rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Игорь Шестаков: Мы участники глобального социального эксперимента

Многие мировые аналитики склоняются к тому, что после пандемии мир никогда не станет прежним и все должно поменяться. 

Пандемия тестирует прочность ЕАЭС?

Углубление мирового экономического кризиса, вызванного пандемией коронавируса, обращает вспять процессы глобализации, а также тестирует на прочность международные военно-политические альянсы и торгово-экономические объединения

Мурат Иманкулов: Попытка переписать подвиг 28 панфиловцев – это глумление над историей и народами

Попытка переписать и обесценить подвиг солдат Красной армии, в том числе подвиг панфиловцев под Москвой – это глумление над историей и народами, которые отдали своих сыновей ради общей Победы. Таким мнением с «Регион.kg» поделился заведующий лабораторией Кыргызской академии образования Мурат Иманкулов

pobeda75

pobeda75 2

Интеграция

Парламентские выборы в Кыргызстане: деньги – не главное

parlament-vybory-dengi-ne-glavnoe

Осенью 2020 г. на фоне тотальной дискредитации нынешнего депутатского корпуса пройдут выборы в Жогорку Кенеш. По сравнению с предыдущими избирательными кампаниями, кроме роли денег, усилится личностный фактор и наличие обильных связей в регионах.

Нынешний кыргызстанский парламент избран в 2015 году, с тех пор неоднократно обсуждалась возможность досрочных выборов ввиду развала в парламентских фракциях и якобы желания президента. Так или иначе, но, хотя до выборов ещё целый год, подготовка к ним уже вовсю идёт.

Нынешний состав ЖК представлен шестью партиями: СДПК, «Республика – Ата-Журт», «Кыргызстан», «Онугуу-Прогресс», «Бир Бол» и «АтаМекен». В прошлый раз проходной порог составлял 7%, сейчас уже  9%, что неизбежно оставит за бортом небольшие партии.

Кто сможет пройти в следующий созыв парламента? Как будут строиться предвыборные кампании?

По мнению политолога из Бишкека Дениса Бердакова, нынешние партии неизбежно обновят свой состав, а избраться смогут те партии, которые привлекут в свои ряды людей с большой сетевой структурой, позволяющей набрать голоса по всей стране.

– Высокий проходной порог будет способствовать тому, что количество партий в Жогорку Кенеше сократится, а пройдут 3-4 партии, – считает Д. Бердаков. – Поэтому борьба будет крайне жёсткой. Те партии, которые существуют сейчас, они минимум на 50% обновят свой состав. Это в очередной раз подтверждает то, что партий как таковых у нас нет, это всё временные союзы для прохождения финансовых и региональных элит в каждый новый созыв.

Поэтому сейчас гадать на тему, какая партия с какой сольётся, это абсолютно неблагодарное дело. Это, на мой взгляд, будет неизвестно вплоть до самого последнего момента. Если мы посмотрим на предыдущие выборы, то даже прямо перед сдачей списков в ЦИК состав сильно менялся.

Рост финансовых затрат

– Главный вопрос в том, чем эти выборы отличаются от предыдущих? Во-первых, если мы говорим именно о политтехнологиях или о том, как устроен предвыборный процесс, то с каждым разом повышалась цена. Имеются в виду как в целом расходы на кампанию, так и стоимость покупки одного голоса. Сейчас цена за депутатское место для «стандартного» депутата будет стоить 450-500 тыс. долларов. А вот для наиболее влиятельных людей, у которых есть политические амбиции, обычно это члены политсовета, то здесь затраты составят от 700 тыс. до 2 млн. долларов. Отдельную категорию составляют люди, у которых действительно очень много денег, но они крайне непубличны и имеют реальную связь со своими родовыми сёлами/регионами, помогая им десятилетиями. Для них стоимость будет 1-2 млн. долларов – за вхождение в список первых 20-30 мест любой крупной партии.

Совокупность факторов как залог успеха

– Во-вторых, простой подкуп голосов, как показала практика, эффективен, но не всегда. Простая раздача денег не всегда помогает, проще говоря, люди брали деньги и обманывали. Для того чтобы набрать достаточное количество голосов, от человека в этом регионе требуется, чтобы он а) поддерживался; б) происходил из этого региона (или хотя бы проживал); в) имел достаточно финансовых ресурсов.

Последний пункт стал обязательным, т. к. уже не осталось депутатов, которые могли бы избраться без денег. Редчайшее исключение – это отдельные известные люди, чья избирательная кампания оплачивается из партийной кассы, чтобы они делали список более узнаваемым.

Важный момент, который стоит отметить: формула, по которой человек должен быть из местности, откуда избирается, вкладывал туда деньги и имел хороший имидж, теперь не всегда срабатывает. Сейчас накладывается новый тренд, который был сильно заметен ещё на предыдущих выборах и на этих ещё сильней проявится. Это наличие сетевой работающей структуры от каждого кандидата. Необходимо иметь широкую сеть людей, которые действительно работают на кандидата и чьё будущее зависит от его победы или поражения.

К примеру, партия «Республика» имеет большую представленность во всех регионах страны. У лидера партии Омурбека Бабанова много производственных объектов и собственный банк с большими филиалами, каждый рабочий в итоге превращается в агитатора, у которого есть семья, дальние родственники, друзья и т. д. В эту сеть можно вкачивать большие деньги, которые принесут результат. И вот именно этот компонент для всех является ключевым.

С этой точки зрения и партия «Кыргызстан» – крайне мощная, поскольку у её членов в собственности десятки крупных предприятий, на которых работают тысячи людей, а это голоса на выборах. Эти люди и их семьи понимают, что, если партия выиграет, у них будет работа.

С прицелом на президентские выборы

– Третья особенность состоит в особой важности будущего парламента. Новый созыв будет уникален тем, что на какой-то период времени он станет главной силой в стране. Президент должен уйти в 2023 г., и в этот год Жогорку Кенеш будет наиболее влиятельным и могущественным источником власти при смене главы государства. Это всегда повышает роль парламента, потому что все понимают, что с ним надо будет договариваться.

Здесь наступает огромное количество развилок. У всех политических сил появляется острое желание, чтобы парламент был к ним более лояльным, чтобы транзит власти в 2023 г. прошёл мягко и под их контролем.

Депутаты в Жогорку Кенеше – это всегда люди, которые что-то решают. В любом случае они могут повлиять на любые государственные, частные, криминальные структуры в регионах, в том числе религиозные. В этом плане они действительно элита – люди, которые могут принимать и продавливать важные решения.

Соответственно, может возникнуть соблазн создать правящую партию по типу бакиевской «Ак Жол» или акаевской «Алга, Кыргызстан!», то есть не объединением региональных лидеров, а скорее за счет протекции со стороны власти. Но здесь есть огромный минус, поскольку за бортом остаются множество региональных лидеров (внепарламентской оппозиции). Обычно это приводит к печальным последствиям.

– Возможны ли досрочные выборы в парламент и/или отставка правительства?

– В этом году это уже невозможно, зимой выборы не проводятся, а на весну подготовки пока не видно. Поэтому выборы должны пройти осенью, как и запланировано. Столько слухов о досрочных выборах появилось как раз потому, что подготовка к ним началась чрезвычайно рано.

Отставка премьер-министра вполне возможна, хотя вариант не стопроцентный, может произойти просто техническая замена, ориентировочно ближе к весне. А Кабинет министров останется почти таким же. Эти перестановки в любом случае будут не очень важны, – резюмирует Д. Бердаков.

Время за новыми партиями

Другой политолог из Кыргызстана Игорь Шестаков полагает, что нынешние партии в парламенте сильно дискредитировали себя и этим должны воспользоваться новые политсилы и впервые избраться.

– Сегодня обсуждать пока можно только тех, которые в 2015 году сумели пройти в Жогорку Кенеш. Кроме, пожалуй, СДПК, которая является крупнейшей парламентской фракцией и ещё недавно была главной партией в стране, но сейчас от неё, по сути, осталась только вывеска. И по той информации, которая поступает, в том числе инсайдерской, многие представители социал-демократов уже подыскивают себе места в других объединениях.

Помимо СДПК, могут не избраться и другие политсилы, у которых не получится удержать в своих рядах достаточное число сторонников, в том числе успешных бизнесменов и олигархов. Поэтому я скептически отношусь к тому, что такие партии как «Онугуу-Прогресс», «Бир Бол» вновь могут переизбраться.

– А как же партия «Ата-Мекен»?

– По этой партии нужен отдельный разговор. Недавно освобождённый Омурбек Текебаев сейчас активно присутствует в медийном пространстве, но я не думаю, что у них будут какие-то серьёзные шансы на победу.

Есть ещё партия «Кыргызстан». Однако её сложно назвать партией как таковой, со своей программой, идеологией и т. д. До сих пор в медийном пространстве вспоминают их предвыборное обещание раздавать новорожденным по 50 тыс. сомов (около $725), сделать бесплатным городской транспорт в Бишкеке и много чего ещё. Собственно говоря, это пример того, что деньги ничего не решают в нашей стране. Должны быть яркие политические личности, за которыми пойдёт народ.

Поэтому мне кажется, что шансы у нынешних парламентских партий очень низкие. Стоит ожидать появления на политической арене новых объединений. Либо союзов, которые уже были, но не были столь сильны. Тем более если, по слухам, всё же случится досрочный роспуск парламента, то это будет окончательная дискредитация находящихся там партий.

Исходя из этого, очень вероятно появление новых политических структур, которые будут вести борьбу за места в новом Жогорку Кенеше. Сейчас ещё рано говорить о том, какие конкретно это будут партии. Но в любом случае я думаю, что те, кто сейчас находится, например, в развалившейся фракции СДПК, они прекрасно понимают, чтобы попасть в новый парламент, им нужны не просто новые политические названия, но и новые политические структуры.

– Есть также много слухов, что партии для преодоления 9%-го порога начнут объединяться, что вы думаете по этому поводу?

– Такой порог, конечно, запредельно высокий, он будет требовать, помимо больших финансовых вливаний, и влиятельных групп политиков, которые принесут голоса от своих регионов. Нынешние шесть парламентских партий 9-процентный барьер сократит до 3-4 штук. Такое положение дел работает на олигархические политсилы. Хотя нынешнее большое число партий в ЖК не определяет их качество.

Малое количество партий может повысить в некоторой степени качество депутатов. Однако повторюсь, 9% для Кыргызстана – это очень много, оптимально было бы 5-6%. Пока же в стране партий как таковых нет, только отдельные группы, которые собираются перед каждыми выборами.

Сейчас уже проходят небольшие партийные съезды, идут вбросы в СМИ. Скорее всего, начинаются торги между партиями, представляющими отдельные регионы. Этот фактор для нас по-прежнему актуален. Постепенно небольшие политсилы будут примыкать к флагманам.

Мы пока не построили такую систему, в которой партия представляла бы всю страну, у нас всё равно идёт деление на Северный и Южный регионы. Поэтому вероятны региональные союзы, чтобы добрать голоса, взаимно дополнить там, где слаба поддержка. Мы пока ещё не выстроили партии республиканского масштаба. Такой попыталась быть СДПК, но чем это закончилось, прекрасно известно.

Скорее всего, появится политическая организация, ориентированная на поддержку действующего президента. Потому что глава государства сейчас фактически является беспартийным и дистанцирован от политических структур. Скорее всего, в 2020 г. мы увидим такую партию.

* * *

Информация «в последний час». Вчера, 18 октября, Центризбирком Киргизии объявил дату следующих выборов в Жогорку Кенеш. Они пройдут 4 октября 2020 г.

https://www.ritmeurasia.org/news--2019-10-19--parlamentskie-vybory-v-kyrgyzstane-dengi-ne-glavnoe-45499?fbclid=IwAR2pabLHH0AAH0CglUGZW2B7_6pcxx7Gskr0bP1Oc-XEBHJDnnE1QyHG44o



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir