rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

В Москве открыли памятник Чынгызу Айтматову

В столице России установили памятник всемирно известному кыргызскому писателю Чынгызу Айтматову, который расположился в Даниловском районе Москвы в именном сквере писателя.

«Бесполезных» иностранцев будут лишать гражданства КР?

Депутат Жогорку Кенеша предлагает лишить кыргызского гражданства «бесполезных» иностранцев. Несмотря на то, что общественность назвала инициативу абсурдной, эксперты уверены, что определенное рациональное зерно в ней все-таки есть.

Президент Кыргызстана подвел итоги года

Глава государства провел пресс-конференцию по итогам года. На посту президента Сооронбай Жээнбеков встретился с журналистами в таком формате впервые.

Интеграция

В 2019 году ЕАЭС уже не будет прежним?

EAES-2019

Что ждет Евразийский союз в 2019 году? Вызовы и сценарии развития

Геополитические вызовы

Взгляд из Армении

Руководитель Центра политических и правовых исследований , Джонни Меликян (Ереван):

– Санкционная политика продолжит влиять на ситуацию в российской экономике. Так как локомотивом ЕАЭС является Россия, то и сложности в ее экономике автоматически скажутся на макроэкономических показателях национальных экономик стран-членов ЕАЭС.

Выход США из ДРСМД приведет к еще большей неопределенности в мире. Возможно, будут начаты переговоры по достижению нового договора, включающего больше стран, но перспективы его достижения – минимальны.

Активизация НАТО на восточном фланге и в Закавказье приведет к тому, что Россия будет отвечать ассиметрично, чтобы минимизировать возможные риски и угрозы своим национальным интересам. Следствие – милитаризация регионов и нарастание напряженности и неопределенности.

Ключевыми геополитическими вызовами для ЕАЭС в 2019 году станут:

Продолжение кризиса между Россией и США (включая Европейский союз) и как следствие – антироссийских санкций.

Ухудшение российско-украинских отношений и «разморозка» конфликта в Донбассе.

Кризисы на Ближнем Востоке и террористическая угроза.

Взгляд из Беларуси

Сопредседатель редакционного совета «Евразия.Эксперт», научный сотрудник института философии НАН Беларуси Петр Петровский:

– На развитии ЕАЭС санкции Запада в отношении России отразятся уменьшением притока инвестиций, мобилизацией ресурсов на импортозамещение, протекционизмом членов ЕАЭС в отношении друг друга, противоречиями в тактиках поведения стран Союза.

В связи с торговой войной Китая и США для Евразийского союза откроются возможности. При этом мобилизация ресурсов Китая для нивелирования негативных сторон «торговой войны» способна привести к оптимизации проектов и сокращению инвестиций.

С другой стороны, возможна интенсификация дипломатических и военно-политических связей КНР со странами ЕАЭС и Евразии в целом.

Выход США из ДРСМД, активизация НАТО в Восточной Европе и в Закавказье, рост террористической угрозы в Центральной Азии скажутся на милитаризации бюджета части стран ЕАЭС, примыкающих к НАТО, переориентации части средств из важных инвестиционных проектов в сферу безопасности. При этом следует прогнозировать более глубокую интеграцию внутри блока ОДКБ и Союзного государства Беларуси и России.

Ключевыми геополитическими вызовами для ЕАЭС в 2019 году станут:

Украинская нестабильность.

Brexit и ситуация на рынках ЕС.

Торговая война Китая и США.

Cанкционная ситуация вокруг Ирана.

Ситуация в Сирии.

Взгляд из Казахстана

Первый заместитель директора Казахстанского института стратегических исследований при президенте Республики Казахстан, доктор политических наук Санат Кушкумбаев:

– Санкции, введенные против ключевого участника ЕАЭС, рикошетом или прямо могут задеть интересы всех членов Союза. К примеру, дело, связанное с Олегом Дерипаской и «РусАлом». Оно так или иначе повлияло на ситуацию в других странах, потому что партнеры у «РусАла» есть и в Казахстане. А если будут санкции против банковского сектора, то учитывая взаимосвязь и большую интегрированность в банковской сфере, то они, бесспорно, повлияют на ситуацию в странах-участницах.

Если говорить о торговом противостоянии между Китаем и США, конечно, возможны разные варианты развития событий. В самом худшем варианте противостояние будет глубоким и масштабным. В стратегической перспективе это невыгодно странам ЕАЭС, потому что Китай является крупным торговым партнером для ЕАЭС, будь это Россия или Казахстан.

Безусловно, противостояние США с Китаем – вызов, и в большей степени он связан с рисками для участников ЕАЭС. Возможностей меньше, чем угроз. Хотя даже американской промышленности тяжело конкурировать с продукцией Китая.

Взгляд из Кыргызстана

Эксперт международного общественного фонда «Институт по исследованию проблем водопользования и водно-энергетических ресурсов Центральной Азии» Зульфия Марат (Кыргызстан):

– На фоне санкций Запада в отношении России регулятивные требования ЕАЭС могут приобрести гибкость и достаточную сопротивляемость к внешнему координируемому давлению. Это позволит углубить интеграцию между странами-членами ЕАЭС, если ответственно подойти к вопросам необоснованного ограничения торговли.

«Торговая война» США и Китая даст дополнительные возможности для Союза: выход на новые рынки, дедолларизация расчетов, интенсификация сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса, одного пути». Кроме того, сопряжение ЕАЭС и «Экономического пояса Шелкового пути» может принять более практичный и отрегулированный формат.

Взгляд из России

Генеральный директор Центра изучения перспектив интеграции, кандидат исторических наук Сергей Рекеда:

– Санкции Запада против России стали вводиться практически параллельно с запуском Евразийского экономического союза. Москва была вынуждена реагировать на эту политику, но не стала ставить перед выбором своих союзников по ЕАЭС, учитывая их национальные интересы. Но само наличие антироссийских санкций осложнило выработку и реализацию единой экономической политики стран ЕАЭС и создало условия для появления ряда внутрисоюзных спорных тем.

Однако наличие санкций активизировало и процессы импортозамещения в России, к которым были приглашены и другие страны Союза. Вместе с этим усилилась производственная активность в отдельных отраслях – от АПК до ВПК, что в свою очередь добавило динамики смежным экономическим секторам.

Основные вызовы будут носить скорее геоэкономический характер в связи с фрагментацией глобальной экономики, ростом протекционизма, торговыми войнами. Для ЕАЭС все более актуальным будет вопрос соотношения национальных и наднациональных интересов, а вместе с ним и вопрос об адаптации к переформатированию мировой экономической системы.

Экономика: точки роста

Взгляд из Армении

Профессор Ереванского государственного университета, доктор экономических наук Ашот Тавадян:

– В 2018 году был частично использован потенциал Договора о ЕАЭС. Имеются определенные улучшения в работе таможенных служб, хотя не все проблемы решены. Для дедолларизации расчетов необходима конкретизация статьи 64 Договора о ЕАЭС. Единый финансовый рынок ЕАЭС, реализация цифровой повестки, вопросы повышения дисциплины выполнения договорных обязательств – перспективные направления. В 2019 году начнутся конкретные работы по формированию единого энергетического рынка.

Преференциальное соглашение ЕАЭС с Ираном и создание свободной экономической зоны в Мегри принесет новые возможности как для экономики Армении, так и для других стран ЕАЭС.

Для развития торгово-экономических отношений с Китаем необходима согласованная политика государств-членов ЕАЭС. Весьма перспективной представляется и роль Армении для сотрудничества ЕАЭС и ЕС с учетом того, что Армения является членом ЕАЭС и подписала Договор о всеобъемлющем и расширенном партнерстве с ЕС.

Конкретно для Армении с учетом заинтересованности стран ЕАЭС развивать отношения с Ираном, а также с учетом того, что Грузия экономически заинтересована в развитии ее транзитных возможностей, целесообразно активизировать процесс возобновления работы закавказской железной дороги через Грузию в Армению с перспективой строительства железной дороги в Иран.

Взгляд из Беларуси

Доцент кафедры мировой экономики Белорусского государственного экономического университета, кандидат экономических наук Вера Ожигина:

– В 2018 году произошло упрощение торговли с третьими странами за счет вступления в действие нового Таможенного кодекса, принята цифровая повестка дня ЕАЭС для интеграции стран-участниц в сетевое глобальное экономическое пространство, применяется документарная прослеживаемость товаров и авто- и железнодорожного транспорта. Также многое сделано для обновления и совершенствования технического регулирования торговли (дополнен Единый перечень карантинных объектов, приняты Типовые схемы оценки соответствия и др.), наблюдался рост взаимной торговли стран ЕАЭС. Принята новая Декларация о дальнейшем развитии интеграционных процессов в ЕАЭС.

Эффект от соглашения ЕАЭС с Китаем будет менее значительным, чем от соглашения с Ираном, если брать относительные показатели, но в абсолютном выражении с Китаем этот эффект будет больше. Дело в том, что отношения с Ираном не так сильно развиты, как с Китаем, и торговля с этой страной менее диверсифицирована.

В 2018 году не удалось разрешить противоречия по поводу Договора о пенсионном обеспечении трудящихся государств-членов ЕАЭС, создания общих рынков энергетических товаров, принять Концепцию формирования общего финансового рынка ЕАЭС.

Среди ключевых проблем ЕАЭС также следует отметить сохранение нетарифных барьеров на рынках товаров и услуг, отсутствие механизмов, стимулирующих производственную кооперацию и кластеризацию, невозможность пополнения бюджета Союза за счет таможенных пошлин общего таможенного тарифа и внешнеторговых налогов (акцизы, НДС).

Для их разрешения необходимо, чтобы интеграционные усилия направлялись не только на либерализацию внешнеэкономических отношений, но и на развитие национальных экономик, их структурное и институциональное реформирование. Также назрела необходимость усиления наднациональных полномочий Евразийской экономической комиссии.

Взгляд из Казахстана

Советник председателя Национального банка Республики Казахстан Айдархан Кусаинов:

– Преференциальные соглашения стран-участниц ЕАЭС, например, с Ираном, откроют возможности, но воспользуются ли ими страны-участницы – большой вопрос. Россия – понятно, что воспользуется. В отношении Китая преференциальные соглашения дадут возможности для развития, потому что практически все страны уже достаточно плотно сотрудничают с Китаем. Это подтолкнет уже реализуемые проекты и позволит им мультиплицироваться. Конечно, Китай принесет наибольшую пользу.

Понятно, что все эти экономические проблемы связаны, в том числе, с противостоянием России и Запада. Но санкции где-то даже полезны и хороши для стран ЕАЭС. Возникают толчки и возможности для создания новых производств и услуг. Санкции вполне могут стать той самой силовой мотивацией к развитию. Соответственно, 2019 год – это год, который открывает возможность воспользоваться ситуацией. В том числе, и дедолларизацией с переходом на расчеты в национальных валютах.

Взгляд из Кыргызстана

Политолог, сопредседатель клуба региональных экспертов КР «Пикир» Игорь Шестаков (Кыргызстан):

– Цифровая повестка ЕАЭС является не только интеграционной, но и национальной повесткой стран участниц Союза, что выступает важным фактором в реализации межгосударственных экономических проектов. По оценке экспертов, сегодня мы наблюдаем конструктивное участие стран ЕАЭС в разработке международных стандартов в отношении единой позиции в сфере регулирования цифровой экономики. Цифровые стандарты во многом упрощают бюрократические процедуры, связанные с экспортом продукции, и повышают эффективность деятельность госорганов союза.

Что касается дедолларизации расчетов, то вопрос в настоящее время дискуссионный, но в любом случае в рамках ЕАЭС это рано или поздно произойдет. Немало государств, включая не только Россию, но и Китай, Индию, Бразилию, Турцию, Иран – стремятся сократить свое участие в финансовой системе США.

Есть пример и Европейского союза, где выступают за сокращение расчетов в долларах, переходя на евро. Конечно, есть масса нюансов, которые связаны с экспортом продукции внутри союза. Нужно эту идею еще донести до бизнес-сообщества ЕАЭС, убедив и общественность стран союза в необходимости данного шага. К тому же, странам союза необходимо договориться о проведении единой монетарной политики и регулировании банковских систем. Учитывая реалии мировых экономических процессов, нужно этот вопрос решать как можно быстрее.

Взгляд из России

Заведующая сектором Центра постсоветских исследований ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, кандидат политических наук Елена Кузьмина:

– Новый Таможенный Кодекс существенно упростил таможенные формальности и повысил эффективность сотрудничества между таможенными органами стран-членов ЕАЭС благодаря использованию электронного документооборота и унификации таможенного регулирования. Это позволило участникам внешнеэкономической деятельности воспользоваться отсрочкой по определению таможенной стоимости некоторых видов товаров.

В 2018 году завершается процесс снижения таможенных пошлин в соответствии с обязательствами России перед ВТО, что снимает ряд ограничений для стран в мировой торговле.

Подписанное Соглашение о гармонизации законодательства в сфере финансового рынка – на рынках ценных бумаг, страховых и банковских услуг – очередной шаг к созданию к 2025 году наднационального регулятора финансового рынка.

К единому рынку услуг в текущем году добавилось девять секторов. А это значит, что мы в стоимостном выражении отрегулировали порядка 55% от общего объема предоставляемых в Союзе услуг.

Любой внешний партнер способствует развитию национальных экономик и укреплению рынков ЕАЭС. И Союз стремится к расширению таких партнерств. Сегодня завершается работа над созданием ЗСТ с Сингапуром. Идет переговорный процесс по подобным соглашениям с Египтом, Израилем, Индией, Сербией.

У нас есть проблемы в медленном согласовании многих вопросов на национальном уровне. Например, так и не принят документ по пенсионному обеспечению трудовых мигрантов на пространстве Союза. Определенные проблемы возникли у Кыргызстана с созданием достаточного количества фито- и вето-санитарных лабораторий для контроля качества своих товаров. Продолжается осуществление нетарифных барьеров во взаимной торговле. Есть и ряд вопросов в сфере производственного взаимодействия. Но, с моей точки зрения, при заинтересованности сторон – это рабочие моменты, решаемые путем переговоров.

Сценарии развития ЕАЭС в 2019 году

Сценарий 1: Углубление и расширение, вероятность – 50%

Углубление и расширение интеграции Евразийского союза сопряжено, с одной стороны, с достижением значительного прогресса по реализации внутрисоюзных интеграционных инициатив и проектов, с другой – обусловлено сближением с третьими странами.

Наиболее вероятным фактором, который позволит углубить интеграцию, эксперты из Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России назвали достижение прогресса в реализации «цифровой повестки» ЕАЭС (67%). Менее вероятным признано обеспечение единых социальных гарантий в Союзе (58%) и качественный скачок в решении торговых споров между странами ЕАЭС (46%).

Расширение интеграции в предельном ее выражении – вступлении в ЕАЭС новых стран – рассматривается как не самый вероятный сценарий в ближайшем будущем (45%).

В то же время, важным стимулом для развития интеграционных процессов эксперты назвали возможность использовать геополитические реалии в свою пользу за счет расширения и углубления сотрудничества с третьими странами – соответствующая возможность оценивается как достаточно высокая (64%).

По совокупности факторов эксперты стран ЕАЭС оценивают сценарий углубления и расширения интеграции как наиболее вероятный в 2019 году. В соотношении с двумя другими сценариями его вероятность оценена в 50%, при преимущественной вероятности углубления интеграции относительно расширения ЕАЭС за счет присоединения новых стран – участниц.

Сценарий 2: Стагнация, вероятность – 30%

Стагнация развития интеграционных процессов в Евразийском союзе также связана с группой внешних и внутренних факторов в диапазоне от состояния торгово-экономических отношений до укрепления международного статуса Союза.

Наименее вероятными, но заслуживающими пристального внимания эксперты признали варианты развития событий, при которых ЕАЭС не продемонстрирует гражданам стран-участниц конкретные выгоды от участия в интеграционном объединении и не заключит новых преференциальных торгово-экономических соглашений с третьими странами – это произойдет с вероятностью в 39%.

Среди рисков для ЕАЭС, согласно оценкам экспертов, также фигурирует стагнация торговых процессов внутри Союза (40%).

Поводы для беспокойства действительно существуют: согласно данным Евразийской экономической комиссии объем внешней торговли товарами ЕАЭС со странами вне Союза за январь – октябрь 2018 года достиг $617,2 млрд, увеличившись на 21,5%. Для сравнения, товарооборот внутри ЕАЭС за аналогичный период составил $49,5 млрд, продемонстрировав значительно меньший рост – 11,1%.

В то же время, реалистичность качественного прогресса ЕАЭС по развитию ключевых направлений интеграции в 2019 году оценивается в 52%. Международный статус объединения с высокой вероятностью (63%) также повысится. Данная группа факторов будет способствовать росту динамики интеграционных процессов. В соотношении с двумя другими сценариями вероятность стагнации оценена экспертами ниже среднего – 30%.

Сценарий 3: Дезинтеграция, вероятность – 20%

Дезинтеграция вплоть до выхода отдельных стран-членов ЕАЭС из объединения и начала распада Союза связана как с возможным развитием кризисных экономических тенденций, так и с политическим стремлением переориентироваться на сотрудничество с другими интеграционными объединениями.

Наиболее критический вариант развития событий – распад ЕАЭС – оценен экспертами как крайне маловероятный (19%). Выход из Союза одной из стран также носит маловероятный характер (26%). Однако переориентация одной или нескольких стран ЕАЭС на сотрудничество с другими интеграционными объединениями в глазах экспертов выглядит менее утопично, и оценивается в 38%.

Достаточно высокие риски эксперты из стран ЕАЭС связывают с нарастанием внутренних противоречий интеграции: сворачивание отдельных стратегических инициатив, реализуемых в рамках Союза, может произойти с вероятностью 45%, а отказ одной или нескольких стран ЕАЭС от исполнения ранее достигнутых договоренностей в сфере интеграции – с вероятностью 52%.

С одной стороны, в силу разницы в масштабах и устойчивости институтов гипотетический аналог брекзита способен нанести ЕАЭС больший урон.

При этом степень взаимосвязанности стран объединения высока и не ограничивается только торговым сотрудничеством – активно развивается инвестиционное сотрудничество при поддержке Евразийского банка развития, безопасность обеспечивается в формате Организации Договора о коллективной безопасности, сотрудничество с ближайшими партнерами – в формате СНГ. Беларусь и Россия связаны и еще более тесным форматом интеграции – Союзным государством. Данные факторы обеспечивают устойчивость ЕАЭС и обуславливают низкую вероятность реализации сценария дезинтеграции, вероятность которого, согласно оценкам экспертов, – 20%.

http://eurasia.expert/longreads/eurasia-2019/?fbclid=IwAR0zDMM2P6KW-F5xx9VxoK-ZNJrWYmyErJJi5cQYE2PWTHWZ4rOjJcq-5og



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir