rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Антитеррористическая повестка ЕАЭС: как противостоять угрозам и вызовам

В Бишкеке обсудили перспективы формирования антитеррористической стратегии стран Евразийского экономического союза

Почему скачут цены на ГСМ?

С начала текущего года в республике началось стремительное повышение стоимости удорожание горюче-смазочных материалов.

ЕЭК позаботится о трудящихся ЕАЭС

Граждане ЕАЭС, имеющие долгосрочные трудовые договора, получат право на временное или постоянное проживание в государстве трудоустройства.

Интеграция

ЕАЭС помогает росту торговли Кыргызстана с Казахстаном – эксперт

shestakov-photo

Сотрудничество с Китаем для расположенного на границе с ним Кыргызстана представляет большой интерес, учитывая китайские займы. Однако внешний долг в более чем $1,5 млрд и коррупционные скандалы, связанные с китайскими кредитами, беспокоят кыргызстанцев.

Между тем, экономическое сотрудничество республики с Казахстаном и Узбекистаном развивается по восходящей, и положительную роль в этом играет участие Кыргызстана в ЕАЭС, – считает политолог, сопредседатель клуба региональных экспертов КР «Пикир» Игорь Шестаков. Собеседник «Евразия. Эксперт» рассказал о том, как республика взаимодействует с Китаем и странами Центральной Азии, и какую роль она может сыграть в сопряжении ЕАЭС и проекта «Пояса и пути».

- Игорь Альбертович, многие кыргызские эксперты утверждают, что отношения Кыргызстана с Китаем переживают не лучшие времена. В чем состоят проблемы и что надо делать, чтобы изменить ситуацию к лучшему?

- На мой взгляд, в нынешнее время сотрудничество Кыргызстана с Китаем переживает, наконец, период реализма. При Алмазбеке Атамбаеве взаимоотношение с Поднебесной на официальном уровне декларировались как большой внешнеполитический и экономический прорыв, поскольку Кыргызстан достаточно легко, без каких-либо проволочек получал от Пекина многомиллионные валютные кредиты на реализацию инфраструктурных проектов.

Речь, прежде всего, идет об энергетическом и транспортном секторах. Экс-президент не раз отмечал, что благодаря финансовой поддержке КНР республика добилась энергетической безопасности и значительно улучшила состояние дорог. Однако гром грянул в январе текущего года, когда на модернизированной за счет китайских кредитов Бишкекской ТЭЦ во время сильных морозов вышло из строя оборудование, и многие бишкекчане оказались заложниками этой ситуации, замерзая в своих квартирах.

При этом налогоплательщики страны должны выплатить за модернизацию китайской стороне не менее $500 млн. Данная ситуация стала причиной для возбуждения уголовных дел в отношении двух бывших премьер-министров, депутата парламента, экс-министров энергетики, экс-мэра Бишкека и т.д.

Кредиты Кыргызстану от китайского Эксимбанка сменили имидж с инфраструктурных на коррупционные. Неслучайно в парламенте все громче звучат предложения о том, что необходимо проверить механизмы получения и расхода всех крупных кредитов от КНР за последние 5-6 лет. Хотя представители аппарата президента КР уже не раз заявляли, что расследование модернизации ТЭЦ Бишкека является внутренним делом Кыргызстана и не связно с сотрудничеством с КНР, понятно, что эта тема будет в числе ключевых в общественно – политической жизни страны.

- Но помимо кредитных скандалов за последние 8 лет в регионах республики все чаше возникает противостояние между местным сообществом и китайскими предпринимателями, которые реализуют горнодобывающие проекты...

- Да, это так. Так весной текущего года около тысячи жителей Джалал-Абадской области совершили нападение на территорию фабрики, принадлежащей китайской компании. Причина, по словам самих жителей, состоит в серьезных экологических нарушениях со стороны предприятия. В итоге была сожжена техника и ряд промышленных зданий. Несмотря на то, что буквально за пару недель до инцидента представители профильных ведомств вели переговоры с местными жителями, абсолютно никакого результата они не дали. В бытность Атамбаева подобные ситуации возникали практический каждый год, и центральная власть также не смогла решить эти проблемы. Естественно, Пекин такое развитие событий не устраивает, о чем было заявлено официальными лицами Поднебесной.

Пока сложно сказать, как такие серьезные проблемы можно решить за короткий период. Вопрос ведь не только в самой китайской стороне, а гораздо шире и напрямую связан с коррупционным имиджем чиновников и депутатов, которые лоббируют экономические интересы Пекина в КР. Но на поверхности лежит фактор более прозрачных для общественности КР официальных экономических взаимоотношений Бишкека и Пекина.

Понятно, что Кыргызстан заинтересован наращивать экономическое взаимодействие с Поднебесной, учитывая финансово-экономический потенциал КНР и общую границу. Сегодня в крупнейших торговых центрах страны китайская продукция занимает не менее 60-70%. Безусловно, такое активное экономическое сотрудничество выгодно и для Пекина. И какие бы проблемы ни возникали, конечно, сотрудничество будет продолжаться.

- Как продвигается сотрудничество между Китаем и Кыргызстаном в рамках «Пояса и пути»?

- Как я уже говорил, торгово-экономические взаимоотношения между двумя странами за последние 20 лет носят интенсивный характер и идут по нарастающей. Так, общий товарооборот между Китаем и Кыргызстаном в 2017 составил $1,591 млрд, а за последние 4 года эти показатели выросли на 8,6%. Хотя есть мнение, что неофициально показатели товарооборота гораздо выше. Поэтому между Бишкеком и Пекином не должно возникать серьезных проблем при реализации экономических проектов в рамках «Пояса и пути», тем более, что курс новых властей Кыргызстана направлен на привлечение инвестиций из КНР.

Для Пекина Кыргызстан играет важную роль в экспорте товарной продукции и создании предприятий на территории республики.

Правда, «Один пояс, один путь» является в большей степени проектом, который находится в официальной повестке межгосударственного сотрудничества. Лишь недавно он стал поводом для обсуждений в экспертном сообществе КР, но, опять же, без участия китайских аналитиков и представителей деловых кругов.

Можно смело утверждать, что ничего о проекте «Пояса и пути», за исключением его названия, большинству кыргызстанцев пока неизвестно. Учитывая такой вакуум, стоит ожидать и того, что оппоненты проекта будут заполнять его своими версиями негативных для Кыргызстана сценариев. В контексте данной китайской инициативы стоит отметить важный аспект, связанный с тем, что за последние три года предприниматели Кыргызстана столкнулись с серьезной проблемой получения виз в КНР. Об этом регулярно идет речь и в СМИ, и в социальных сетях, и в рамках заседания нашего Клуба «Пикир». Складывается такое впечатление, что скоро кыргызстанцам будет легче слетать на Луну, чем попасть в Китай. Официально китайская сторона объясняет такие жесткие нормы вопросами безопасности. Однако непонятно, как на фоне такого жесткого визового режима, когда наши бизнесмены элементарно не могут получить право на деловую поездку в КНР, можно создавать положительный имидж проекту.

- На конец марта этого года государственный внешний долг Кыргызстана перед Китаем (Эксимбанк КНР) составил $1,709 млрд. Чем грозит долг перед Китаем Кыргызстану?

- В основном китайская сторона предоставляет Кыргызстану кредиты на довольно значимые инфраструктурные проекты. И, как подчеркивал экс-президент Атамбаев, на достаточно льготных для республики условиях.

Что касается возврата китайских средств, то в марте текущего года посол Китая в Кыргызстане Сяо Цинхуа на брифинге однозначно заявил, что все долги должны быть обязательно погашены кыргызской стороной только в денежном эквиваленте. В этой связи у республики нет большого количества альтернативных вариантов для решения долгового вопроса. А долг Кыргызстана перед Экспортно-импортным банком Китая ежедневно растет на $469,5 тыс. Понятно, что, в отличие от России, Пекин не намерен безвозмездно списывать Кыргызстану кредиты. На этом фоне вопросы возврата долга КНР стали популярной темой в СМИ и соцсетях. Частично на раскручивание данной темы влияют резонансные уголовные дела в отношении высокопоставленных представителей власти.

Кредитная зависимость формирует только негативный фон восприятия двустороннего сотрудничества. Полагаю, что вопросы долга КНР в ближайшие годы будет только политизироваться, с учетом предстоящих в 2020 г. парламентских выборов. Вполне вероятно, что из экономического этот вопрос превратится в политический. Впрочем, кыргызстанские чиновники уверены, что сейчас республика в состоянии самостоятельно выплачивать внешние долговые обязательства, и необходимые средства в госбюджете имеются.

- В сентябре Евразийская экономическая комиссия сообщила, что соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве ЕАЭС с Китаем начнет действовать в начале 2019 г. Как в Кыргызстане оцениваются перспективы развития сотрудничества ЕАЭС и КНР и сопряжения проектов союза с инициативой «Один пояс, один путь»?

- Безусловно, такое сопряжение может придать серьезный экономический импульс процессам евразийской интеграции. Стоить напомнить, что в 2015 г. лидеры России и Китая утвердили Совместное заявление о сотрудничестве по сопряжению строительства Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути. Документ направлен на эффективное развитие двустороннего торгово-экономического сотрудничества, расширяет промышленную кооперацию, инвестиционное и финансовое взаимодействие. Соглашение ставит задачи оптимизации региональных производственных сетей, укрепления международной транспортной инфраструктуры и интермодальных перевозок, последовательного продвижения к созданию зоны свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и Китаем.

Ведущие китайские эксперты отмечали, что ЕАЭС – это самое глобальное интеграционное объединение на постсоветском пространстве. И сопряжение двух проектов поможет совместно реализовать масштабные планы развития государств в ближайшей и долгосрочной перспективе.

В отношении роли и участия Кыргызстана можно сказать, что необходимо использовать механизмы этих интеграционных проектов для наращивания выпуска экспортно-ориентированной продукции, которая в первую очередь будет востребована на рынках ЕАЭС. В частности, увеличить создание совместных предприятий с Россией и Китаем, таким образом решить острую проблему создания рабочих мест. Использовать потенциал ЕАЭС и Шелкового пути можно и для реализации энергетических проектов.

Кроме того, наша республика может играть стратегическую роль транспортного узла, учитывая географические особенности Кыргызстана, и таким образом привлекать в развитие транспортной инфраструктуры не кредиты, а инвестиции.

Также учитывая, что председательствование в ШОС на 2018-2019 г. перешло к Кыргызстану, наша республика может стать одной из диалоговых площадок по сопряжению этих проектов, так как цели и задачи ШОС частично совпадают с целями ЕАЭС и Нового Шелкового пути.

- Как вы оцениваете текущий уровень сотрудничества Кыргызстана со странами Центральной Азии? Какие новые проекты собирается Бишкек реализовать в регионе?

- За годы независимости Кыргызстан всегда конструктивно подходил к сотрудничеству со странами Центральной Азии как в вопросах безопасности, так и в торгово-экономической сфере. За исключением Туркменистана республика имеет общие границы со всеми странами региона. И многие взаимовыгодные связи были наработаны еще в бытность СССР.

Несмотря на определенные проблемы осенью прошлого года на кыргызско-казахстанской границе, в прошлом году был отмечен рост товарооборота между Кыргызстаном и Казахстаном более чем на 9%. Этому росту, несомненно, способствовало участие двух стран в ЕАЭС, в котором упрощены нормы экспорта продукции. Пока еще рано говорить, что кыргызстанские товары уже без проблем пересекают границу Казахстана, правительствам двух стран необходимо еще решить множество проблем в этом направлении, но главное, что есть положительные тенденции и нет политических разногласий.

Настоящим прорывом стало сотрудничество с Узбекистаном: в 2017 г. между странами было подписано 115 экспортных и импортных контрактов на сумму $220 млн. Заработала после долго перерыва межправительственная комиссия. Упростился пограничный режим, что благоприятно влияет на расширение деловых связей. В итоге товарооборот между Кыргызстаном и Узбекистаном вырос за прошлый год на 60% и составил $281 млн. По оценкам экспертов, на межгосударственное экономическое взаимодействие может положительно повлиять и участие Кыргызстана в ЕАЭС, что дает возможность узбекским предпринимателям выходить на Евразийский рынок путем создания совместных предприятий. Один из важнейших шагов со стороны президентов Кыргызстана и Узбекистана заключался в снятии пограничных и таможенных барьеров для товаропроизводителей.

Снизился товарооборот у Кыргызстана и Таджикистаном. По официальным оценкам, это связано с тем, что снизился реэкспорт китайской продукции через территорию КР в связи с таможенными правилами ЕАЭС. Теперь предприниматели Таджикистана напрямую стали взаимодействовать с китайскими производителями.

Относительно конкретики по проектам, пока что-либо сказать сложно. Кыргызстан готов участвовать в энергетических и транспортных региональных проектах. Одна из проблем заключается в том, что, начиная с 2010 г. у Кыргызстана каждый год меняется правительство, а это не может не отражаться на реализации масштабных инициатив.

http://eurasia.expert/eaes-pomogaet-uvelichivat-tovarooborot-kyrgyzstana-s-kazakhstanom-ekspert/



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir