rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Игорь Шестаков: Мы участники глобального социального эксперимента

Многие мировые аналитики склоняются к тому, что после пандемии мир никогда не станет прежним и все должно поменяться. 

Пандемия тестирует прочность ЕАЭС?

Углубление мирового экономического кризиса, вызванного пандемией коронавируса, обращает вспять процессы глобализации, а также тестирует на прочность международные военно-политические альянсы и торгово-экономические объединения

Мурат Иманкулов: Попытка переписать подвиг 28 панфиловцев – это глумление над историей и народами

Попытка переписать и обесценить подвиг солдат Красной армии, в том числе подвиг панфиловцев под Москвой – это глумление над историей и народами, которые отдали своих сыновей ради общей Победы. Таким мнением с «Регион.kg» поделился заведующий лабораторией Кыргызской академии образования Мурат Иманкулов

pobeda75

pobeda75 2

Миграция

Зачем Кыргызстану диаспора?

Zachem-nugna-diaspora

Речь в очередной раз пойдет о кыргызских национальных общинах и организациях в России, которых много, но которые почти не работают.

Казалось бы, что об этом можно сказать нового? Призывы объединиться, начать работать, или даже создать Федеральную национально-культурную автономию кырызстанцев в РФ (которая положена по российскому законодательству), раздавались уже не раз и не два. Без какого-либо результата.

Потому я решил отойти от этой привычной, но неэффективной канвы сюжета о кыргызских диаспорах в России, и поставить вопрос так: а почему все обстоит так плохо? Только ли в лени и нераспорядительности дело, как можно подумать? Вряд ли. Организация более полусотни юридически существующих кыргызских диаспор в России требовала определенных усилий и затрат. Но почему они не работают, а не работают они во многом потому, что у них нет денег, а политика без денег, как паровоз без воды, не едет? Или так, почему им не дают денег на вроде бы нужное и полезное дело? Или не нужное и не полезное? Понятно, что в России общественная деятельность не ценится, т.е. общественная работа не благодарная.

В общем, задавая подобные уточняющие вопросы, я и пришел к мысли, что дело в довольно банальной причине: в Кыргызстане, и среди политического руководства, и среди лиц, имеющих большие деньги, да и среди народа тоже, совершенно нет понимания того, зачем вообще нужна диаспора и что она дает, какую пользу. Раз нет такого понимания, то никто и не желает выделить денег, даже самую малость, на диаспорные организации. Даже у граждан Кыргызстана, которые работают в России и временами испытывают на себе произвол и притеснения (вроде недавнего избиения в Хабаровске), совершенно отсутствует такая мысль.

Хотя, казалось бы, что может быть проще: скинуться регулярными взносами, выбрать авторитетного уполномоченного, чтобы тот нанял хороших адвокатов для правовой защиты и для судов. Чтобы по каждому случаю нарушения прав наемные адвокаты вчиняли иски. Если каждый кыргыз в России сдаст сто рублей в месяц (ничтожная сумма — столько стоит пачка сигарет), то наберется около 100 миллионов рублей, или более миллиарда рублей в год. Сумма достаточная, чтобы у полиции, Росгвардии, ОМОН и ОУВМ РФ отпала охота связываться с гражданами Кыргызстана, а уж тем более их притеснять, ввиду активной работы защищающих их адвокатов.

Если даже сотней рублей на адвокатуру не могут сброситься, это говорит о том, что просто нет никакой идеи нужности диаспорных организаций, и нет понимания их необходимости. Этот недостаток можно исправить, и я решил написать своего рода программную статью на эту тему.

Начнем с того, что непонимание необходимости и важности национальных организаций кыргызов легко объяснимо тем, что это очень молодое, недавнее явление, появившееся с обретением независимости и массовым отъездом на работу в Россию. До этого кыргызы фактически жили этнической общиной в одной стране. Однако, времена меняются, потребность возникла и надо научиться у тех народов, которые имеют хорошо организованные диаспоры.

Например, Армения и армянская диаспора. В Армении живет 2,8 миллиона человек (почти вдвое меньше, чем в Кыргызстане), а в диаспоре по некоторым оценкам около 11 миллионов армян, во множестве стран, но, главным образом, в России. Армения ни за что бы не выжила без армянской диаспоры, во всех смыслах, в первую очередь политическом и экономическом. Армянская диаспора отличается своей вовлеченностью в торговлю и бизнес, и представляет собой рынок сбыта для своей исторической родины, и является торговым посредником для армянских фирм.

Грузия с грузинской диаспорой в России, весьма богатой и влиятельной (на мой взгляд побогаче и влиятельнее, чем армянская; чему способствовало вовлечение большого количества грузин в советскую политическую, партийную и культурную элиту). Несмотря на официальное состояние в очень недружественных отношениях, грузинский бизнес в России процветает и дает неплохие прибыли. Сбыт грузинской продукции и кухни (в первую очередь вин и минеральной воды), торговля, денежные переводы — все это поддерживает грузинскую экономику на плаву.

Можно еще привести в пример афганскую диаспору. Она существует во множестве стран, в том числе и в России, почти не светится на публике. Но только ее усилиями Афганистан существует в экономическом смысле, и даже как-то экономически развивается, несмотря на бесконечную войну.

Наконец, стоит вспомнить Израиль с мощной еврейской диаспорой в США. Диаспора в Америке сложилась исторически, еще до Израиля, за счет эмиграции российских и польских евреев, многие из которых не только давно натурализовались, но и заняли высокое положение в американском политическом истеблишменте и крупном бизнесе. Израильское лобби, орудующее в Сенате и Конгрессе США, считается самым мощным, самым организованным лобби, добывающим для Израиля сотни миллиардов долларов экономической помощи, выгодных контрактов, горы новейшего оружия, без чего Израиль был бы сметен арабами.

Таких примеров можно приводить довольно много, и все они будут говорить, что небольшие страны в современном мире очень нуждаются в диаспорах, как в средстве улучшения своих экономических и политических позиций, развития густой сети связей с ключевыми партнерами из числа крупных держав. Это важнейший инструмент выживания небольших стран, таких как Кыргызстан, в современном мире.

В принципе, диаспора очень важна и для Кыргызстана, даже в таком слабом виде, какая она есть. Она дает поступление денежных переводов, без которых республика просто обанкротилась бы, потому что без переводов из-за рубежа, Кыргызстан имеет стабильное превышение импорта над экспортом, то есть покупает больше, чем продает. Но этого мало. Диаспора может и должна делать больше. Что именно?

Обеспечить кыргызское политическое лобби в России. Отношения двух стран хорошие, но нужно также иметь в виду возможность изменения политических условий, но при этом стоит озаботиться тем, чтобы эти хорошие отношения превращались в выгодные для Кыргызстана соглашения, договоры, законы, контракты, льготы, привилегии и так далее. Отчасти это делается уже теперь, как можно судить по некоторым признакам. Однако, лучше превратить это в стройную и хорошо работающую систему. Другая задача политического лобби – имидж Кыргызстана и кыргызов, то есть чтобы в российском обществе кыргызы пользовались уважением.

Устроить кыргызономику. Этот придуманный мной термин обозначает, что кыргызы, где бы они ни жили, должны быть включены в систему экономических связей с республикой. То есть, в диаспоре нужно развивать бизнес, который бы выступил покупателем кыргызских товаров, или выступил бы посредником в их сбыте на российском рынке, который также выступил бы работодателем для граждан Кыргызстана, приезжающих заработать.

Вообще, диаспорный бизнес организованный, как российскими кыргызами, так и кыргызскими кыргызами — в зависимости от гражданства представляет собой весьма важный для Кыргызстана экономический актив. Собственность, недвижимость, финансовые и материальные ресурсы таких фирм и компаний, способность осуществлять определенные операции и оказывать определенные услуги — все это может быть использовано правительством Кыргызстана для разрешения экономических проблем республики и ее дальнейшего экономического и инфраструктурного развития.

В особенности возможности диаспорного бизнеса должны быть использованы для снижения зависимости от внешних кредиторов и иностранных инвесторов. Диаспорный бизнес есть последний шанс Кыргызстана на экономическое возрождение, поскольку на кредиты и щедрость иностранных доноров уже особо рассчитывать не приходится.

С этой точки зрения значение диаспоры смотрится уже по-другому. Это уже не просто периодические встречи земляков, а уже важное и выгодное дело. Только как это все сделать? Вот для этого и нужны всякого рода диаспорные общественные и национально-культурные организации.

Их главная задача состоит в том, чтобы сплести густую сеть личных связей, поддерживать ее в надлежащем состоянии и развивать дальше. Чтобы делать бизнес, нужны личные связи и доверие между партнерами. Где же еще завести эти знакомства, как не на мероприятиях, праздниках и тоях диаспорных организаций?

Разного рода друзья кыргызов и давно работающие наемники также должны быть в определенной мере интегрированы в кыргызское общество. И это тоже лучше всего делать именно в рамках диаспорных организаций. На праздники и тои также нужно приглашать людей, никак с Кыргызстаном не связанных, но потенциально интересных и полезных. Так можно приобрести ценных друзей.

Асилбек Эгембердиев



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir