rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Русский и кыргызский: нужно ли Кыргызстану выбирать один из них?

Почему русский язык должен сохранять официальный статус и какие выгоды получает Кыргызстан, закрепив его статус в Конституции? На эти и другие вопросы ответили участники онлайн конференции: «Значение русского языка в современном развитии, в экономическом и образовательном сотрудничестве Кыргызстана с Россией и странами СНГ», организованной Клубом региональных экспертов КР «Пикир».

Кыргызстанцы проголосовали за президентскую республику и Садыра Жапарова

Референдум по форме правления признан состоявшимся, в соответствии с законодательством, для этого достаточно 30-процентной явки избирателей. Сегодня же в голосовании приняли участие около 33 процентов кыргызстанцев, из которых более 81 процента отдали предпочтение президентской форме правления, за парламентскую проголосовали 10,66 процента.

США не поздравили Садыра Жапарова с избранием на пост президента

Посольство США в КР распространило заявление, в котором говорится, что «Соединенные Штаты Америки признают Садыра Жапарова избранным президентом Кыргызской Республики», однако не смотря на нормы дипломатического этикета, дипмиссия с этим событием его не поздравила.

oy-ordo

881

Политика

Политики Кыргызстана стремятся понравиться всем внешним игрокам

О том, какую миссию выполняют сегодня в Центральной Азии и Кыргызстане ведущие мировые державы, размышляет политолог Турат Акимов.

«Регион.kg»: Большой резонанс вызвало объявление выговора Алмазбеком Атамбаевым министру природных ресурсов за его комментарии по поводу возможной передачи ряда месторождений китайской стороне, в обмен на строительство железной дороги, которая бы связала Кыргызстан с Китаем и Узбекистаном. По мнению экспертного сообщества, существует угроза того, что наша республика может стать сырьевым придатком Китая. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Дело в том, что геостратегическая политика Китая насчитывает уже не одно столетие. И сегодня Китай реально претендует на глобальное управление мировыми процессами. Я полагаю, что китайские власти не случайно заявляли о том, что Чингисхан является их великим императором. Они не случайно вели его в свои каноны, видимо, собираясь повторить его путь. И нет ничего удивительного в том, что Китай проявляет большой интерес к Кыргызстану. Эта страна демонстрирует, что имеет стратегический интерес к тому, чтобы получить прямой доступ к природным ресурсам Центральной Азии, прежде всего, газу, нефти и энергетической отрасли. Также пытаясь активно развивать в регионе транспортные коммуникации, чтобы получить таким образом доступ к ведущим мировым торговым путям. Поэтому нет ничего сенсационного в заявлениях экспертов о том, что наша страна может стать сырьевым придатком Китая. В результате политики, проводимой Китаем, Центральная Азия постепенно и последовательно становится экономически зависимой от этой страны. В то же время, статус сырьевого придатка не способствует развитию самих государств региона.

Увы, Кыргызстан пока продолжает блуждать между политическими экспериментами, выстраивая, то президентскую, то парламентскую модели управления. В структурах власти за годы независимости пока так и не появилось государственное виденье того, как именно надо выстраивать внешнеполитические отношения с основными стратегическими партнерами - с Россией, Китаем и США. В связи с чем, любые попытки зарубежного присутствия в Кыргызстане вызывают в нашем обществе достаточно серьезную озабоченность и обеспокоенность. Но, насколько я понимаю, и китайская сторона, видимо, хочет использовать момент того, что сейчас в Кыргызстане происходит полная неразбериха, страна оказалась фактически в состоянии дефолта, и предлагает нам воспользоваться их инвестициями. Насколько я понимаю, речь идет и о тех договоренностях, которые были достигнуты еще при Максиме Бакиеве, и они могут быть актуальны в течение ближайших 5 – 10 лет.

«Регион.kg»: Получается, что товарная и инвестиционная зависимость Кыргызстана от Китая сейчас достаточна высока. По заявлениям экспертов, фактически 50 процентов госбюджета формируется сегодня за счет реэкспорта китайских товаров. Кроме этого, Китай готов активно вкладывать средства в развитие энергетики. Как в этом случае должны выстраиваться взаимоотношения с китайской стороной?

- Надо честно признать, что сегодня в Кыргызстане существуют только два главных экономических потока - это южный наркотрафик и северный транзит китайских товаров. Правда, в южном Иркештаском направлении тоже идет поток китайской продукции. Плюс те денежные переводы, которые присылают в нашу страну трудовые мигранты. Других серьезных финансовых поступлений от экономической деятельности в нашей стране нет. Промышленное производство сегодня в Кыргызстане неразвито, и серьезно говорить о том, что мы можем что- то противопоставить китайскому товарному реэкспорту, сейчас нереально. Учитывая, что на внутреннем рынке китайская товарная продукция составляет практически уже 80 процентов, можно считать, что наша экономика несамостоятельна. Да и с китайской стороны особенно не заметно, что они стремятся создавать здесь экспортно-ориентированные предприятия. Поэтому Кыргызстан может сейчас выживать только как сырьевое государство. Хотя мы имеем возможности для производства элитной экологически чистой пищевой продукции. Можно было наладить переработку мясной продукции. Российское Министерство обороны проявляло интерес к нашим мясным консервам. Но в результате мясо уходит в соседний Казахстан. И никаких сдвигов в этом направлении нет.

«Регион.kg»: А что Кыргызстану мешает наладить производство товарной продукции, создавая, к примеру, СП с китайской стороной. Зачем инвестировать средства в экономику другого государства, вместо того, чтобы создавать собственное производство и крайне необходимые стране рабочие места?

- Я полностью согласен, что Кыргызстан может открывать СП по выпуску не только товаров народного потребления, но и той же электронной продукции. Есть предприятие «Кристалл», которое надо модернизировать, и выпускать продукцию, которая бы отвечала потребностям уже следующего века. Мы можем привлечь специалистов из России, Малайзии, Тайваня. Но проблема заключается в том, что нынешняя политическая элита не проявляет интерес к промышленному развитию страны, а у нас именно политический подход определяет экономику. И как показывает текущая ситуация, наши политики неспособны смотреть в будущее, разрабатывать и реализовывать для страны качественные программы развития. Наши политики в основном занимаются тем, что выпрашивают зарубежные кредиты, не заботясь о том, за счет каких ресурсов их надо возвращать. Вопрос еще заключается в том, насколько целевым образом используются эти кредиты, которые зачастую откровенно разворовывались. Поэтому нужна политическая воля для возрождения экономического потенциала страны.

«Регион.kg»: Сегодня много говорят о том, что внешний фактор будет достаточно сильно доминировать на президентских выборах. Насколько основные внешние игроки проявляют интерес к Кыргызстану и Центральной Азии?

- Слабость нашей политической элиты заключается в том, что она не консолидирована, неспособна к объединению и не в состоянии выработать конструктивную государственную идеологию. Элита также неспособна спроектировать будущее страны на ближайшее десятилетие. Их меркантильные, сиюминутные интересы превалируют над государственными ценностями. На этом фоне, у внешних сил есть возможности для того, чтобы в своих интересах манипулировать нашими политиками, подкупая или стравливая между собой.

Полагаю, что наибольший интерес сегодня к нашей политической ситуации, как и к региону в целом, проявляет США. Во многом это связано с военным присутствием американцев в Афганистане и в Ираке. Америка сейчас озабочена тем, куда будут вываливаться их военные контингенты из того же Афганистана. Понятно, что военные не будут направлены в ортодоксальный Пакистан или находящийся в конфронтации с США Иран. Поэтому речь идет о странах Центральной Азии – Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. И в связи с этим, США сейчас заинтересованы создавать в этих странах лояльные для себя режимы. Но как к этим планам отнесутся страны ОДКБ и ШОС, чьи интересы могут противоречить планам США и НАТО. В отношении Центральной Азии у американской стороны работают стратегии и проекты, разработанные еще десятки лет назад и в первую очередь они работают против китайского присутствия. Китай достаточно мощно развивается в экономическом плане, прокладывая нефтяные и газовые трубопроводы в Центрально – Азиатском и соседних регионах. Возводит транснациональные магистрали и все это сильно настораживает Запад. В свою очередь Россия также активно стремится присутствовать в регионе, прекрасно понимая, что если она утратит здесь свое влияние, то спокойствия на ее границах не будет. Ведь США активно лоббирует проект вступления к 2018 году Казахстана в НАТО, в этом контексте их сильно интересует Каспийское направление, которое граничит с Ираном. Таким образом, когда работают подобные геополитические матрицы, Россия должна для себя делать соответствующие выводы по своему присутствию в регионе. Безусловно, что Москва внимательно следит и за тем, как в Центральной Азии позиционирует себя Китай, причем не только в экономическом, но и в демографическом плане. Кроме этого, Россия должна выработать континентальные проекты, которые смогут защитить государства СНГ от любых угроз. Российское руководство вряд ли устраивает вариант того, что Центральная Азия может попасть под сильное влияние США или Китая. Правда, Китай поступает более мудро, не идя на открытое военного присутствие в Центральной Азии, к которому стремятся американцы. Китай использует свою экономическую мощь, как дипломатическое оружие, чтобы проводить выгодную для себя политику.

Кстати, в политических кругах США Центральную Азию называют «ничейной землей» и надо полагать, что борьба за влияние в этом регионе между ведущими мировыми державами будет продолжаться. А значит, Кыргызстан будет находиться в центре этих внешнеполитических процессов.

«Регион.kg»: Все президенты Кыргызстана были сторонниками многовекторной внешней политики. Этот принцип будет сохраняться и дальше, вне зависимости от личности главы государства?

- Принцип многовекторности действует в связи с тем, что наши политические лидеры четко не понимают, что представляют собой внешнеполитические векторы угроз или партнерства. Они хотят понравиться всем внешним игрокам. Но ведь даже многовекторность должна демонстрировать параметры того, что есть первый среди равных. Поэтому надо смотреть, какая из стран больше всего заинтересована в сохранении Кыргызстана как суверенного государства. И в этом плане нужно видеть, какие интересы в этом контексте могут проявлять к Кыргызстану мировые державы. Я полагаю, что тот же Китай может просто ассимилировать нашу страну путем миграции и совместных браков. В то же время, мы видели, как Америка осуществляла свои стратегии по распаду государств, на югославском сценарии.

В сохранении государственности Кыргызстана, как единого государства и субъекта международного права, сегодня, прежде всего, заинтересована Россия. Наши страны тесно связаны между собой в историческом плане, единым языком общения и очень схожей ментальностью. Но российская сторона должна постоянно доказывать, что Кыргызстан ей нужен в Центральной Азии, как союзническое государство. К сожалению, при Борисе Ельцине у России не было конкретного виденья выстраивания отношений с Кыргызстаном и Центральной Азией. И внешнеполитические ориентиры России были размыты, также страна занималась решением многочисленных внутренних проблем. С приходом Владимира Путина у России сложился вектор развития. Однако нельзя забывать о том, что работающие в российских регионах наши трудовые мигранты, а их около одного миллиона, обеспечивают большое количество населения Кыргызстана. Только за прошлый год сумма этих переводов составила 1 миллиард 600 миллионов сомов. Нужно определить наиболее эффективные спектры продвижения двусторонних отношений. Но в этом процессе инициатива должна исходить от России.



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir

media mig logo