rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Аэропорт «Манас». Прибыль или политика?

Развитие одного из ключевых объектов национальной экономики должно отвечать стратегическим интересам экономики Кыргызстана

Подайте Кыргызстану или есть ли «жизнь» без долговых займов?

Известный экономист Кубат Рахимов рассказал, чем грозит республике нынешняя финансовая политика властей

Депутатская комиссия сделала выводы по аварии на ТЭЦ

Депутаты Жогорку Кенеша пришли к выводу, что к аварии на Бишкекской ТЭЦ, произошедшей в результате нецелесообразного использованию китайского кредита, полученного на ее модернизацию, причастны трое бывших премьер-министров.

Экономика

Долг с Востока. Как получилось, что Центральная Азия увязла в китайских кредитах

kitaj

Растущая зависимость от китайских кредитов — тема, которая волнует страны Центральной Азии и зачастую описывается термином «неоколониализм».

Китай дает правительствам долгосрочные (от 20 лет) кредиты с низкими процентными ставками - около 2% годовых. Обычным условием выдачи кредита на зарубежные проекты становится привлечение китайских подрядчиков — рабочей силы, технологий и бизнеса. Кредиты выдаются по преимуществу на реализацию инфраструктурных проектов: строительство и реконструкция автомобильных и железных дорог, энергетических объектов. Центральная Азия для Китая - прежде всего, ресурсы и транзитные территории.

В марте американский аналитический центр Center for Global Development опубликовал доклад о должниках Китая, в котором определил восемь наиболее финансово уязвимых стран. Из стран Центральной Азии «высокий риск» долговых затруднений выявлен у Кыргызстана и Таджикистана, задолженность которых перед китайским банком близка к 50% от всего внешнего долга. Они оказались в одном ряду с такими странами, как Лаос, Джибути, Мальдивы, Черногория, Монголия и Пакистан. «Фергана» попыталась разобраться, насколько страны центральноазиатского региона увязли в китайских кредитах, кто должен Поднебесной больше всех, а кто меньше, и чем это грозит для чрезмерно закредитованных республик.

Казахстан

Это несомненный лидер по объему китайских кредитов и прямых инвестиций среди стран Центральной Азии. Долг Астаны Китаю по данным Нацбанка на 1 января 2018 года — $12,6 млрд. Внешний долг Казахстана составляет $167,5 млрд. При этом крупнейшими кредиторами Астаны являются Нидерланды (почти $50 млрд), затем Великобритания ($27,7 млрд) и США ($13,2 млрд), а Китай лишь на четвертом месте.

Китайские кредиты используются в строительстве автодорог, заводов, энергетических объектов. Так, в Казахстане существует проект «51 новый завод», который должен быть осуществлен на деньги китайских инвесторов. Среди проектов: костанайский автозавод «СарыаркаАвтоПром», на котором запущена линия по производству автомобилей JAC (китайская компания China National Vehicles Import And Export Corporation приобрела 51% акций АО «Группа компаний «Аллюр» — собственника костанайского автомобильного завода), маслоперерабатывающее предприятие «Тайынша Май» в Кокшетау, Атырауский нефтеперерабатывающий завод (АНПЗ), актауский завод «Каспий Битум», Шымкентский нефтеперерабатывающий завод.

Китай никогда не требует быстрой отдачи долга - наоборот, Пекин обычно заинтересован в углублении финансовой зависимости другой страны. Выросший со временем долг может быть реструктурирован и отдан в виде предоставления доступа к сырьевым ресурсам страны, передачи контрольных пакетов акций различных предприятий - и землей.

В случае с Казахстаном эта тема очень болезненна. Напомним, что в 2016 году стало известно, что Казахстан планирует выставить на торги 1,7 млн га земли. В стране начались стихийные массовые выступления, никто не верил, что земля не будет продана иностранцам, и формулировка в законе, что иностранцы смогут только взять землю в аренду, никого из протестующих не устраивала: люди считали, что «китайцам только дай возможность - потом они уже никогда с нашей земли не уйдут». Эта уверенность базировалась на памяти об унизительной для Казахстана ситуации середины девяностых, когда между Китаем, Россией, Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном было подписано соглашение по отводу военных сил от бывшей китайско-советской границы.

«Соглашение 1996 года, по сути, стерло линию, служившую китайско-советской границей, и потребовало новой демаркации, - написал Брюс Панниер. - К началу 1999 года Казахстан был готов уступить почти половину из 34 тысяч квадратных километров территории, оспариваемой Китаем. В Казахстане это было весьма непопулярным решением. В то время в парламенте были легитимные оппозиционные депутаты, общественные движения и независимая пресса, у которой по сравнению с настоящим временем было гораздо больше места для маневров. Эти группы выступили с критикой этого шага. Как сообщалось, государственная пресса подчеркивала тот факт, что Казахстан получил «56,9 процента» оспариваемой территории, однако критики указывали на то, что оставшиеся 43,1 процента были землей Казахстана до нового соглашения с Китаем. Соглашение о границе с Китаем было одобрено мажилисом парламента 3 февраля 1999 года, 10 марта оно было одобрено в сенате, и 24 марта его подписал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев».

Земельные протесты 2016 года привели к тому, что на внесение поправок в земельный кодекс был наложен мораторий до 31 декабря 2021 года. Но вопрос возможности продажи земли иностранцам остается открытым.

Кыргызстан

Из центральноазиатских республик Киргизия занимает второе место по величине долга Китаю. По данным Министерства финансов, на 28 февраля 2018 года общий объем госдолга Кыргызстана $4402,67 млн (почти 300 млрд сомов), из них Китаю — $1711 млн. Крупнейший внешний кредитор — китайский государственный Экспортно-импортный банк (Эксимбанк), долг перед которым ежедневно растет на $470 тыс.

В Кыргызстане Китай финансирует развитие автомобильных дорог, энергетику (ЛЭП «Датка-Кемин»), промышленность (нефтеперерабатывающий завод в Кара-Балте, золоторудное месторождение Талды Булак Левобережный и т.д.)

По сравнению с январем 2018 года сейчас госдолг немного уменьшился — на $222,14 млн. впервые с октября 2017 года. По подсчетам ИА «24.kg», чтобы его погасить, каждый кыргызстанец должен отдать по 703 доллара (это более трех средних по республике зарплат, если средняя зарплата по республике составляет 14.629 сомов). В марте 2018 года киргизское правительство установило ограничение: долг перед одним кредитором не должен быть больше половины общей суммы внешнего государственного долга. Такой порог прописан в Стратегии управления государственным долгом Кыргызской Республики на 2018—2020 годы.

Если у Бишкека не будет возможности рассчитаться с китайскими долгами, у него есть активы в виде месторождений золота, железа, редкоземельных металлов. Вопрос расплаты за долги землей в Киргизии не поднимают: это та проблема, которая может вывести людей на улицы. В 1996 и 1999 годах по итогам двух соглашений с Китаем о делимитации границы Киргизия потеряла около 125 тысяч спорных гектаров земли (1250 кв.км), и еще 161 кв.км потом перешел Китаю по дополнительному соглашению.

Таджикистан

Таджикистан называют абсолютным заложником, китайской колонией, экономическим придатком Пекина и другими унизительными словами. На Китай приходится почти половина от общего объема внешнего долга Таджикистана — на начало 2018 года это $1209,6 млн. (при $2879 млн. внешнего долга). Кредит «Эксимбанка» Китая составляет $1201,6 млн, долг Национального банка Таджикистана перед Китаем составляет $8 млн (основной долг у Нацбанка — перед Международным валютным фондом, это $87,3 млн. из $99,5 млн общей суммы задолженности). Здесь Китай вкладывается в таджикские энергетические проекты и строительство автодорог, как и в других центральноазиатских странах, и проникает в самые разные сферы экономики — производство алюминия, сотовая связь, добыча золота.

Первые китайские кредиты - около $216 млн. были предоставлены Таджикистану сравнительно недавно в 2007 году, но зависимость страны от китайцев стала критической. Сейчас Китай находится на первом месте по объему вложенных в таджикскую экономику прямых инвестиций и ежегодно выделяет средства на различные нужды, так что расплата неминуема.

В начале апреля китайская компания TBEA получила от правительства Таджикистана лицензию на разработку золотого рудника «Верхний Кумарг» в Согдийской области. Сообщается, что месторождение передано в счет погашения долга, который понадобился для модернизации ТЭЦ «Душанбе-2». Ранее эта же компания получила доступ к месторождению «Восточный Дуоба». ТВЕА будет добывать золото на месторождениях до тех пор, пока не вернет средства, вложенные в строительство ТЭЦ, а потом власти Таджикистана обещают подписание нового договора на новых условиях.

Как полагает заведующий отделом Института экономики и демографии Академии наук Таджикистана Ходжамахмад Умаров, помимо ресурсов и контрольных пакетов акций стратегических предприятий, республика может отдать под контроль Китая отдельные транспортные маршруты и земли. Как известно, в 2011 году Таджикистан уже отдал китайцам, которым он столь многим обязан, 1% своей территории — более 1 тыс. кв. км спорных земель на Восточном Памире. Китай претендует на участки Памира, богатые полезными ископаемыми (уран, золото, бокситы, асбест, горный хрусталь и многое другое), не исключено, что расплата землей продолжится. Для этого территории можно сдать в бессрочную аренду, даже не меняя границы.

Туркменистан

Туркмения взяла у Китая значительные льготные кредиты (объем их не разглашался) на разведку и разработку газового месторождения Галкыныш, которые рассчитывала погасить поставками газа. Китайская государственная нефтегазовая корпорация CNPC согласилась довести добычу до 30 млрд кубометров в год, из которых 25 млрд кубометров в год должны были поставляться в Китай. Когда Россия и Иран отказались от туркменского газа, Китай остался фактически единственным его покупателем. За 2017 год Туркмения поставила Китаю в общей сложности свыше 30 млрд. кубометров газа. Сколько еще лет Туркмении предстоит отдавать Китаю весь добываемый газ в счет взятых кредитов - неизвестно.

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин причисляет Туркменистан к одной из трех центральноазиатских республик, где «китайцы заняли доминирующие позиции по ряду экономических и финансовых параметров», наряду с Таджикистаном и Кыргызстаном. Кроме экспорта природного газа в КНР и предоставленных ссуд, других доходов у Туркмении нет. Однако закрытость экономики Туркмении затрудняет оценку долговых рисков.

Узбекистан

У Узбекистана, не имеющего с Китаем общей границы и долгое время закрытого от любых влияний, самый маленький долг перед китайским банком по сравнению с другими странами центральноазиатского региона, однако после смерти президента Ислама Каримова Китай пытается исправлять это упущение, ссылаясь на принятую в начале 2017 года узбекскую Стратегию действий по пяти приоритетным направлениям развития в 2017—2021 годах. В свете реформ Шавката Мирзиёева Узбекистан кажется КНР более привлекательным, чем Казахстан, например, по объему рынка. Низкие доходы населения не смущают, не случайно в списке зависимых от Китая стран находятся восточно-африканское государство Джибути и республика Лаос в Юго-Восточной Азии.

По наблюдениям казахстанского китаеведа Руслана Изимова, Китай стремится более тесно интегрировать Узбекистан в региональные транспортные проекты, в частности, продвигает проект строительства железной дороги Китай-Кыргызстан-Узбекистан. Отмечается рост инвестиционной активности Китая: к 2017 году его вливания в Узбекистан составили более $7,6 млрд, из них $130 млн вложено в проекты свободной экономической зоны (СЭЗ) Джизак, и Узбекистан планирует взять еще более $200 млн на новые проекты, связанные с производством телекоммуникационного оборудования, строительной, электротехнической и прочей промышленной продукции.

* * *

Согласно Стратегии управления государственным долгом, лимит внешнего долга не должен превышать 40% от ВВП. Если он достиг этого показателя, независимость страны под угрозой. Среди стран СНГ, по данным Международного экономического форума, первое место по соотношению внешнего долга к ВВП занимает Украина (80,2%), второе - Кыргызстан (68,8%). Таджикистан находится на шестом месте (35,9%), Казахстан на седьмом (23,3%). Информация по Туркменистану и Узбекистану отсутствует (по данным агентства Синьхуа, в 2016 году внешний долг Узбекистана достиг 16% от ВВП).

Кредиты – это инструмент давления, а Китай известен тем, что никогда не списывает долги, в отличие от России, постоянно прощающей миллиарды долларов то странам СНГ, то странам Африки, то Ближнего Востока и Центральной Азии. Ряд центральноазиатских государств, помимо ресурсов, облагает спорными территориями, от которых за долги можно отщипывать куски. Территориальных претензий у Китая с XVII века накопилось много, а возвращение «утраченных» территорий - часть внешнеполитической концепции Пекина. Земельные споры у Китая остаются с Казахстаном, Таджикистаном и Киргизией.

Китайским властям периодически приходится успокаивать мировую общественность. Последний раз это сделал председатель КНР Си Цзиньпин на открытии Азиатского экономического форума в Боао в провинции Хайнань. Он в очередной раз заверил, что китайской угрозы не существует, и снова никого в этом не убедил.

http://www.fergananews.com/



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir