rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Аэропорт «Манас». Прибыль или политика?

Развитие одного из ключевых объектов национальной экономики должно отвечать стратегическим интересам экономики Кыргызстана

Подайте Кыргызстану или есть ли «жизнь» без долговых займов?

Известный экономист Кубат Рахимов рассказал, чем грозит республике нынешняя финансовая политика властей

Депутатская комиссия сделала выводы по аварии на ТЭЦ

Депутаты Жогорку Кенеша пришли к выводу, что к аварии на Бишкекской ТЭЦ, произошедшей в результате нецелесообразного использованию китайского кредита, полученного на ее модернизацию, причастны трое бывших премьер-министров.

Политика

Саммит ШОС в Циндао: каким видят его перспективы в России и Центральной Азии

samitt

В китайском Циндао открывается саммит ШОС.

Он будет первым после расширения организации, впервые в качестве главы государства будет председательствовать Си Цзиньпин. В китайской прессе отмечается, что в приоритетах Пекина на этом саммите значится работа по трём направлениям: усиление взаимного понимания; продвижение процесса торговой либерализации и разработка плана для нового развития. При этом, для Китая развитие ШОС рассматривается в контексте инициативы "Пояса и Пути", а несколько входящих в организацию постсоветских стран объединены также в рамках ЕАЭС. Корреспондент Накануне.RU узнал мнения экспертов из целого ряда стран ШОС, чтобы выяснить, каково видение приоритетов организации в каждой из них.

Главный научный сотрудник Центра изучения и прогнозирования российско-китайских отношений Института Дальнего Востока РАН Владимир Петровский отмечает, что именно в рамках ШОС возможна интеграция между российской и китайской внешнеполитическими инициативами.

"В последнем обращении к Федеральному собранию Владимир Путин как раз говорил о том, что России нужна новая стратегия территориального развития. И он провел недвусмысленную параллель с инициативой "Пояса и пути" (ИПП). Говорил о сопряжении именно в этом контексте", – отмечает он.

То есть пришла пора, когда ИПП может стать дополнительном импульсом к стратегическому развитию российских территорий и важным дополнительным резервом этого развития. В этом смысле, как считает Владимир Петровский, саммит ШОС может дать новый импульс этому процессу, поскольку все страны-члены ШОС, включая Россию, участвуют в реализации ИПП. ШОС, по мнению эксперта, может и должен стать не только коллективной платформой для обсуждения и реализации ИПП, но и важным поставщиком услуг безопасности для проектов и инициатив в зоне ИПП.

Казахстанский политический аналитик Султанбек Султангалиев считает, что популярность ЕАЭС в последнее время снижается.

Согласно данным, полученным в ходе реализации проекта "Интеграционный барометр ЕАБР", в ходе которого ежегодно проводятся опросы 10-8 тыс. граждан стран Евразийского экономического союза, уровень одобрения интеграционных процессов в рамках ЕАЭС неуклонно снижается. И хотя в Казахстане в 2017 г. процент одобрения составляет около 70%, по данным исследования, то раньше он был выше.

По мнению аналитика, это происходит, во-первых, потому что имеет место разочарование от того, что интеграция не приносит населению ощутимых в экономическом плане дивидендов, во-вторых, приграничная торговля между, например, Казахстаном и Россией не получает масштабного наполнения в виде роста экспорта казахстанских товаров в Российскую Федерацию – постоянно возникают барьеры бюрократического характера, что, естественно, не прибавляет энтузиазма представителям малого и среднего бизнеса. В-третьих, определенную роль играет антиевразийская и антироссийская пропаганда, которая неустанно ведется в некоторых СМИ и в социальных сетях.

Шанхайская организация сотрудничества, как считает Султанбек Султангалиев, не имеет подобного негатива, прежде всего, потому что не было никакого информационного продвижения данного объединения среди населения. Вступление Казахстана в ШОС не сопровождалось такой пропагандой. Соответственно нет надежд – нет и разочарований.

"Тон в ШОС задает Китай, который прагматически рассматривает данную организацию как удобную диалоговую площадку для углубления двухстороннего торгово-экономического сотрудничества с каждой страной-участником в отдельности. Подписание 17 мая текущего года в Астане соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР – это не более, чем жест вежливости мягкой китайской дипломатии. На практике наш восточный сосед предпочитает с каждой страной выстраивать отдельные экономические отношения. В конечном итоге тенденции таковы, что Евразийский экономический союз в краткосрочной перспективе (в течении трех-пяти лет) может стать составной частью ШОС", – считает казахстанский эксперт.

Для Кыргызстана предстоящий саммит станет первым, в котором примет участие президент Сооронбай Жээнбеков. Кроме того, Пекин и Бишкек планируют подписать соглашение о стратегическом партнёрстве.

Сопредседатель Клуба региональных экспертов Кыргызстана "Пикир" Игорь Шестаков напоминает и о важности многосторонней повестки, особенно в деле укрепления региональной безопасности: "Для Кыргызстана, как и для всех других участников этой организации, сегодня один враг – это международный терроризм и экстремизм. Стоит напомнить, что в базе данных Региональной антитеррористической структуры Шанхайской организации сотрудничества (РАТС ШОС) находятся порядка 2,5 тыс. лиц, которых в странах организации разыскивают в связи с терроризмом и экстремизмом".

Эксперт также не разделяет точки зрения о противоречиях ШОС и ЕАЭС, полагая, что председательство Китая будет положительно влиять на сопряжение экономических процессов между ними и проектом "Один пояс – один путь": "Кыргызстан активно взаимодействует, как в формате ЕАЭС, так и в двустороннем с большинством стран ШОС. А Россия, Китай и Казахстан являются основными торгово-экономическими партнерами нашей республики, поэтому от саммита стоит ожидать Кыргызстану укрепления взаимовыгодных процессов на площадках ШОС".

Журналист-международник из Таджикистана Негматулло Мирсаидов напоминает: в основу создания организации легли вопросы борьбы с экстремизмом, терроризмом и сепаратизмом.

"Когда первой постоянно действующей структурой ШОС стала Региональная антитеррористическая структура, создавалось ощущение, что ШОС в будущем если не будет военным блоком, то хотя бы станет военной организацией, преследующей вопросы обеспечения региональной безопасности", – говорит он.

И журналист отмечает, что до сих пор не ясно, какая это организация – военно-политическая или экономическая: несмотря на то, что необходимость совместной борьбы с новыми вызовами и угрозами по-прежнему является важным направлением деятельности ШОС, но с расширением рядов организации акцент меняется постепенно в сторону развития экономических отношений.

"В военном плане мы можем сегодня говорить лишь о проведении различного рода военных, военно-спортивных учений. Борьба с экстремизмом и терроризмом сведена больше к двусторонним связям. Самое большое достижение ШОС – это укрепление доверия между членами организации, развитие культурных связей, сотрудничество в области образования. И повышающийся уровень доверия, вопреки расхождениям во взглядах и политической позиции, объединяют многие страны, которые рвутся в члены организации ради создания многополярного мира или защиты от возможного диктата других", – подытожил Негматулло Мирсаидов.

Директор центра исследовательских инициатив Ma'no Бахтиёр Эргашев (Узбекистан) обращает внимание на то, что ШОС – это одна из немногих многосторонних структур, в которых Узбекистан всегда был активен, и для республики сотрудничество в рамках ШОС всегда было одним из главных приоритетов.

Эксперт отмечает – ШОС интересен для Узбекистана тем, что это не та интеграционная структура, где превалирует, например, только Россия (как в ОДКБ или ЕАЭС). В ШОС существует взаимный баланс между Россией и Китаем и другими странам, которые гораздо меньше по экономике и потенциалу. Многие вопросы проще решать, когда есть две стороны, уравновешивающие друг друга в рамках ШОС.

Руководство Узбекистана всегда старалось использовать саммиты ШОС для организации как многосторонних, так и двусторонних важных встреч.

"Говоря о нынешнем саммите, нужно понимать, что Узбекистан, во-первых, едет на саммит ШОС, имея за спиной проведение в Ташкенте, в марте крупной международной конференции конференции по Афганистану. Там не все ожидания оправдались, не всё удалось сделать, но то, что удалось – это собрать очень серьёзный круг заинтересованных стран и в первый раз представители России и США за последние годы смогли поработать в Ташкенте в рамках единой конференции. И это очень важно. И второе, президент Узбекистана едет на саммит после довольно успешного визита в США. Поэтому Узбекистану есть, что обсудить в многостороннем формате, например, реализацию программы деятельности ШОС на афганском направлении", – подчеркнул эксперт.

Нынешний саммит ШОС интересен и тем, что его генеральным секретарём этой организации на ближайшие три года с 2019 г. станет представитель Узбекистана. В Ташкенте действует Региональная антитеррористическая структура, её руководство тоже будет переизбрано на ближайшие три года. Узбекистан имеет своё видение, свои предложения по тому, что и как делать в рамках деятельности по улучшению эффективности деятельности структур ШОС.

Отдельно эксперт остановился на вопросе расширения организации, напомнив, что эксперты и дипломаты разделились на две группы – одна говорит, что расширение – это плюс для ШОС, что оно усилит её потенциал и возможности, другие – что такое расширение несёт очень сильные вызовы, в частности, когда две страны, между которыми за последние 60 лет было несколько военных конфликтов (Индия и Пакистан), способны превратить организацию в место выяснения отношений.

"То что это вызов для эффективности ШОС – это однозначно", – считает Бахтиёр Эргашев.

Индийский доктор Пунит Гаур, работающий в Евразийском национальном университете (Астана), говорит, что расширение, во-первых, не стоит воспринимать как альтернативу другим объединениям, таким как G7, но Шанхайская организация уже сыграла позитивную роль в решении региональных проблем и может сыграть еще большую роль в будущем, особенно в контексте Большой Евразии. Во-вторых, несмотря на сложные отношения Индии с Китаем и Пакистаном, после того, как Дели и Исламабад стали полноправными членами ШОС, стало удобнее налаживать экономическое сотрудничество и сообща бороться с вызовами в регионе, такими как экстремизм или терроризм.

https://www.nakanune.ru/articles/114021/



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir