rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Русский и кыргызский: нужно ли Кыргызстану выбирать один из них?

Почему русский язык должен сохранять официальный статус и какие выгоды получает Кыргызстан, закрепив его статус в Конституции? На эти и другие вопросы ответили участники онлайн конференции: «Значение русского языка в современном развитии, в экономическом и образовательном сотрудничестве Кыргызстана с Россией и странами СНГ», организованной Клубом региональных экспертов КР «Пикир».

Кыргызстанцы проголосовали за президентскую республику и Садыра Жапарова

Референдум по форме правления признан состоявшимся, в соответствии с законодательством, для этого достаточно 30-процентной явки избирателей. Сегодня же в голосовании приняли участие около 33 процентов кыргызстанцев, из которых более 81 процента отдали предпочтение президентской форме правления, за парламентскую проголосовали 10,66 процента.

США не поздравили Садыра Жапарова с избранием на пост президента

Посольство США в КР распространило заявление, в котором говорится, что «Соединенные Штаты Америки признают Садыра Жапарова избранным президентом Кыргызской Республики», однако не смотря на нормы дипломатического этикета, дипмиссия с этим событием его не поздравила.

pobeda75

pobeda75 2

Медиа школа

Невидимые люди

bomzh

Согласно данным на 2019 год, в одном лишь Бишкеке насчитывается около 3,500 лиц без определенного места жительства, хотя официально зарегистрировано намного меньше. Точно подсчитать количество бездомных в столице и в стране очень трудно

Особенно тяжело бомжам приходится в холодные сезоны, особенно зимой. Так, по сообщениям в СМИ, в 2010 году только за выходные дни умерли 20 бездомных, кто-то от морозов, а кто-от от ожогов возле костров, которые они разжигают в попытке согреться.

В Бишкеке работают несколько приютов, общая вместимость которых примерно 150 человек, часть из которых принимают людей только зимой. Кроме того, в Бишкеке есть благотворительный дом для бездомных «Коломто», рассчитанный на содержание примерно 70 человек.

Как сообщила директор приюта «Коломто» Айгуль Сманолиева, зимой 2018 года приют стал убежищем для 1023 бездомных в Бишкеке. Из интервью директора местным СМИ: «Конечно, было тесновато. Помимо спален и изоляторов, которые были все забиты, приходилось размещать людей в коридорах. Мы расстилали матрасы везде, где только можно».

Директор приюта отметила, что многие посетители «Коломто» - не опустившиеся люди и пьяницы, а вполне интеллигентные и образованные люди, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации: «Среди наших жителей есть бывшие врачи, спортсмены, преподаватели. Некоторые поступили к нам из-за инвалидности. К примеру, есть у нас один безногий мужчина, у которого и семья, и мать есть, однако, сколько бы мы не уговаривали их забрать его домой, они наотрез отказываются».

Интервью с бездомным

Он часто спит около мусорных контейнеров. Ему около 50 лет на вид. Одет грязно, неопрятно, что, впрочем неудивительно, учитывая, что он –бездомный, или как обычно называют люди – бомж.

Иногда сердобольные жильцы близлежащих домов оставляют около мусорки пакеты с едой или одеждой. Часто оставляют бутылки, которые он сдает за деньги в каком-то пункте приема пластиковой тары.

Обычно я просто отдавал ему пакеты с бутылками, и он благодарил меня. Но сегодня мне вдруг захотелось узнать побольше о нем и о причинах его бедственного положения.

-Не холодно ночью? – спросил я.

- Да как-то греюсь вот, - он кивнул на ворох грязных одеял и курток на матраце.

-А зимой?

-А зимой на теплотрассе, там тепло, горячо даже.

-А если прорвет, ожог же будет, обвариться же можно? – вопросительно смотрю на него.

Он пожимает плечами:

-Можно, но где еще греться? Зимой на улице смерть, что еще делать?

-А почему не пойдете в приют какой-нибудь для бездомных? Есть же в городе

-Да был я там, в нескольких. Там кушать не дают, да и мест часто нет, а тут хоть люди иногда деньги дают или еду или вещи.

- А как вы стали на улице жить? Как так получилось?

- Нормально жил раньше, как все. Потом развод и жене и детям все оставил, да у нас и не было ничего, только дом. Сам я не местный, с Токмака. Да и пил много, а потом и заболел, бронхит был тяжелый, а меня и уволили, я грузчиком тогда работал. Ну и остался потом без работы и еще больше пить стал. А потом как-то пошло-поехало и так и остался на улице жить.

-А дети? Нельзя их найти, чтобы помогали?

-Да зачем я им сдался, бомж и алкаш? Пусть живут себе спокойно, еще и меня не хватало им, и так им тяжело самим. Я и не ищу их, зачем тревожить зря?

-А чего бы хотели в жизни?

-Работу, жить где-то, да только не берут никуда. Кому бомж нужен на работу брать? И документы потерял, да и здоровья нет совсем. А так, конечно, хотелось бы и жить, как люди, нормально, чтобы дом был, теплый, мебель там, еда каждый день, одежда чистая, работа какая-никакая, ну и с детьми видеться. А что еще надо человеку?

На этой ноте мы и расстались с ним. Я шел домой и думал о том, что так трудно в нашей стране людям воплощать в жизнь такие простые желания.

Алексей Губин

Студент 4-го курса,

факультет востоковедение, МУК

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir

media mig logo