rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Игорь Шестаков: Мы участники глобального социального эксперимента

Многие мировые аналитики склоняются к тому, что после пандемии мир никогда не станет прежним и все должно поменяться. 

Пандемия тестирует прочность ЕАЭС?

Углубление мирового экономического кризиса, вызванного пандемией коронавируса, обращает вспять процессы глобализации, а также тестирует на прочность международные военно-политические альянсы и торгово-экономические объединения

Мурат Иманкулов: Попытка переписать подвиг 28 панфиловцев – это глумление над историей и народами

Попытка переписать и обесценить подвиг солдат Красной армии, в том числе подвиг панфиловцев под Москвой – это глумление над историей и народами, которые отдали своих сыновей ради общей Победы. Таким мнением с «Регион.kg» поделился заведующий лабораторией Кыргызской академии образования Мурат Иманкулов

pobeda75

pobeda75 2

Общество

Как бюрократы сирот обидели

Igor-Belyaev

Сергею всего 16, но он уже знает не понаслышке, что такое остаться на улице без денег, одежды, еды и малейшей надежды на будущее.

Отца парень не помнит: он бросил его и сестренку Аню еще в младенчестве. Мать из-за этого запила, перестала следить и ухаживать за детьми, а позже и вовсе оставила их.

- Тогда нас стала воспитывать родная бабушка. Она была очень добрая, терпеливая, талантливая. Она умела делать все: вкусно готовила, порядок наводила, вязала, даже гвозди сама забивала и по дому все ремонтировала. Но потом она умерла, - с горечью вспоминает Сергей. – Так мы с Аней попали Чуйскую школу-интернат. Здесь через какое-то время нам сообщили, что наша мать скончалась. Мы остались круглыми сиротами.

После окончания интерната парня определили в лицей № 18, поскольку здесь выпускникам детдомов предоставляется бесплатное общежитие.

Однако, кроме временного угла, государство больше ничего учащимся сиротам не дает. Едой, одеждой и канцтоварами бывшие детдомовцы должны обеспечивать себя сами. Госпособия в 2000 сомов, которое получают только 4 процента сирот республики, при всем желании не хватит на все необходимое. А подрабатывать получается далеко не у всех: учеба оставляет минимум свободного времени. Поэтому, как правило, больше половины выпускников детдомов в первом полугодии бросают учебу.

Но Сергей не относится к их числу. Несмотря на постоянное безденежье, юноша не бросил учиться, поскольку очень хочет стать автослесарем. А однажды парень вытянул билет в благополучную жизнь. Он получил пристанище в «Молодежном доме» - проекте общественного фонда «Прав защиты детей-сирот», возглавляемом таким же бывшим детдомовцем Игорем Беляевым. В начале осени в резиновых сланцах на босу ногу Сергей появился перед воротами дома для мальчиков-сирот, который находится в пригородном селе Новопокровка.

«Молодежный дом» - проект уникальный для Кыргызстана. Он действует уже полтора года. Выпускники детдомов и интернатов могут здесь жить абсолютно бесплатно, пока получают средне специальное или высшее образование. На это время за счет средств фонда им предоставляется все необходимое для жизни: питание, одежда, деньги на дорогу. Также организация помогает молодым людям поступить в учебное заведение или устроиться на работу. Фонд даже оплачивает контрактное обучение, если это необходимо.

Все затраты по проекту обеспечивает фонд за счет средств неравнодушных граждан, бизнесменов и политиков. Интересно, что аренду обоих домов оплачивает одна из выпускниц детского дома, которая сейчас живет за границей.

- В «Молодежном доме» дети социализируются, учатся самостоятельности. Они сами ходят за продуктами, готовят, убирают, стирают, делают уроки. Рядом с воспитанниками 24 часа в сутки находится соцработник. Приходят психолог и правозащитник, чтобы помочь в конкретных случаях, - рассказывает волонтер фонда, юрист Айнура Чокоева. - Ведь детдома – закрытые учреждения. Многие дети выходят оттуда абсолютно неготовыми к самостоятельной жизни. А здесь они адаптируются и, когда нужно, уходят. Мы никого силой не держим.

Сегодня действуют два «Молодежных дома»: один - для девочек, другой - для мальчиков. В женском доме живет 8 человек, в мужском – 6. Каждое домохозяйство, как отдельная семья. У каждого ребенка своя зона ответственности. Ребята по очереди ходят за покупками, готовят, топят печь и убираются.

- Этот проект показывает государству возможность решения проблем выпускников, которые все без исключения относятся к группе риска. Они часто попадают под плохое влияние. Нередко мальчики идут в криминал, девочки - в проституцию. Только в этом году 4 выпускника попали в места лишения свободы, - говорит Чокоева – Конечно, много ребят хотело бы тут жить. Но в приоритете наиболее способные и мотивированные на учебу. Остальным детям мы помогаем устроиться в лицей, помогаем одеждой, средствами гигиены и прочим. Всех охватить пока не можем.

19-летняя Гульниза живет в «Молодежном доме» второй год. Скоро она закончит учебу и станет программистом. Параллельно девушка успевает работать в салоне красоты мастером по татуажу. Она копит деньги и уже планирует дальнейшую самостоятельную жизнь.

- Как закончатся курсы, буду дополнительно подрабатывать программированием. Потом снимем вместе с подругами жилье, - рассуждает Гульниза.

Кстати, по закону КР, дети-сироты имеют право на получение социального жилья или земельного участка. Но за все годы кыргызской независимости только один выпускник детдома получил-таки от государства небольшую комнату. Но этот факт - скорее статистическая погрешность. Поскольку остальные несколько сотен сирот, стоявших в очереди до и после удивительного случая, не получили ровным счетом ничего.

- В действительности в жилье нуждаются гораздо больше выпускников. Ежегодно из стен детдомов и интернатов выходят около 400 ребят. В этому году, например, выпустились 370 человек. Только у 5 процентов этих детей есть недвижимость, унаследованная от родственников. Остальные 95 процентов остаются без жилья, - добавляет юрист Айнура Чокоева.

Кроме того, по словам правозащитницы, фактические сироты не получают государственное пособие, потому что не имеют соответственного юридического статуса.

- Только 2 процента выпускников имеют статус сироты, который должны присваивать в течение месяца после определения ребенка в детдом. Однако районные органы опеки, в частности отделы поддержки семьи и детей (ОПСД) практически ничего с этим не делают. Есть дети, которых просто оставили, выкинули в мусорный бак. Кто их родители, неизвестно. То есть, кроме государства, этих детей обеспечивать некому. При этом де-юре они - не сироты! - возмущается Чокоева.

Главный специалист отдела поддержки семьи и детей Ыссык-Атинского районного управления труда и социального развития Калия Назыркулова в свою очередь сообщает, что «дать статус сироты всем попавшим в интернат» невозможно.

- По закону, статус сироты могут получить дети, у которых один или оба родителя умерли. В других случаях статус присваивается только решением суда. В суд в основном обращается районный орган опеки, то есть, мы. Мы доказываем, что ребенок остался без попечения родителей, поскольку один в местах лишения свободы или без вести отсутствует. Но судьи далеко не всегда идут нам навстречу, - поясняет чиновница. – Всего в Иссык-Атинском районе статус сироты имеют 14 человек. В этому году его еще никто не получил.

Назыркулова также добавила, что ребенок не считается сиротой, если его родителей лишили родительских прав. «Обязанности все равно остаются», уверена представительница ОПСД. Однако сам отдел поддержки семьи и детей странно понимает свои обязанности. Вместо осуществления декларируемой государством поддержки детей он ставят под сомнение законность деятельности «Молодежного дома», реально помогающего сиротам.

Сегодня ОПСД требует аккредитовать учреждение в Минсоцразвития, поскольку здесь «круглосуточно находятся несовершеннолетние». Правда, в каком виде можно аккредитовать «Молодежный дом», не знает даже ОПСД. Дело в том, что, социальный проект не подпадает ни под одну организацию, подлежащую данной процедуре. Согласно статье 38 закона КР о детях, проходить аккредитацию должны «организации, занимающиеся усыновлением», и «учреждения интернатного типа».

- Полтора года назад мы согласовали проект «Молодежного дома» с Министерством образования. Ведомство полностью поддержало нас и подписало все документы. Сообщили, что мы можем открывать такие дома при благотворительном фонде «Прав защиты детей-сирот», - сообщает руководитель фонда Игорь Беляев. – Мы сразу же отправили устав проекта в Минсоцразвития и районные ОПСД, которые ничего на тот момент не возразили. Теперь, когда проект успешно работает полтора года, на нас давят, требуют непонятную аккредитацию и грозят закрытием.

Претензии органов опеки отчасти можно понять. Ведь несовершеннолетние требуют особого контроля и учета. Но благотворительный фонд за каждого воспитанника ведет строгую отчетность перед районной администрацией, милицией, прокуратурой и органами опеки. Инспектор по делам несовершеннолетних и сотрудники ОПСД регулярно наведывается в «Молодежный дом», чтобы отслеживать ситуацию.

Остается надеяться, что чиновники не помешают развиваться уникальному позитивному проекту, успешно выполняющему те функции, которые должно брать на себя государство, но не делает этого. Вместо этого госчиновники годами обсуждают инициативы о выделении сиротам 7 социальных квартир, от которых отказались депутаты.

Круглый сирота Сергей давно не верит словам чиновников про постоянную заботу о детдомовцах. Зато парень верит делам, которые действительно помогают ребятам с самым низким стартом стать полноценными и успешными членами общества.

- Я стану автослесарем. А потом поступлю в вуз на программиста. Я мечтаю иметь хорошую работу, собственный дом и большую дружную семью. Я помогу добиться успеха и своей сестренке – самому близкому для меня человеку. И я не допущу, чтобы мы с ней снова остались на улице, – твердо заявляет Сергей.

Алена Табарина



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir