rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Антитеррористическая повестка ЕАЭС: как противостоять угрозам и вызовам

В Бишкеке обсудили перспективы формирования антитеррористической стратегии стран Евразийского экономического союза

Почему скачут цены на ГСМ?

С начала текущего года в республике началось стремительное повышение стоимости удорожание горюче-смазочных материалов.

ЕЭК позаботится о трудящихся ЕАЭС

Граждане ЕАЭС, имеющие долгосрочные трудовые договора, получат право на временное или постоянное проживание в государстве трудоустройства.

Политика

Таджикистан: афганские беженцы чувствуют себя в безопасности, но живут в бедности

afgany

Хотя люди относятся к ним дружелюбно, возможностей для трудоустройства у них мало.

Афганские беженцы в Таджикистане благодарны за теплый прием, оказанный им в соседней стране, но испытывают трудности в поисках работы и средств на существование.

В настоящее время в Таджикистане зарегистрировано 2800 афганских беженцев. Культурная и языковая близость двух стран в определенной степени способствовала их интеграции.

Однако в Таджикистане продолжается финансовый кризис и наблюдается высокий уровень безработицы, а экономика в значительной степени зависит от денежных переводов трудовых мигрантов в России. В этих условиях беженцы часто сталкиваются с финансовыми трудностями, несмотря на то, что они могут работать и пользоваться своими правами.

«Соседи у нас хорошие люди, и место спокойное. Единственная наша проблема – отсутствие рабочих мест», - сообщила одна из афганских беженок, пожелавшая не называть своего имени.

Местные представительства институтов ООН прекратили предоставлять беженцам продуктовые наборы, одежду и оплату аренды жилья. В настоящий момент агентства сосредоточены на оказании поддержки беженцев путём организации курсов профтехобразования, что повышает их способность обеспечивать себя самих.

Проблема заключается в том, что лишь мало кому из выпускников таких курсов удаётся трудоустроиться.

Фируза Сафдари - афганская беженка, окончившая двухмесячный курс шитья, но с тех пор не нашедшая никакой работы.

«На курсах по кройке и шитью или визажистов в среднем обучаются 16-20 девушек [в каждом классе], и бывает так, что ни одна из них не может найти работу», - рассказала она.

Мино Зиёи, переехавшая в Таджикистан 18 месяцев назад, имеет двух дочерей, которые в настоящее время проходят профессиональное обучение в надежде, что это поможет им поддержать их большую семью.

«[Работодатели] нам говорят, что у них нет свободных рабочих мест, а у нас большая семья», - продолжает свой рассказ Мино. «В нашей семье только сын работает, он повар в одной маленькой организации. Очень хотелось бы найти работу и для дочерей. Нам нелегко живется».

Еще одним препятствием для поиска работы является запрет на проживание афганских беженцев в Душанбе. Закон 2000-го года, запрещающий беженцам из Афганистана селиться в столице и в приграничных районах, был принят из-за опасений проникновения боевиков под видом мигрантов.

Афганцы отмечают, что в столице больше возможностей для трудоустройства по сравнению с провинцией, где местное население также остро нуждается в работе.

Хотя лицам, имеющим статус беженца в Таджикистане, формально гарантирован равный доступ ко всем возможностям трудоустройства, в действительности они часто сталкиваются с предрассудками.

Другая анонимная афганская беженка заявила, что с лиц без гражданства просят взятки, когда они пытаются найти работу.

«Сейчас мой супруг безработный, он обращается в разные места, но практически везде слышит один и тот же ответ: «Вы не гражданин нашей страны, мы не можем взять вас на работу. Если хочешь работать тут, то заплати», - рассказала она. «Мы не граждане этой страны, вот и не можем ничего сделать с этим».

В то же самое время афганские беженцы отмечают, что народ Таджикистана относится к ним с теплотой и доброжелательностью. Они говорят, что ценят возможность жить в мире и безопасности.

«Таджикские люди очень хорошие, от них плохих слов в наш адрес мы не слышим. В отличие от моей родины, здесь даже ночью можно ходить спокойно, никому до нас дела нет», - рассказывает 48-летний отец пятерых детей Абдулло Латифи.

Правозащитник Абдумаджид Рузоев отметил, что получение статуса беженца дает Афганцам также и возможность открыть собственный малый бизнес.

«Они, как и наши граждане, освобождаются от налогов, предусмотренных для иностранных граждан», - сообщил Рузоев.

Представительство Управления Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев (УВКБ ООН) в Таджикистане оказывает беженцам финансовую поддержку для открытия собственного дела, однако немногие уверены в том, что смогут преуспеть в предпринимательстве.

Латифи объяснил, что, хотя его жена успешно окончила парикмахерский курс, она не смогла найти работу и не была готова открыть собственное предприятие.

«Нам сказали [в УВКБ]: «Возьмите в аренду какой-нибудь салон, и мы выплатим вам арендную плату за первый месяц», - рассказал 48-летний Абдулло. «Но для того, чтобы начать бизнес, у нас нет ресурсов. С другой стороны, мы опасаемся, что не сможем оплачивать аренду салона в дальнейшем».

Многие афганские беженцы надеются переехать в третью, более развитую страну. Однако в Представительстве УВКБ четко дали понять, что таких возможностей нет

«На сегодняшний день мы не переселяем никого из числа беженцев», - заявил руководитель Представительства УВКБ ООН в Таджикистане Вито Трани.

Согласно ему, УВКБ не предоставляет денежной помощи никому за исключением особо уязвимых групп населения, таких как матери-одиночки, многодетные семьи, престарелые или лица с особыми потребностями

Вместо этого, они обучают афганских беженцев в Таджикистане тому, как зарабатывать деньги и самостоятельно обеспечивать себя и свои семьи.

Он сказал, что в настоящее время в Таджикистане работают только две программы для беженцев: интеграция в местное общество и содействие в добровольном возвращении. Трани пояснил, что из Таджикистана в Афганистан ежегодно возвращается около 100 беженцев.

Он также отметил, что, несмотря на социально-экономические трудности афганских беженцев в Таджикистане, они имеют определенные преимущества, учитывая культурную и языковую близость двух стран.

Признавая существование трудностей, Трани рассказал о том, что он работал во многих странах, где беженцы сталкиваются с гораздо большей враждебностью.

«Последняя моя работа была в Турции, где мы работали с миллионами сирийских беженцев», - продолжил Трани. «Там были стычки, конфликты и даже нетерпимость по отношению к беженцам, но в Таджикистане такого нет».

Данный материал подготовлен в рамках проекта "Giving Voice, Driving Change - from the Borderland to the Steppes Project", реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии.

"IWPR"



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir