сотни миллионов финансовой помощи России, огромные льготы на закупку ГСМ и отказ от российского рынка рабочих рук для своих мигрантов? Вряд ли. Но во власти в Кыргызстане довольно много политических деятелей и чиновников с протурецкими взглядами – те, кто получил высшее образование в Турции, у кого есть совместный бизнес, как, например, бывший президент Алмаз Атамбаев, те, кто получает гранты от США и Евросоюза и будут выполнять то, что они скажут, учитывая, что турецкое усиление в регионе выгодно и им тоже.

Сможет ли Турция усилить свое влияние в Кыргызстане и в регионе? Вряд ли. У нее нет ресурсов, нет инвестиционных возможностей, она не хочет открывать свой рынок для центрально-азиатских товаров, она перессорилась со всеми, пытаясь удовлетворить свои имперские амбиции. Эрдоган выглядит нынче истеричкой, а не лидером нации, пусть у него и большая популярность внутри страны. То, что, например, он тратит большие деньги на войну в Сирии и пытается влезть как миротворец в Нагорный Карабах никак не способствует его дальнейшей популярности. Ситуация изменится.

То, что Турция предлагает Кыргызстану взамен за внешнеполитическую поддержку, никакой выгоды не имеет.

Но кроме Турции есть и другие игроки, которые имеют свои интересы в Кыргызстане, но, как говориться, вкладываться не хотят.

Эгамберды Кабулов



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir