rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

В Москве открыли памятник Чынгызу Айтматову

В столице России установили памятник всемирно известному кыргызскому писателю Чынгызу Айтматову, который расположился в Даниловском районе Москвы в именном сквере писателя.

«Бесполезных» иностранцев будут лишать гражданства КР?

Депутат Жогорку Кенеша предлагает лишить кыргызского гражданства «бесполезных» иностранцев. Несмотря на то, что общественность назвала инициативу абсурдной, эксперты уверены, что определенное рациональное зерно в ней все-таки есть.

Президент Кыргызстана подвел итоги года

Глава государства провел пресс-конференцию по итогам года. На посту президента Сооронбай Жээнбеков встретился с журналистами в таком формате впервые.

Интеграция

Отсутствие единого рынка не дает реализоваться идеям ЕАЭС – эксперты

EAES-ne-razvivaetsya-pochemu

Эффект соседства: как евразийским странам превратить недостатки в преимущества?

Государства ЕАЭС не используют все преимущества, которые открывает интеграция и территориальное соседство. Казахстанские эксперты рассказали, какие факторы сказываются на инвестиционной привлекательности экономического союза и его участников, сообщает Total.kz.

Инвесторам нужен общий рынок

В странах ЕАЭС есть проблемы с привлечением как взаимных, так и внешних инвестиций. Такое мнение высказали участники заседания экспертного клуба «Мир Евразии», посвященного вопросам инвестиционного сотрудничества. Главной причиной недостаточной инвестиционной активности эксперты называют тот факт, что Евразийский экономический союз пока не сложился как единый рынок, каким является, например, Европейский союз.

Именно поэтому привлеченные извне средства нельзя считать инвестициями в ЕАЭС, отметил директор центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев.

«Общие рынки финансов, газа, нефти и нефтепродуктов планируется запустить только в 2025 году. А в отношении всего остального до сих пор действует ряд барьеров, изъятий и ограничений, установленных странами-участницами. Вкладываемые в экономику последних прямые иностранные инвестиции касаются только данных стран, но не всего Евразийского экономического союза.

Тот же Евросоюз пока не рассматривает ЕАЭС как субъект международного торгово-экономического сотрудничества», – пояснил политолог.

Отсутствие единого рынка не дает реализоваться идеям, заложенным в основе интеграционного объединения, согласился директор центра китайских исследований China Center Адиль Каукенов. По его мнению, во многом препятствия создают сами страны-участницы ЕАЭС. Эксперт привел в пример Китай, который увеличил инвестиционную активность на евразийском пространстве после создания ЕАЭС в 2015 году.

«Вспомним программу переноса производственных мощностей из Китая в Казахстан, которую сформировали правительства двух стран. Она включала 51 проект на общую сумму в 26,2 миллиарда долларов.

Тогда считалось, что есть смысл инвестировать в ЕАЭС, переносить внутрь его пространства технологии и идеи. Сейчас о программе потихоньку начинают забывать», – отметил эксперт.

Китай, тем не менее, является лидером по объему инвестиций в евразийские государства. Но КНР руководствуется геополитическими интересами, подчеркнул Адиль Каукенов. Когда же речь идет о других странах, то на передний план выступают интересы бизнеса.

Предприниматели оценивают перспективы своих вложений с точки зрения объема рынка. Поэтому барьеры внутри ЕАЭС препятствуют развитию интеграционного объединения.

«Хороший пример – история прихода одного из японских автомобилестроительных гигантов в Казахстан. На всех брифингах, встречах представители компании отмечали, что они заходят в страну, потому что складывается большой рынок. Говорили, что в России рынок уже есть, поэтому нет резона открывать завод в Сибири, лучше построить его на севере Казахстана.

Но введение утилизационного сбора в России обрушило инвестиционные и производственные планы. Спустя небольшой отрезок времени компания дело свернула. В свою очередь Казахстан с Кыргызстаном защищают своих предпринимателей, вводя ограничения или запреты на ввоз той или иной продукции.

Считаю, что в таких случаях страны руководствуются искаженным пониманием того, что же на самом деле есть национальные интересы. В наличии понимание сиюминутной, быстрой выгоды. Никто даже не старается увидеть, что на самом деле может получиться большой эффект от сложения рынков», – подчеркнул Адиль Каукенов.

Барьеры за границей

Иностранным инвесторам легче реализовать двусторонние проекты на евразийском пространстве, чем многосторонние. Но проблема в том, что возможности для получения прибыли в государствах ограничены, говорит представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов.

Это хорошо видно на примере взаимных инвестиций, которые в разы меньше внешних инвестиций. Так, объем внешних инвестиций в страны ЕАЭС составил более 50 миллиардов долларов в 2016 году, а внутренних – всего 1,2 миллиарда долларов.

«В Казахстане уже практически не осталось свободных крупных месторождений. Что же касается обрабатывающей промышленности, то в среднем на соответствующих предприятиях используется около 60% мощностей. То есть их уже столько построили, что нет возможности загрузить на полную мощь – нет сырья.

В России основные производства находятся под контролем госкомпаний. Иностранцам предлагаются сложные проекты, требующие больших вложений, но в перспективе не обещающие большой прибыли. В Беларуси – большая доля государства в экономике и сложные условия по приватизации.

У Армении пока слабая экономика, нет привлекательных объектов для вложений. В Кыргызстан вкладывать просто рискованно из-за общественно-политических рисков. То есть вкладываться особо не во что», – подытожил Марат Шибутов.

Страны не создают условий для роста взаимных инвестиций, полагает эксперт. Тем не менее, статистика Национального банка Казахстана показывает, что после образования ЕАЭС растут российские и белорусские инвестиции в казахстанскую экономику.

Россия лидирует по числу действующих в Казахстане предприятий с иностранным капиталом, добавил главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Вячеслав Додонов. Всего на 1 февраля 2019 года в стране зарегистрировано около 18 тысяч таких компаний.

Более 6 тысяч из них, или 35%, созданы с участием российского бизнеса. Второе место занимает Турция – на ее долю приходится 9% совместных предприятий. В тройку лидеров входит Узбекистан, а Китай – на четвертом месте.

«Накопленные инвестиции из России в Казахстан составляют более 12 млрд. долларов. Это около 6% от общего объема накопленных иностранных инвестиций – всего их около220 млрд. долларов. Но эти 6% больше, чем доля России в мировой экономике (порядка 2,5%).

То есть российский капитал более интенсивно представлен в Казахстане, чем в среднем в мире», – заметил Вячеслав Додонов.

Он подчеркнул, что партнеры по ЕАЭС вкладывают деньги, прежде всего, в развитие тех отраслей, которые важны для диверсификации казахстанской экономики. В частности, на обрабатывающую промышленность приходится 24% всех российских инвестиций, а на добывающую – 21%. В то же время западные инвесторы в основном сосредоточены на проектах, связанных с добычей полезных ископаемых.

Выгодное соседство

Ежегодные притоки российских инвестиций в казахстанскую экономику в последние годы составляют 1–1,5 млрд долларов. По словам Вячеслава Додонова, существенных изменений после начала работы ЕАЭС не произошло.

Тогда как после начала работы Таможенного союза в 2011 году объем инвестиций сразу вырос в 2–2,5 раза. Инвестиции из Казахстана в Россию в 2015–2017 годах достигли уровня 400–550 млн долларов в год.

При реализации многосторонних проектов страны могли бы компенсировать определенные недостатки собственной экономики за счет преимуществ партнеров по евразийской интеграции. В такие проекты легче было привлечь как внешние, так и взаимные инвестиции. Свою роль в данном процессе может сыграть так называемый эффект соседства.

«Как показывает мировая практика, значительная часть соглашений о региональном сотрудничестве заключается между соседними странами или государствами, находящимися в одном географическом районе мира.

Это обусловлено закономерностью развертывания внешнеэкономических связей: их интенсивность находится в зависимости от экономического веса взаимодействующих субъектов, но в обратной зависимости от разделяющих их расстояний», – отметил политолог Эдуард Полетаев.

Он признал, что этот эффект соседства не всегда работает. Например, самый большой товарооборот у Казахстана с Европейским союзом. Но объясняется это сырьевой направленностью казахстанской экономики. А во взаимодействии с Россией и Китаем как раз территориальная близость стала определяющим фактором партнерства.

По мнению политолога Замира Каражанова, первую скрипку играет не столько соседство, сколько выгоды от этого соседства.

«Согласно российской статистике, в 2018 году торговля России с Украиной выросла на 16,6% и достигла 14,9 млрд долларов. Несмотря на то, что политические отношения между двумя странами зашли в тупик. При этом аналогичный показатель роста России со странами ЕАЭС составил только 9%.

Это удивительный показатель, поскольку в этой структуре, в отличие от других, действуют принцип прозрачных границ для товаров, капитала, рабочей силы», – говорит эксперт.

Такие показатели, по мнению политолога, с одной стороны, указывают на проблемы внутри ЕАЭС. С другой стороны, пример с Украиной говорит о том, что эффект соседства в паре с экономической выгодой работает даже при серьезных кризисах между государствами.

Противоречия внутри евразийского интеграционного объединения к таковым кризисам не относятся. Но для их разрешения нужны совместные усилия стран-союзниц по созданию реально действующего единого рынка и реализации совместных проектов, в которых евразийские государства будут дополнять друг друга.

https://total.kz



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir