rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

В Москве открыли памятник Чынгызу Айтматову

В столице России установили памятник всемирно известному кыргызскому писателю Чынгызу Айтматову, который расположился в Даниловском районе Москвы в именном сквере писателя.

«Бесполезных» иностранцев будут лишать гражданства КР?

Депутат Жогорку Кенеша предлагает лишить кыргызского гражданства «бесполезных» иностранцев. Несмотря на то, что общественность назвала инициативу абсурдной, эксперты уверены, что определенное рациональное зерно в ней все-таки есть.

Президент Кыргызстана подвел итоги года

Глава государства провел пресс-конференцию по итогам года. На посту президента Сооронбай Жээнбеков встретился с журналистами в таком формате впервые.

Интеграция

Петр Своик: Кризис подстегивает страны ЕАЭС к созданию валютного союза

EAES

Стремительная трансформация геоэкономической ситуации требует перезагрузки экономической парадигмы стран ЕАЭС, особенно в части валютной и инвестиционной политики.

Эта мысль неоднократно звучала в ходе заседания Российско-казахстанского экспертного IQ-клуба, состоявшегося 23 октября в Москве и посвященного поиску антикризисной стратегии для России и Казахстана. В кулуарах мероприятия мы побеседовали с участником экспертной дискуссии, известным казахстанским экономистом и общественным деятелем Петром СВОИКОМ.

Западные санкции – лучший стимул для создания внутреннего евразийского кредита

- Петр Владимирович, ваши многочисленные публицистические статьи в казахстанских СМИ посвящены проблеме реформирования казахстанской валютно-финансовой системы, необходимости дедолларизации экономики. Может ли перезагрузка финансовых систем стран ЕАЭС стать способом оздоровления национальных экономик и выхода из кризиса?

- Как ни парадоксально, ЕАЭС – это, прежде всего, политическое объединение, а никакое не экономическое. С начала 2010-х годов, со времени создания Таможенного союза, ЕАЭС стал сильнейшим катализатором политических процессов. И российско-украинский кризис, и санкции, и резкое понижение цен на нефть, и крутое пике российского рубля, а вслед за ним и казахстанского тенге – это политические последствия создания ЕАЭС. А вот экономического содержания в ЕАЭС почти нет: мы всего лишь упразднили таможенные границы, которые и ранее не играли существенную роль, поскольку ставки пошлин были нулевые. Остальные параметры экономики пока не согласованы, что естественно, поскольку в отсутствии наднациональных органов ничего согласовать нельзя в принципе. К примеру, очевидны различия и противоречия в фискальных политиках стран-членов ЕАЭС. Взять, скажем, российский и казахстанский бензин: структура цены начиная с налогов у них совершенно различная, а рынок-то один. В этих условиях функции таможенников берут на себя и фитосанитарные органы, и ветеринарные лаборатории, и технические инспекции. Однако среди множества несогласованных политик на первый план выходит политика инвестиционная. Сегодня ни в России, ни в Казахстане нет базовых внутренних инвестиций, почти все берется с внешних рынков. А что делает «товарищ Трамп»? Он активно разрушает международный рынок заимствования, из которого ЕАЭС пока еще получает инвестиции. В этом контексте западные санкции являются лучшим стимулом для создания внутреннего евразийского кредита и развития инвестиционного потенциала ЕАЭС. Вот на Россию санкции уже наложены – и она, на мой взгляд, счастливым образом смогла вывести из-под внешнего финансирования оборонку и сельское хозяйство и создать механизмы внутреннего финансирования для этих отраслей – правда, пока эти механизмы не институализированы. В отношении Казахстана санкций нет, и пока мы уповаем на китайские инвестиции.

Внешний характер инвестиций «душит» несырьевой экспорт

Как в настоящий момент построен финансовый рынок в наших странах? Он полностью зависим от внешних источников, которые поступают в нашу экономику посредством трех потоков. Первый – это конвертация экспортной валютной выручки. Соответственно, экспортеры в местных банках практически не нуждаются, ну разве что для ведения своих счетов. Второе – те же экспортеры, которые, как правило, являются местными дочками транснациональных компаний, занимают деньги у своих головных офисов. Это и кредитование, и инвестиции, и прочее. Причем, все эти заимствования проходят как внешний долг страны. Отмечу, что его обслуживание настолько дорого, что мы уже отдали гораздо больше, чем заняли. И только на третьем месте находятся внешние заимствования местных банков. При этом местная банковская система своего кредита не создает в принципе. Ей отведена роль дистрибьютора внешнего финансирования. Это объясняет повышенную ставку кредитования – ведь и деньги надо отдать, и самим прибыль получить. И что очень важно – вся эта система может работать просто великолепно и без каких-либо проблем. Она абсолютно встроена в мировую систему разделения труда. Во-первых, она поощряет сырьевой экспорт в наших странах – как казахстанский, так и российский. Во-вторых, у сырьевых экспортеров при бесперебойной работе этой системы не вожникает никаких проблем с финансированием. Однако если мы хотим развивать несырьевой экспорт, нам надо создавать принципиально иные институты финансирования, ориентированные на внутренние инвестиции и кредиты, и желательно, чтобы это были единые для стран ЕАЭС институты. Поскольку внешний рынок – и не из-за какого-то своего злодейского, целенаправленного разрушительного умысла, а из-за рыночных прагматичных соображений – поощряет в наших странах только расширение сырьевого экспорта и «душит» все остальное. «Все остальное» можно финансировать только из бюджета, но никак не посредством рыночного финансирования. Развитие несырьевых направлений экономик наших стран – сродни движению против течения. Таким образом, задача – создание системы внутреннего, дешевого, доступного и длинного кредитования - очевидна, однако пока еще не реализована на практике, потому что «жареный петух пока не клюнул».

В МФЦА неоткуда взяться финансовым потокам

- Может ли сыграть ключевую роль в создании внутреннего евразийского кредита Международный финансовый центр «Астана»? - Откровенно говоря, я испытываю скепсис относительно перспектив МФЦА. Хотя бы потому, что в настоящий момент непонятно, чем будет «банковать» финансовый центр. В распределении каких потоков он будет участвовать? Взять, к примеру, аналог МФЦА в Дубае. С чем связано его процветание? С тем, что в Дубай осуществляется инвестирование – в жилую и коммерческую недвижимость, в землю и т.д. Это создает финансовые потоки из-за рубежа – в том числе из постсоветского пространства. Например, казахстанцы занимают не последнее место среди инвесторов в экономику ОАЭ. У Шанхайской биржи несколько друга специализация. Но суть всех финансовых центров одна – каждый из этих финансовых институтов представляет собой перекресток, своеобразный Караван-сарай, на котором встречаются товары, интересы экономических субъектов, финансовые потоки и обороты.

Какие же товары и потоки идут через Астану?

В России, по крайней мере, у экспортеров есть обязательство регистрировать сделки в российских банках. Таким образом, экспортная выручка поступает в российскую финансовую систему. В Казахстане крупнейшие экспортеры добывающей отрасли – как я уже выше упомянул – это дочки транснациональных компаний. Свои сделки они совершают за пределами Казахстана, практически вне налоговой системы страны и статистического учета. Какие финансовые потоки в этих условиях могут быть в МФЦА? Отвечу, что, пожалуй, никаких. Национального кредита нет в принципе – Национальный банк Казахстана осуществляет эмиссию почти исключительно путем обмена, скупая или продавая избыток валюты. Тенге в этих условиях – это «казахский доллар». Товарной биржи нет, биржа ценных бумаг очень мала. Мне очень хотелось бы, чтобы МФЦА достиг успеха. Однако в настоящий момент я не могу назвать ни одной позиции, на которой центр мог бы строить свою деятельность.

«Ключи от кризиса» еще в 2009 году предложил президент Казахстана

- Раз уж речь идет о дедолларизации пространства ЕАЭС, создании внутреннего национального, а еще лучше наднационального евразийского кредита, то каковы, на ваш взгляд, перспективы создания единого валютного рынка на базе ЕАЭС, запуск которого запланирован на 2025-й год, и введения единой валюты, так называемого «алтына»?

- Вопрос дедолларизации, действительно, актуален – и для России, находящейся под санкциями, и для неподсанкционного Казахстана. Отвечая на вопрос, когда же заработает единый валютный рынок, я сошлюсь на президента Казахстана, который еще 2009 году опубликовал в «Российской газете» статью «Ключи от кризиса», в которой казахстанский лидер отметил, что мировая долларовая система построена на неправовой, несправедливой и недемократической основе, способной лишь множить свои проблемы. Нурсултан Абишевич предложил перейти к другой, более справедливой валютной системе, согласованной государствами-участниками, которые и распределяли бы между собой эмиссионные квоты. С тех пор, на мой взгляд, правота президента Казахстана многократно была подтверждена – нынешняя ситуация только актуализировала постановку вопроса, предложенную Нурсултаном Назарбаевым. Причем если во всем мире такую новую валютную систему создать, скорее всего, не удастся, поскольку интересы лидеров государств слишком противоречивы, то в рамках ЕАЭС это вполне реалистично. Президент Казахстана не раз – кстати, и до подписания договора об ЕАЭС – говорил о необходимости общей валюты. Есть даже ее условное название «алтын», определено место расположения Евразийского банка - Алматы. Да, существует множество препятствий для введения общей валюты – в том числе незаинтересованность в этом процессе национальных компрадорских элит стран-членов ЕАЭС. Однако я считаю, что чем быстрее мы перейдем к этому шагу, тем быстрее начнется процесс роста в рамках ЕАЭС.

Так или иначе кризисная ситуация подстегивает страны ЕАЭС к созданию валютного союза – и полагаю, это случится раньше установленного срока, то есть до 2025 года.

https://ia-centr.ru/experts/zhanar-tulindinova/petr-svoik-krizis-podstegivaet-strany-eaes-k-sozdaniyu-valyutnogo-soyuza/



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir