Афганский узел: в чём его опасность?
rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Антитеррористическая повестка ЕАЭС: как противостоять угрозам и вызовам

В Бишкеке обсудили перспективы формирования антитеррористической стратегии стран Евразийского экономического союза

Почему скачут цены на ГСМ?

С начала текущего года в республике началось стремительное повышение стоимости удорожание горюче-смазочных материалов.

ЕЭК позаботится о трудящихся ЕАЭС

Граждане ЕАЭС, имеющие долгосрочные трудовые договора, получат право на временное или постоянное проживание в государстве трудоустройства.

Политика

Афганский узел: в чём его опасность?

Afgan4545

По оценкам отечественных и зарубежных экспертов в сфере безопасности, военно-политическая ситуация в Афганистане сегодня характеризуется непредсказуемостью масштабов, возможных последствий, что даёт основания для тревожных прогнозов. Страна около 40 лет находится в состоянии войны, и боевые действия носят локальный характер, но последние события в этой исламской республике создают реальную угрозу для государств Центральноазиатского региона, в том числе Кыргызстана.

По мнению кадрового чекиста, экс-вице-премьер-министра по силовому блоку Токона МАМЫТОВА, сегодня Афганистан — яблоко раздора игроков от геополитики, а на резкое осложнение афганской проблемы существенно повлияло сокрушительное поражение вооружённых формирований ИГИЛ в Сирии. В ходе совместных боевых операций правительственных войск и ВКС России удалось значительно минимизировать угрозу терроризма и экстремизма на Ближнем Востоке. Часть боевиков переместилась в Афганистан. По данным различных источников, на сегодня там скопилось от 5 до 6,5 тысячи «воинов Аллаха», и дислоцируются они в основном в северных провинциях, граничащих с государствами — членами ОДКБ. Нельзя не учитывать и вооружённые формирования движения «Талибан», где сегодня наблюдаются раскол и размежевание на старое и молодое крылья. Если представители первого придерживаются консервативных взглядов и выступают против присутствия на афганской земле иноземцев, то около 12 тысяч реакционно настроенных молодых талибов готовы объединиться с боевиками из Сирии и принять участие в реализации проекта Запада «Большая Центральная Азия», направленного на осложнение военно-политической обстановки в регионе и, в частности, в Ферганской долине. До этого был запущен проект » Большой Ближний Восток», запомнившийся большими человеческими жертвами и миллионами беженцев.

Большую опасность таят в себе так называемые спящие религиозно-экстремистские и террористические ячейки с широкой географией их расположения — от Кавказа до Центральноазиатского региона. В последнее время наблюдается заметная активизация их подпольной деятельности, и в случае обострения обстановки они способны нанести ощутимый удар в спину в качестве боевых единиц основных сил террористических формирований в процессе вторжения на территорию какого-либо государства. Серьёзную озабоченность вызывает тот факт, что некоторые наши граждане, завербованные эмиссарами религиозно-радикальных организаций, принимают участие в боевых действиях в Сирии и Афганистане и проходят подготовку в лагерях ИГИЛ. Часть из них, возвращаясь на родину, пытается планировать и осуществлять различные подрывные акции.

Террористическая угроза, подчёркивает Токон Мамытов, требует мощного, хорошо спланированного противостояния. Оно должно носить комплексный характер, и главное в этом направлении — работать на упреждение в тесном взаимодействии с уставными органами СНГ, ШОС и ОДКБ. По его мнению, последние пять лет вопросам противодействия терроризму и экстремизму в Кыргызстане уделяется самое пристальное внимание. В ряду достижений в этой области можно отметить новую Концепцию государственной политики в религиозной сфере, стратегическими задачами которой являются поддержка продвижения традиционного ислама, профилактика радикализации верующих, пресечение экстремистско-террористических настроений на почве межконфессиональных отношений, повышение качества религиозного образования и другие. Инициирован также ряд изменений и дополнений в законодательство, позволяющие минимизировать различного рода проявления терроризма и экстремизма. Кроме того, спецслужбы и правоохранительные органы научились достаточно профессионально работать на упреждение, о чём свидетельствуют успешные антитеррористические спецоперации за последние несколько лет.

Существенные подвижки произошли в системе обеспечения военной безопасности страны. Создан Генеральный штаб Вооружённых сил КР, который координирует взаимодействие всех силовых структур и госорганов по противодействию современным вызовам и угрозам, обеспечено также боевое охранение государственной границы, которое осуществляется методом эшелонирования: первый эшелон — пограничники, второй — войсковые подразделения и последний — правоохранительные органы приграничных территорий. Но останавливаться на достигнутом преждевременно, считает Т. Мамытов, в условиях негативной динамики роста экстремистской и террористичекой активности в Афганистане, особенно в его северных провинциях. Меры по противодействию этим угрозам должны носить более мощный превентивный характер. Эксперт приводит в пример ситуацию на туркмено-афганской границе, где боевики ИГИЛ и примкнувшая к ним часть талибов ведут боевые действия, вторгаясь в приграничные районы Туркменистана, убивая пограничников, стражей правопорядка и мирных граждан. Никто не может дать гарантий, что такие горячие точки с непредсказуемыми последствиями не появятся завтра на границах других среднеазиатских постсоветских республик.

На этом фоне, как никогда, важна роль ОДКБ, которая обеспечивает безопасность и является региональной опорой для ШОС и Таможенного союза. По мнению Т. Мамытова, необходимо возродить подписанный 10 лет назад меморандум о сотрудничестве стран ШОС с Афганистаном в сфере экономики и по стабилизации военно-политической обстановки, который, просуществовав два-три года, прекратил свою деятельность.

Политолог Марс САРИЕВ не исключает повторения баткенских событий 1999-2000 годов в контексте оценки сегодняшней ситуации в Афганистане. Вероятность вторжения (скорее всего, через менее охраняемый Горный Бадахшан Таджикистана) зависит от того, как будут развиваться дальнейшие события с участием в них глобальных игроков. Стоит также отметить, что США поменяли логистику. Раньше снабжение американских войск в ИРА осуществлялось через Пакистан. В связи с ухудшением американо-пакистанских отношений сейчас прорабатывается вопрос о северном маршруте, скорее всего, он пройдёт по следующей траектории: Азербайджан, через Каспийское море в Казахстан, по железной дороге в Узбекистан и конечный пункт — сухопутный порт Харайтон на узбекско-афганской границе. Если этот маршрут будет реализован, то опасность вторжения вооружённых формирований на территорию государств — членов СНГ в Центральноазиатском регионе увеличивается в разы. Северные провинции Афганистана стали плацдармом международных террористических организаций во главе ИГИЛ для реализации деструктивных планов по свержению легитимной власти центральноазиатских государств и построению халифата на всём евразийском пространстве. Международному сообществу хорошо известны имена их покровителей.

Одной из причин обострения ситуации в Афганистане М. Сариев считает амбициозные интересы ряда крупных мировых держав, таких как Китай, Индия, Россия, Пакистан, Иран и, конечно же, США. Вашингтон, например, предпринимает попытки по реализации проекта «Большая Центральная Азия» без участия российской стороны, а это значит, что США будут играть в нём главенствующую роль и диктовать свои условия, традиционно претендуя на мировое господство. На 26-27 марта этого года в Ташкенте по инициативе американской стороны запланирована встреча на высоком уровне в формате С5+1 с участием пяти бывших среднеазиатских республик Союза, США и Афганистана. Повестка дня — пути выхода из афганского конфликта, взаимодействие и координация. Россия на это мероприятие не приглашена, что свидетельствует о попытках отодвинуть её от Центральноазиатского региона.

Большую озабоченность вызывает растущее с каждым годом в Кыргызстане число последователей радикального ислама, особенно в молодёжной среде. Молодые люди пытаются найти в религии выход из сложных жизненных ситуаций, в которых они оказались. Официальное духовенство зачастую не в состоянии помочь ребятам найти правильное решение проблем, и тогда в дело вступают радикалы, умело используя их протестные настроения. Ещё одна причина поступательной радикализации населения республики, по мнению М. Сариева, — это его повальная бедность, социальная несправедливость, высокий уровень коррупции, низкое качество религиозного образования и безграмотность в вопросах ислама.

Что же касается ситуации в Афганистане, резюмирует он, не исключается её весеннее обострение с негативными последствиями для национальной безопасности Кыргызстана и его территориальной целостности. Для противодействия этой угрозе необходим комплекс защитных мер, многое будет зависеть от единства и сплочённости народа.

Политолог Игорь ШЕСТАКОВ напоминает, что на протяжении последних 25 лет Афганистан остаётся горячей точкой для стран Центральной Азии, откуда исходят угрозы террористического и экстремистского характера. Достаточно вспомнить баткенские события конца 1990-х годов, когда вторгшиеся на юг Кыргызстана боевики проходили подготовку в афганских лагерях террористов.

По прогнозам экспертов, военно-политическая обстановка в Афганистане имеет тенденцию к ухудшению в текущем году. Согласно данным последнего отчёта Миссии ООН в Афганистане, число мирных жителей, погибших в 2017 году от вооружённых конфликтов, достигло рекордной отметки — почти 18 тысяч человек. Это наиболее высокий показатель с начала контртеррористической операции НАТО в этой стране в 2001 году. По данным Глобального индекса терроризма, вооружённые группировки расширили контроль над территориями в Афганистане. По состоянию на весну 2017 года движение «Талибан» контролировало не менее 11% территории страны и оспаривало контроль по меньшей мере над 29% территориях Афганистана. Ситуация усугубляется тем, что в стране нарастает влияние другой террористической группировки — ДАИШ (ИГИЛ), которая стремится после поражения на территории Сирии и Ирака расширить влияние в Афганистане. Это означает, что сирийские лагеря подготовки боевиков из Кыргызстана и других стран ЦА получают «прописку» в Афганистане, поэтому угрозы только возрастают. Надо признать, что Вооружённые силы Афганистана и войска НАТО так и не смогли восстановить контроль над страной и разгромить террористические группировки. Недавно ведущее специализированное издание США Foreign Affairs признало сложившуюся ситуацию «тупиковой» и предложило в качестве единственного решения переговоры с договороспособной частью вооружённой оппозиции. На этом уже давно настаивает Москва.

Если переговорный процесс будет запущен в течение текущего года, то разумные политические силы Афганистана и той части «Талибана», которая не поддерживает идею внешней экспансии под джихадистскими флагами, могли бы попытаться при общей поддержке ликвидировать ИГИЛ. Иначе сохраняется очень большой риск расширения военно-политического кризиса в Афганистане и втягивания в конфликт страны ЦА, включая и Кыргызстан. Надо чётко понимать, что дестабилизация в Афганистане так или иначе будет негативно влиять на безопасность нашей страны.

США и их партнёры по североатлантическому блоку не добились ощутимых результатов в борьбе с террористами ни на Ближнем Востоке, ни в Афганистане, где, по данным многих источников, даже поддерживают их (у всех на слуху история с неопознанными вертолётами в воздушном пространстве провинций, где базируются боевики). А вот Россия смогла одержать ощутимую победу в Сирии над вооружёнными формированиями ИГИЛ. Её участие в разрешении афганской проблемы совпадает с интересами государств Центральной Азии, в том числе Кыргызстана, в плане обеспечения собственной и региональной безопасности. Не случайно руководство страны намерено укреплять и расширять военно-политическое сотрудничество с Россией с акцентом на борьбу с терроризмом и экстремизмом. В то же время объявленный Вашингтоном проект С5+1 по взаимодействию в вопросах региональной безопасности в ЦА носит исключительно декларативный характер и не решает проблем эффективной защиты южных рубежей СНГ. Скорее всего, США преследуют далеко идущие цели: вовлечь бывшие среднеазиатские республики СССР в затяжной афганский конфликт, а затем под предлогом совместной борьбы с терроризмом добиться своего постоянного военного присутствия в них. И последнее. За все годы военных операций в Афганистане стало очевидным, что силовым способом ни в глобальном, ни в региональном, ни в каком другом контексте проблему стабилизации ситуации решить не удаётся.

Оценивая последние события в ИРА, военный эксперт Токтогул КАКЧЕКЕЕВ согласен с недавним заявлением директора Антитеррористического центра СНГ генерал-полковника А. Новикова о том, что странам Содружества, не граничащим с Афганистаном, следует опасаться так называемых точечных ударов исламских сепаратистов. По мнению эксперта, Кыргызстан подвергается им начиная с 2011 года, когда ликвидация джихадистов преступной группировки «Жайшуль Махди» (в переводе с арабского «Армия праведного правителя») стала первым тревожным звонком, свидетельствующим об активизации радикально-религиозных организаций по применению диверсионной тактики подрыва стабильности в нашей стране, а как потом показало время, и в других государствах СНГ.

В комплексе эффективных мер по предотвращению возможного прорыва боевиков большую роль играет уровень боеспособности кыргызской армии, считает эксперт. После горьких уроков Баткена 1999 года сегодня он на порядок выше. Детально проанализированы недостатки организации управления войсками, боевой и горной подготовки, переброски сил и средств, в вопросах материально-технического снабжения в условиях боевых действий, работе армейской разведки и другие. На сегодня можно сказать, что наши Вооружённые силы способны адекватно ответить на внешние угрозы. Усиливается также конструктивное взаимодействие с военными ведомствами государств — членов СНГ, ШОС и ОДКБ, проводятся совместные командно-штабные и тактические учения в двустороннем, региональном и многостороннем форматах. Последнюю военно-политическую организацию эксперт называет «Большим пограничником» на внешних рубежах Содружества, которая способна отразить любые атаки джихадистских формирований.

Кроме того, в рамках общей борьбы с терроризмом и экстремизмом Кыргызстан активно работает с Антитеррористическим центром Шанхайской организации сотрудничества (РАТЦ) и особенно тесно с АТЦ Содружества Независимых Государств, филиал которого находится в Бишкеке. Это постоянно действующий специализированный орган, работающий под общим управлением руководителей спецслужб стран — участниц СНГ.

На безопасность страны напрямую влияет обстановка в религиозной сфере, считает Токтогул Какчекеев. Её можно оценить как стабильную, но потенциально сложную. Одна из причин — радикализация населения. Только запретами проблемы не решить. Один из эффективных методов противодействия этому процессу — активная просветительская деятельность. И начинать надо с самих служителей культа. Большая часть из них не читает Корана и не знает, где заканчивается грань между традиционным исламом и радикальным. Их религиозное невежество — благодатная почва для вербовки в ряды экстремистов. К сожалению, государство не знает, чему и как учат в медресе.

Наш собеседник выразил полярные оценки ситуации в Афганистане и её влияния на безопасность нашей страны. Информации к размышлению предостаточно, а выводы делайте сами, наши читатели.

«Слово Кыргызстана»



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir