rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Конфликт в Ворухе: кому выгоден приграничный очаг напряженности?

22 июля в 17:20 на кыргызско-таджикском участке гоcграницы произошел очередной инцидент, закончившийся жертвами среди местных жителей. Согласно информации Государственной погранслужбы КР, причиной конфликта послужила установка флагштока жителями села Ворух (РТ) на въезде в село.

Об экономической ситуации Кыргызстана: крокодил не ловится, не растет кокос

Как ни прискорбно это отмечать, но экономика Кыргызстана находится в состоянии стагнации, причем стабильной вот уже почти полтора десятка лет.

Атамбаев-2019: из политика в уголовника

События, произошедшие 7 августа в селе Кой-Таш, породили множество мифов и еще раз подчеркнули ряд проблем. Остановимся на некоторых из них.

Безопасность

Терроризм угнездился в Центральной Азии

terrorizm-ugnezdilsya

Наблюдается активизация деятельности "Исламского государства" в Афганистане

К сожалению, сегодня нельзя сказать, что с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в РФ) покончено. Неизвестна судьба халифа Ибрагима аль-Бадри, выступающего под псевдонимом Абу Бакр аль-Багдади, а также ряда его приближенных. Некоторые из джихадистов рассеялись по различным странам. Отмечается появление отрядов игиловцев в воюющих сегодня Ливии, Йемене, а также в Афганистане, Пакистане и государствах Центральной Азии.

Часть боевиков ИГ из числа сирийских и иракских жителей вернулась к местам своего проживания и временно прекратила террористическую деятельность, часть из них скрывается в труднодоступных пустынных и горных районах местности или действует в подполье, совершая диверсии, дерзкие вылазки и налеты. Только с начала 2019 года боевики ИГ совершили несколько сотен террористических актов и нападений в Ираке и Сирии. Пентагон оценивает численность уцелевших боевиков ИГ в обеих странах весьма высоко: от 14 до 18 тыс. человек.

Не оставляя надежды на восстановление со временем своих позиций в Ираке и Сирии, лидеры ИГ развернули активную подрывную деятельность в Афганистане и Пакистане, планируя с этого плацдарма распространить свое влияние на страны Центральной Азии и воссоздать исламский халифат уже в новых, более обширных границах. «Исламское государство» сегодня располагает большими потенциальными возможностями для проникновения в различные военно-политические группировки и социальные слои афганского общества.

Летом 2018 года первые вооруженные столкновения отрядов афганских талибов и боевиков ИГ завершились поражением сторонников халифата, но за прошедший год ситуация стала меняться в пользу игиловцев. Они захватили у талибов часть опорных пунктов и баз на севере страны в непосредственной близости от афгано-туркменской границы и анклав в пещерах Тора-Бора, где одно время скрывался руководитель «Аль-Каиды» Усама бен Ладен.

Боевикам ИГ удалось также потеснить отряды «Талибана» на востоке Афганистана, в провинциях Нангархар и Кунар, развернуть масштабную диверсионно-террористическую войну в ряде других афганских провинций и создать глубоко законспирированные ячейки в Кабуле. Серия организованных ИГ терактов в столице завершилась масштабным преступлением, когда 17 августа 2019 года террорист-смертник привел в действие взрывное устройство на свадебной церемонии, в результате чего погибли 63 человека, пострадали еще 180.

Усиление позиций ИГ на востоке страны особенно опасно тем, что через этот регион проходит почти половина всего афганского наркотрафика. Параллельно с захватом наркобизнеса боевики ИГ пытаются установить контроль за добычей полезных ископаемых в стране и международными транзитными перевозками. В провинции Нангархар они не так давно организовали вещание своей радиостанции «Халифат».

Лидеры ИГ рассчитывают максимально использовать в пропагандистских целях готовящееся к подписанию соглашение между Вашингтоном и «Талибаном», которое якобы было в предварительном плане согласовано послом США Халилзадом с катарской группой талибов 31 августа 2019 года в Дохе. Если бы Д. Трамп одобрил текст этого соглашения и сделка с талибами была заключена, то Вашингтон намерен был начать вывод из Афганистана 5400 американских военнослужащих, что составляет примерно треть от всего американского военного контингента в этой стране.

Пентагон заявлял, что военнослужащие США освободят пять военных баз в течение 135 дней. Безусловно, даже в таком случае в стране остались бы на какое-то время вместе с 8,5 тыс. американских военных несколько тысяч сотрудников ЦРУ и частных военных компаний, но вряд ли они смогли бы удержать у власти силой режим президента Афганистана Ашрафа Гани Ахмадзая или его преемника. При этом вероятность эскалации гражданской войны в стране и прихода к власти движения «Талибан» или еще более радикальных исламистов резко возросла бы.

Независимо от исхода переговоров США с лидерами движения «Талибан» игиловцы пытаются дискредитировать талибов, объявив их предателями дела джихада, внести тем самым раскол в их ряды, спровоцировать новую гражданскую войну в стране и в конечном итоге ослабить позиции всех участников внутриафганского противостояния: центральных властей, движения «Талибан», сторонников бывшего Северного альянса (узбеков и таджиков).

Уже сейчас представители ИГ ведут активную работу по привлечению на свою сторону наиболее радикально настроенных талибов. В частности, лидеры «Исламского государства» не скрывают своих планов объединиться с отколовшейся группировкой талибов под предводительством муллы Абдула Расула.

Усилению позиций ИГ в Афганистане способствуют отсутствие должного взаимодействия и сохраняющаяся напряженность в отношениях пакистанских и афганских властей. Несмотря на неоднократные утверждения пакистанского руководства, что последователей «Исламского государства» в Пакистане нет, едва ли можно сомневаться в том, что они присутствуют и в этой стране, и их численность, по неофициальным данным, составляет свыше 10 тыс. человек.

В Афганистане может сложиться ситуация, аналогичная событиям в Сирии и Ираке летом 2014 года, когда джихадисты воспользовались ослаблением этих государств в результате внутренних распрей и гражданских войн и создали на их территориях исламский халифат. Даже в случае сохранения контроля лишь за некоторыми провинциями и районами этой страны игиловцы получают возможность пополнять свои финансовые и материальные ресурсы за счет контроля наркотрафика, транспортных потоков и природных ресурсов, а также распространять свое идеологическое влияние на страны Центральной Азии.

Активизация деятельности ИГ в Афганистане совпала и с намеченными на 28 сентября 2019 года президентскими выборами, в которых два основных кандидата (нынешний президент Ашраф Гани и премьер-министр Абдулла Абдулла) намерены поспорить за пост главы государства.

Главным дестабилизирующим фактором останется неурегулированность конфликта центральных властей с талибами, однако проблемой для Кабула будет и его способность сохранять хрупкий баланс интересов различных этнических и политических сил внутри нового правительства (пуштуны, хазарейцы, таджики, узбеки и т.д.). Радикальные исламистские группировки типа ИГ постараются внести свою лепту в раскол афганского общества и государства и превратить страну в плацдарм своей террористической деятельности в Южной и Центральной Азии.

http://www.ng.ru/armies/2019-09-09/8_7671_terrorism.html



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir