rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Игорь Шестаков: Мы участники глобального социального эксперимента

Многие мировые аналитики склоняются к тому, что после пандемии мир никогда не станет прежним и все должно поменяться. 

Пандемия тестирует прочность ЕАЭС?

Углубление мирового экономического кризиса, вызванного пандемией коронавируса, обращает вспять процессы глобализации, а также тестирует на прочность международные военно-политические альянсы и торгово-экономические объединения

Мурат Иманкулов: Попытка переписать подвиг 28 панфиловцев – это глумление над историей и народами

Попытка переписать и обесценить подвиг солдат Красной армии, в том числе подвиг панфиловцев под Москвой – это глумление над историей и народами, которые отдали своих сыновей ради общей Победы. Таким мнением с «Регион.kg» поделился заведующий лабораторией Кыргызской академии образования Мурат Иманкулов

pobeda75

pobeda75 2

Политика

Так вернутся ли Акаев и Бакиев?

prezident-3

Известный российский писатель публицист автор книги «Тень Атамбаева над Киргизией» Дмитрий Верхотуров считает, что нестабильное состояние институтов президента и экс-президента в республике серьезно подрывает авторитет президентской власти и ухудшает положение Кыргызстана за рубежом.

Своим недавним мятежом Алмазбек Атамбаев, помимо всего прочего, изрядно испортил официальную историю Кыргызстана. Теперь республика выглядит как страна, в которой постоянно что-то происходит с президентами: два президента были свергнуты и уехали в эмиграцию, а третьего так и вовсе арестовали силой и посадили в тюрьму. В статусе экс-президента Кыргызстана осталась только Роза Отунбаева, с которой пока ничего плохого не случилось, да действующий президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков.

Это, конечно, очень негативная тенденция, серьезно подрывающая авторитет президентской власти и ухудшающая положение Кыргызстана за рубежом. В самом деле, разве можно о чем-то договариваться со страной, в которой такое происходит с главами государства? Об этом нельзя не задумываться, и правительства других стран принимают этот фактор в расчет. Ущерб от этой негативной тенденции велик и с этим нужно что-то делать.

Я должен непременно указать, что все, что будет сказано ниже, является моим личным мнением, никого ни к чему не обязывающим. Это нужно для того, чтобы мои мысли не воспринимались как вмешательство во внутренние дела Кыргызстана и как покушение на его суверенитет. Также я отмечу, что свои мысли на сей счет я высказываю исключительно из дружественного отношения и симпатии к республике и народу Кыргызстана.

Итак, после известных событий в Кой-Таше возникла ситуация, что официальная история Кыргызстана демонстрирует нестабильное состояние институтов президента и экс-президента республики. Официальная история государства, органов власти и лиц, занимающих властные посты, имеет большое значение, поскольку она является одним из способов утверждения авторитета и преемственности власти.

Любая история, в том числе и официальная, состоит из объективных фактов и некоторого к ним отношения. К примеру, свержение Курманбека Бакиева и его отъезд в эмиграцию — это объективный факт. Однако, отношение к этому событию при власти Атамбаева было скорее позитивным. Я думаю, что Атамбаев вполне сознательно перестраивал официальную историю Кыргызстана под себя, старался всячески затереть в ней первых двух президентов республики — Аскара Акаева и Курманбека Бакиева, чтобы положить преемственность власти с себя. Об этом говорит, в частности, его былая настойчивая самопрезентация как президента, который «первым передал власть». Теперь эта его самопрезентация выглядит далеко не столь убедительно, как раньше, поскольку он своим вооруженным мятежом разрушил ее до основания.

Если объективные факты истории изменить нельзя, то вполне возможно изменить отношение к ним, или, как говорят историки, изменить ее оценку, опираясь на определенную политическую идеологию и ее ценности. С точки зрения государственных интересов Кыргызстана, свержение Акаева и Бакиева, как можно видеть теперь, далеко не столь позитивное дело, как считалось ранее. Скорее, наоборот, очень негативное, поскольку именно эти события стали предпосылкой к определенной девальвации института президента и связанного с ним института экс-президента (институт в данном случае — это общественное учреждение, нечто, что создается для общественных нужд), а также стали одной из важных предпосылок к событиям в Кой-Таше.

Значение института президента Кыргызстана понятно — одна из главнейших его функций состоит в защите государства от различных угроз и попыток посягательства, тогда как Жогорку Кенеш занимается законодательным устройством республики, а кабинет министров — текущей исполнительной деятельностью. А какое значение у института экс-президента? На мой взгляд, следующее. Это не почетная отставка и привилегии. Экс-президент, что очевидно, обладает определенным опытом и знанием в защите республики, а также моральным авторитетом старшинства. Статус экс-президента, по моему мнению, предполагает то, что с лицо с таким статусом должно и впредь стоять на защите государства, так сказать, до последнего вздоха. Хотя экс-президент не обладает властными полномочиями, тем не менее, он может и должен помочь действующему президенту, выступить со своими заявлениями в необходимых случаях, чтобы отвратить какую-либо опасность, угрожающую Кыргызстану. Да, быть экс-президентом — это обязанности, в частности, у него не должно уже быть своих личных политических интересов, для него государственный интерес должен полностью совпадать с личным, как и приличествует аксакалу.

С этой точки зрения лишение Атамбаева статуса экс-президента есть очень правильный шаг. Лицо, столь нагло и демонстративно поправшее законы республики, разумеется, экс-президентом быть не может. На мой взгляд, его лучше теперь именовать бывшим президентом.

Институт экс-президента теперь срочно нуждается в укреплении, и для этого, по моему мнению, нужно восстановить статус экс-президентов для Аскара Акаева и Курманбека Бакиева. Я прекрасно понимаю всю неоднозначность этого решения, однако, мои аргументы в пользу такого решения таковы. Во-первых, таким образом восстанавливается преемственность президентской власти от основателя республики Аскара Акаева и до наших дней. Каждый, кто когда-либо занимал пост президента республики в норме должен обладать таким статусом, ради пущего укрепления государства, за исключением того, кто проштрафился, как Атамбаев, и был лишен этого статуса решением парламента (надеюсь, что он будет единственным исключением из этого правила).

Во-вторых, ни Акаев, ни Бакиев за долгие годы своей эмиграции не предпринимали никаких враждебных шагов по отношению к Кыргызстану. С этой точки зрения нет никаких оснований лишать их статуса экс-президента.

В-третьих, восстановление их статуса будет означать, что сами по себе революции и свержение президентов силовым путем, теперь воспринимаются негативно. Очень жаль, что это произошло, но можно изменить отношение к этому объективному факту кыргызской истории. Это такой опыт, который нужно помнить и изучать, чтобы впредь не допускать подобного. Это было большое везение, что революции не привели к крушению государства; в других условиях Кыргызстан мог вообще исчезнуть с политической карты региона. Республика — это самое ценное, что есть у кыргызского народа, это то, что гарантирует его существование как народа. Об этом нужно всегда помнить.

Дмитрий Верхотуров
http://kginfo.ru/tak-vernutsya-li-akaev-i-bakiev/?fbclid=IwAR05mQENnEJGjQ6SMP1g6doPDHrEY6BOd6z4qyn8WFnYRWbKsZOeikjdjDg



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir