rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Русский и кыргызский: нужно ли Кыргызстану выбирать один из них?

Почему русский язык должен сохранять официальный статус и какие выгоды получает Кыргызстан, закрепив его статус в Конституции? На эти и другие вопросы ответили участники онлайн конференции: «Значение русского языка в современном развитии, в экономическом и образовательном сотрудничестве Кыргызстана с Россией и странами СНГ», организованной Клубом региональных экспертов КР «Пикир».

Кыргызстанцы проголосовали за президентскую республику и Садыра Жапарова

Референдум по форме правления признан состоявшимся, в соответствии с законодательством, для этого достаточно 30-процентной явки избирателей. Сегодня же в голосовании приняли участие около 33 процентов кыргызстанцев, из которых более 81 процента отдали предпочтение президентской форме правления, за парламентскую проголосовали 10,66 процента.

США не поздравили Садыра Жапарова с избранием на пост президента

Посольство США в КР распространило заявление, в котором говорится, что «Соединенные Штаты Америки признают Садыра Жапарова избранным президентом Кыргызской Республики», однако не смотря на нормы дипломатического этикета, дипмиссия с этим событием его не поздравила.

oy-ordo

881

Политика

Евразийский союз – назад в СССР или интеграционный прорыв?

«Регион. kg» совместно c проектом «Центральная Евразия» продолжает публикацию экспертных материалов на тему идеи создания по инициативе премьер – министра России Владимира Путина Евразийского союза.

Дефицит экспертных оценок и аналитических «выкладок» именно из России, в целом слабость экспертного/аналитического сопровождения интеграционных усилий, как представляется, являются одними из главных причин сохраняющегося недопонимания российской позиции как по вопросам внешней политики на постсоветском пространстве, так и по вопросам самой интеграции. Это достаточно наглядно показала предыдущая часть дискуссии с участием экспертов из Азербайджана, Узбекистана, Армении, Украины и Кыргызстана. Итак, что же значит понятие «интеграция» для России: экономический ли это или геополитический проект? Отвечая на этот многоаспектный вопрос, новые участники дискуссии – ведущие российские эксперты Геннадий Чуфрин, Евгений Винокуров, Аждар Куртов и Сергей Горнов – в основном делают акценты именно на экономической идеологии и экономической значимости евразийского интеграционного проекта, подчеркивая его большую выгоду не только для РФ, но и для всех постсоветских стран.

Владимир Парамонов, руководитель проекта «Центральная Евразия»: повторюсь, что я и команда моего аналитического проекта, основываясь на наших многочисленных и достаточно хорошо известных экспертному сообществу аналитических наработках, не только не оспариваем важность интеграции на постсоветском, да и в целом евразийском пространствах, но и постоянно говорим об ее жизненной важности. Однако, у целого ряда стран СНГ – партнеров и союзников России существуют, на мой взгляд, да и по оценкам многих других экспертов, достаточно серьезные опасения по поводу того какую форму может принять современный интеграционный проект. В этой связи основные вопросы, которые я хотел бы адресовать российским участникам дискуссии, продолжают сводиться к следующему: как Вы оцениваете сам процесс интеграции? И что интеграция может дать ее участникам?

Геннадий Чуфрин, доктор экономических наук, член Дирекции Института мировой экономики и международных отношений РАН, член-корреспондент РАН: ход развития межгосударственных экономических отношений на постсоветском пространстве в течение последних 2-3 лет убедительно свидетельствует, что после двух десятилетий размежевания, расхождения, а то и взаимного соперничества, нередко переходившего в острое противостояние и «торговые войны», постсоветские страны явно меняют вектор своего экономического развития в пользу восстановления и развития взаимных хозяйственных (торговых, технологических, финансовых, транспортных, научно-технических и т.д.) связей.

Сформировалось ядро постсоветских государств в составе России, Казахстана и Белоруссии, которые активно выступают за форсирование процессов межгосударственного экономического сотрудничества и их перехода в фазу экономической интеграции – последовательно от создания Таможенного союза (ТС) до Единого экономического пространства (ЕЭП) и Евразийского союза (ЕАС). И не просто выступают, но и осуществляют необходимые законодательные, организационные и собственно экономические мероприятия на этом пути. Впервые после распада Советского Союза ими создаются наднациональные органы, которым передается часть национальных суверенных прав в экономической сфере. При этом речь не идет о политической интеграции и, тем более, не о восстановлении Советского Союза. Потребность же в экономической интеграции упомянутых стран определяется ходом общеглобальных экономических процессов и необходимостью совместными усилиями эффективно и рационально обеспечивать защиту своих национальных интересов в условиях нарастающей нестабильности и кризисных явлений в мировой экономике.

Как показывает практика последнего времени, практический интерес к присоединению к Таможенному союзу и ЕЭП проявляет Киргизия, при определенных условиях возможно вхождение в ТС и Украины. Не закрыты двери ТС, ЕЭП и Евразийского союза и для других заинтересованных постсоветских государств. Пока же еще одной формой укрепления межгосударственного сотрудничества на постсоветском пространстве стало создание зоны свободной торговли СНГ. Как известно, соглашение об этом было подписано в октябре 2011 г. между Россией, Украиной, Белоруссией, Казахстаном, Арменией, Киргизией, Молдавией и Таджикистаном. Азербайджан, Туркмения и Узбекистан намерены решить вопрос о своем участии в зоне свободной торговли СНГ до конца 2011г. Иными словами, укрепление межгосударственного экономического сотрудничества на постсоветском пространстве идет, хотя и в разных формах и с разным составом участников, и имеет явную тенденцию к ускорению.

Евгений Винокуров, доктор экономических наук, директор Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития: в настоящее время в России и Казахстане формируется четкая и последовательная концепция экономической интеграции на Евразийском «суперконтиненте». Ее ориентиры выстраивались, в частности, в выступлениях В.В.Путина. Особенно отмечу программную статью В.В.Путина 3 октября 2011г. Выделяются три основных вектора.

Первый – восстановление связей на постсоветском пространстве на новой рыночной основе (ТС, ЕЭП, ЕАС). Второй – экономическая интеграция стран постсоветского пространства с Евросоюзом. Речь может идти об общем экономическом пространстве, основанном на зоне свободной торговле в сочетании с гармонизацией законодательства, особенно технических норм и стандартов, и безвизовым режимом. Данная цель становится более достижимой, если переговоры с ЕС будут вестись не каждой страной отдельно, а всеми странами ТС единым блоком. Третий вектор – восточный. Роль Азии в мировой экономике стремительно растет. В данном случае речь идет о торговой интеграции и о крупных трансграничных инфраструктурных проектах. В сочетании трех векторов – постсоветского, европейского и азиатского – выстраивается большая рамка евразийской интеграции в масштабах всего континента. Это дает перспективу развития на несколько десятилетий вперед.

Постсоветская интеграция нужна России как первый вектор долгосрочной внешней политики, соответствующей национальным интересам. Она нужна России и для формирования новой идентичности как страны, способной «собирать» пространство на основе принципов суверенности, равноправия и рыночной экономики. Также важно то, что создание дееспособного и успешного блока позволит постсоветским странам более уверенно договариваться с зарубежными партнерами.

Аждар Куртов, главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований: остановлюсь на некоторых ключевых аспектах. Первое: скажу честно, что мне совершенно не симпатичен употребляемый термин «евразийская», равно как и планируемое название новой региональной структуры – «Евразийский экономический союз». Почему? Да потому, что не разделяю ни классической теории евразийства, изложенной в трудах российских мыслителей 19 – начала 20 века, ни тем более ее современных эпигонов или, если пользоваться более дипломатическим языком, – «последователей и творческих продолжателей» в лице того же Александра Дугина или Нурсултана Назарбаева. Последнего я вообще не считаю теоретиком евразийства. Никакого творческого вклада в теорию евразийства современный лидер Казахстана не привнес, что бы об этом не говорили его апологеты и приближенные штатные мифотворцы.

Второй аспект. Оценивая нужность и выгодность «евразийской интеграции» для России мы не должны исходить из узких парадигм. То есть только из системы взаимоотношений на постсоветском пространстве. Для России этот проект – это не только некая новая стадия ее отношений с ближайшими соседями. Это еще и одна из форм утверждения России как знаковой величины на мировой арене. Держава, претендующая на определенный статус (региональный или планетарный) не может замыкаться в узких рамках. Державный статус куется не только с опорой на военную мощь, некие мессианские идеи или экономическое могущество. Это еще и степень влияния на внешнеполитические процессы. Поэтому естественно, что степень влияния на международную политику у страны тем больше, чем большее число стран вовлекаются в ее орбиту, пусть и в рамках некой региональной структуры. Россия стремится предложить своим соседям такую систему, которая предполагает совместную работу на общее благо. К слову сказать, Россия при этом получает и немалые риски в ходе осуществления данного замысла – проекта. Взять хотя бы свободное перемещение рабочей силы. Ведь это в Россию едут за заработком. И навряд ли в ближайшее время сложится ситуация, когда россияне в массовом порядке хлынут на рынки рабочей силы Белоруссии или Казахстана. Так для какой стороны риски больше?

Сергей Горнов, заведующий отделом экономической политики Международного информационно-аналитического агентства International Press & Consulting: региональная экономическая интеграция является одним из элементов нынешней глобализации. На мой взгляд, объединяющиеся страны выигрывают от интеграции. В интеграции лакмусовой бумажкой является равенство всех членов интеграции, взаимовыгодность и сохранение взаимных интересов. Чтобы кто-то не тянул одеяло на себя. Есть интеграции с явным лидером (СЭВ, где явным лидером был СССР, СНГ – где явным лидером является Россия, НАФТА, АТЭС, где явный лидер США), либо интеграция без явного лидера – как в Евросоюзе. Однако все зависит от внутреннего устройства государства, от этого зависят цели и задачи интеграции. Если говорить о евразийской интеграции России, то, несомненно, это нужный и важный вектор развития связей со своими соседями в экономической и гуманитарной сфере, это также выгодный шаг для других стран, входящих в интеграционное объединение.

Выводы

Владимир Парамонов: завершая третью часть дискуссии в рамках «Экспертного Форума» проекта «Центральная Евразия» мне остается только лишь поблагодарить уважаемых экспертов за их время и энергию, согласиться с акцентами на принципиальную важность и в какой-то степени неизбежность процесса экономической интеграции: как в постсоветском, так и в целом евразийском контекстах.

Во-первых, альтернативы интеграции для стран СНГ могут быть связаны только с дальнейшим размежеванием, во многом искусственным и провоцируемым (в том числе из-вне) обострением конкуренции, ненужной конфронтацией, а в итоге – заранее невыгодными «стартовыми» условиями/позициями в процессах взаимодействия на континентальном и глобальном уровнях. И наоборот участие в общем интеграционном объединении, если оно не примет некой новой/старой геополитической и идеологической конфигурации, позволит кардинально усилить позиции каждого участника интеграционного процесса.

Во-вторых, необходима существенная активизация и принципиальное усиление координации деятельности внутри и между постсоветскими институтами интеграции для того чтобы решить две неотложные и жизненно важные задачи: существенно снизить появившуюся в результате распада СССР фрагментацию постсоветского экономического пространства и преодолеть сырьевую ориентацию экономик целого ряда стран СНГ.

В-третьих, залогом выбора верного интеграционного вектора, как представляется, может быть не только политическая воля руководства конкретных стран, но и налаживание устойчивых механизмов экспертного/аналитического сопровождения интеграционных усилий.

Материал подготовлен в рамках совместного проекта с интернет-изданием «Новое Восточное Обозрение» (Россия), при информационной поддержке ИА «Регнум» (Россия), Информационно-аналитического центра МГУ (Россия), Ассоциации приграничного сотрудничества (Россия), Аналитического сайта «Region.kg» (Кыргызстан), информационно-аналитического портала APRA (Кыргызстан).



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir

media mig logo