rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Русский и кыргызский: нужно ли Кыргызстану выбирать один из них?

Почему русский язык должен сохранять официальный статус и какие выгоды получает Кыргызстан, закрепив его статус в Конституции? На эти и другие вопросы ответили участники онлайн конференции: «Значение русского языка в современном развитии, в экономическом и образовательном сотрудничестве Кыргызстана с Россией и странами СНГ», организованной Клубом региональных экспертов КР «Пикир».

Кыргызстанцы проголосовали за президентскую республику и Садыра Жапарова

Референдум по форме правления признан состоявшимся, в соответствии с законодательством, для этого достаточно 30-процентной явки избирателей. Сегодня же в голосовании приняли участие около 33 процентов кыргызстанцев, из которых более 81 процента отдали предпочтение президентской форме правления, за парламентскую проголосовали 10,66 процента.

США не поздравили Садыра Жапарова с избранием на пост президента

Посольство США в КР распространило заявление, в котором говорится, что «Соединенные Штаты Америки признают Садыра Жапарова избранным президентом Кыргызской Республики», однако не смотря на нормы дипломатического этикета, дипмиссия с этим событием его не поздравила.

oy-ordo

881

Политика

«Евразийская интеграция и Китай»: Взгляд из России

Как в контексте идеи создания Евразийского Союза могут быть совместимы новые интеграционные процессы с внешне - экономической политикой Китая? В этой связи, к участию в данной части дискуссии «Регион.kg» и проект «Центральная Евразия» пригласил трех авторитетных экспертов из России: Виталия Бушуева, Ксению Боришполец и Сергея Горнова.

Владимир Парамонов, руководитель проекта «Центральная Евразия»: мое и моей аналитической команды концептуальное видение темы заключается в том, что для правильного - адекватного понимания Китая и его политики, грамотного использования его экономической и иной мощи России и другим постсоветским странам необходимо выводить отношения с КНР на качественно новый уровень - уровень реального стратегического партнерства, нацеленного на формирование доверительных, а в перспективе, союзнических отношений.

Во-первых, требуется политическая воля высшего руководства всех указанных стран, осознание их политической и интеллектуальной элитой необходимости построения прочного союза с Китаем: как с точки зрения кардинального повышения статуса в мировой политике и глобальной экономике, так и с точки зрения обеспечения устойчивого развития и долгосрочной безопасности.

Во-вторых, требуется максимальное задействование интеллектуальных потенциалов России, других постсоветских стран и Китая для поиска и выстраивания общности долгосрочных интересов (безусловно, учитывая анализ успехов и неудач в историческом прошлом), а также для выработки общих целей и задач по всем основным направлениям развития и взаимодействия. Экономика здесь приоритетна.

В-третьих, как представляется, общность долгосрочных интересов и, следовательно, основные «локомотивы» отношений могут быть сформированы через достижение следующих тесно взаимосвязанных друг с другом стратегических целей: построения многополярного мирового порядка; совместного, взаимовыгодного и масштабного экономического освоения и развития внутриконтинентального пространства Евразии (особенно российских Сибири и Дальнего Востока, китайских северо-восточных провинций и Синьцзяна, Центральной Азии и, возможно, Монголии, а в последующем – Афганистана, Кавказа и других стран).

Все эти меры пока не предпринимаются, что ведет к формированию крайне деформированного характера отношений с Китаем, ставит КНР в позицию не союзника и партнера РФ/постсоветского пространства (как в плане региональной интеграции, так и вообще), а в позицию конкурента и противника любого сближения и объединения на территории бывшего СССР.

А каково Ваше мнение уважаемые коллеги и как бы Вы кратко ответили на поставленные в рамках экспертной дискуссии вопросы? В целом, как «работать» с Китаем? Стоит ли опасаться усиления его экономических позиций в той же Центральной Азии и в рамках Шанхайской организации сотрудничества? Какие рекомендации Вы бы могли дать России и другим постсоветским странам?

Виталий Бушуев, генеральный директор Института энергетической стратегии: Китай, как и Россия, территориально и географически - неоднородные страны. Западный Китай будет тяготеть к Центральной Азии, а Восточный - к Дальнему Востоку России и странам Азиатско-Тихоокеанского региона. Поэтому региональная экономическая интеграция - неизбежна. Ибо страны, богатые ресурсами, нуждаются в емких рынках сбыта. Например, с точки зрения энергетики, те же центральноазиатские и западно-сибирские углеводороды будут востребованы в Западном Китае, а трубопроводы создадут инфраструктуру, необходимую для интеграции. Из политических соображений и Китай, и Россия заинтересованы в развитии инфраструктуры между своими западными и восточными регионами, но это - дорогостоящая задача. И если встать на позицию не государственного суверенитета, а евроазиатской самоидентификации, то устремления России и Китая должны быть направлены на зональную интеграцию - создание транснациональных территориально-производственных комплексов.

В частности, интегрирующим фактором здесь может быть не только газ, но и вода, в которой заинтересованы все страны центральноазиатского региона. А то, что сегодня эти страны разделяют горные массивы Тянь-Шаня, это не препятствие к сотрудничеству, а наоборот, дополнительный стимул к организации здесь международного энергоемкого, ресурсоемкого и трудоемкого горно-промышленного комплекса с глубокой переработкой сырья. Возможно, историческая идентичность народов, проживающих по обе стороны горного массива, явится дополнительным интегрирующим фактором, если этому не будут мешать правители, заинтересованные не в развитии своих стран, а в сохранении «государственного суверенитета», под которым они понимают сохранение своих властно-чиновничьих интересов. Подобных социально-экономических и территориально-производственных кластеров в Евразии немало и их интеграция - задача верхнего уровня, требующая, прежде всего, нового постгосударственного (не путать с надгосударственным правительством) обустройства на континенте.

Ксения Боришполец, профессор МГИМО(У): в геополитической тональности большинства вопросов есть, разумеется, доля сермяжной правды, но все-таки такие акценты устарели - все черно-белое. Тем более что великие державы не играют друг с другом в игры с «нулевой суммой». Китай в той же Центральной Азии – это многовекторность постсоветского периода, а также объективная потребность в увеличении ресурсов развития для новых независимых государств. В экономическом плане многовекторность очень полезна, и, как полагаю, ее нужно всячески «культивировать». Издержки (о них всем известно) лежат в сфере внутриполитического регулирования. Поэтому никакой предопределенности в нарастании противоречий на китайском направлении сотрудничества - нет. Кстати, сотрудничество с теми же Таджикистаном и Киргизией пока для китайской стороны является не очень рентабельным. Это, скорее, инвестиции в будущее и в снижение политических рисков, в случае если будут нарастать социальное неблагополучие и нестабильность. В общем, на современном этапе - это конструктивный вклад в развитие.

Что касается более развитых стран, то они лучше интегрируются: могут находить области стыковки экономических потоков, структурировать взаимодополняемость производства и потребления. Важна именно взаимодополняемость, а не переток типа формулы «от вас сырье - от нас готовый товар». Однако мы имеем дело с реальным процессом, реальными корпоративными интересами и кадровыми возможностями. Поэтому ждать абсолютно безоблачных трудовых будней - наивно. Но все решаемо. Нужна политическая воля. Она, безусловно, есть со стороны всех партнеров. В целом же, полагаю, что экономическое сотрудничество тех же центральноазиатских государств с КНР на современном этапе полезно для интеграционных процессов в евразийском формате.

Сергей Горнов, заведующий отделом экономической политики Международного информационно-аналитического агентства International Press & Consulting: при создании и участии в международных организациях и союзах каждая страна исходит из внутренних установок. Если установкой страны является сколачивание военно-политических блоков, да еще с целью доминирования в этом блоке - это одно. Если же установкой является стремление к союзу равноправных партнеров для повышения эффективности торговли и сотрудничества, расширения рынка сбыта - это другое. России стоит участвовать во всех возможных торгово-экономических организациях и союзах. Причем без выпячивания политической составляющей, а на основе прагматических, экономических отношений. Тем более что у России явный перекос в европейском направлении торгово-экономических потоков и необходима диверсификация векторов сотрудничества. Также России стоит научиться участвовать и в таких союзах, где она не является явно доминирующей страной. В той же Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) всей своей мощью будет доминировать Китай, но России не стоит игнорировать такой союз со странами Азии. Энергетический клуб ШОС может способствовать кооперации России в энергетической области со странами Центральной Азии и КНР, Индии, Пакистана, государствами Юго-Восточной Азии. Главное, чтобы Энергоклуб не привел к превращению России в энергосырьевой придаток Китая и других стран ШОС, которые остро нуждаются в нефти, газе и электроэнергии. Такой союз и участие в нем России будет способствовать сокращению центробежных тенденций в том же центральноазиатском регионе, развитию торгово-экономических отношений России со странами Центральной Азии.

Владимир Парамонов: благодарю участников этой части дискуссии за их оценки, ценные идеи и рекомендации. Спектр мнений, безусловно, очень широк. Тем не менее, на мой взгляд, главное, что объединяет экспертов - это четкий акцент на необходимость более активного участия России в налаживании эффективных форм и механизмов экономического взаимодействия с Китаем и странами Центральной Азии. Я полностью согласен с тезисом о том, что подобное взаимодействие может стать важным фактором поддержки процессов постсоветской и общеевразийской интеграции. В этой связи, принципиальное значение имеют конкретные – локомотивные формы, проекты и направления сотрудничества. При их выработке и развитии эксперты, принявшие участие в дискуссии, рекомендуют учитывать идею создания транснациональных территориально-производственных комплексов, а также уже много лет подряд озвучиваемое предложение по формированию Энергетического клуба ШОС, в целом – принимать во внимание острую необходимость углубления взаимодополняемости производства и потребления. Все это, на мой взгляд, призвано изменить современный, крайне деформированный формат экономических отношений между Китаем с одной стороны, Россией и государствами Центральной Азии – с другой, строящийся по формуле «готовая продукция в обмен на сырьевые ресурсы». Подобный формат лишь закрепляет сырьевую ориентацию целого ряда постсоветских государств в их взаимодействии с КНР, явно не способствует созданию прочной основы для долгосрочного развития и сотрудничества тех же России и Центральной Азии с Китаем.

Материал подготовлен в рамках совместного проекта с интернет-изданием «Новое Восточное Обозрение» (Россия), при информационной поддержке ИА «Регнум» (Россия), Информационно-аналитического центра МГУ (Россия), аналитического сайта «Region.kg» (Кыргызстан), информационно-аналитического портала APRA (Кыргызстан).



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir

media mig logo