rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Аэропорт «Манас». Прибыль или политика?

Развитие одного из ключевых объектов национальной экономики должно отвечать стратегическим интересам экономики Кыргызстана

Подайте Кыргызстану или есть ли «жизнь» без долговых займов?

Известный экономист Кубат Рахимов рассказал, чем грозит республике нынешняя финансовая политика властей

Депутатская комиссия сделала выводы по аварии на ТЭЦ

Депутаты Жогорку Кенеша пришли к выводу, что к аварии на Бишкекской ТЭЦ, произошедшей в результате нецелесообразного использованию китайского кредита, полученного на ее модернизацию, причастны трое бывших премьер-министров.

Безопасность

Центральная Азия находится в зоне геополитического риска

wariors8

Наличие таких организаций по поддержанию безопасности как ШОС и ОДКБ должно послужить гарантом стабильности в регионах Центральной Азии и Прикаспийском регионе.

Эти и другие вопросы стали предметом обсуждения на международной видеоконференции «Религиозный экстремизм в странах Прикаспия и Центральной Азии».

Как считает руководитель Центра международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия» Андрей Сызранов (Астрахань), «в анализе истоков и причин религиозного экстремизма в странах постсоветского пространства важными являются три аспекта - молодёжь, миграция и социальная справедливость. Молодёжь легко поддаётся вербовке из-за юношеского максимализма, а из-за постоянной миграции мы видим, что в странах Европы увеличилась угроза экстремизма. И третий вопрос - неправильная трактовка справедливости, которую дают представители конфессий».

Говоря о факторах, повышающих риск распространения религиозного экстремизма, участники видеоконференции в числе первых назвали Интернет и социальные сети. Так, отвечая на вопрос о зарубежных связях группировки, совершившей 5 июня теракт в Актобе, руководитель Общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев (Алматы) отметил, что «благодаря развитию социальных сетей и Интернета желающие совершить террористический акт могут сами «напитаться» необходимыми ему идеями без какого-либо зарубежного инструктажа».

Заместитель директора по науке и территориальному отделению ВШГУ Аф РАНХиГС Эльдар Идрисов (Астрахань) добавил, что в эпоху глобализации растет роль Интернета как средства передачи религиозных знаний и трансляции религиозных ценностей, «инструменты Интернета по информационному воздействию глубже и сильнее, чем вербальная практика».

Констатируя стремительные процессы исламизации в кыргызоязычном сегменте Всемирной сети, политолог, эксперт в области религиозного экстремизма Алина Молдокеева (Бишкек) сказала, что «в кыргызском Интернете все чаще можно встретить споры о религиозных догмах, о роли религии в государстве. Причем эти дебаты порой носят откровенно радикальный характер, что не может не тревожить».

Еще один фактор риска заключается в проблемах теологического образования и кадрового обеспечения официального духовенства. Алина Молдокеева отметила «низкий уровень знаний кыргызских теологов, которые пытаются с помощью обрывочных знаний просвещать народ».

Также она отметила экспортный характер радикальных воззрений. «Очень много молодых людей из Кыргызстана сегодня получают образование в Турции, Иране, Египте, других странах Ближнего Востока. Не секрет, что оттуда они возвращаются уже с новым мировоззрением, которое они распространяют в массах, создают семьи согласно религиозным нормам, делятся знаниями, образуют домашние школы, устраивают семейные сборы, на которых читают Коран, обсуждают хадисы, воспитывают в религиозных традициях детей. И это является достаточно серьезным фактором исламизации населения».

По мнению Эдуарда Полетаева, одним из источников религиозного радикализма стало зарубежное образование в духовной сфере.

- С открытием границ много молодых людей направлялось на обучение в Саудовскую Аравию, Турцию, Египет, откуда и были привнесены идеи, не свойственные для ханафитского мазхаба, которого традиционно придерживаются казахи, - говорит Эдуард Полетаев. - Ситуация усугубилась тем, что в 90-е годы, на фоне кадрового дефицита, людей, только что получивших зарубежное образование, назначали на ответственные посты. Таким образом, муллы, не имевшие опыта и авторитета, начинали проповедовать, и не всегда это делалось, говоря светскими категориями, профессионально.

Об остром дефиците компетентных кадров в системе официального духовенства сказал и директор Центра аналитических исследований «Евразийский мониторинг» Алибек Тажибаев (Алматы): «Как нам известно из сообщений в казахстанских СМИ, существуют прецеденты переубеждения религиозных фанатиков, когда некоторые из них отказываются от фанатичных убеждений после бесед с профессиональными проповедниками. В то же время сегодня ощущается серьезная нехватка специалистов религиозной сферы, которые могут проводить работу по изменению фундаментально-ценностных и аксиоматических ориентиров адептов радикальных течений».

По единогласному мнению экспертов, благоприятной питательной средой для взращивания религиозного радикализма являются социальные и миграционные проблемы, а также трактовка понятия справедливости в современных обществах.

Так, Эльдар Идрисов считает, что «религиозный фактор в 21 веке, наряду с национальностью, является важным инструментом конструирования идентичности». Особенно остро эта проблема проявляется в эпоху глобализации и активизации миграционных процессов. «Если взять любую мигрантскую группу, которая выехала за пределы исторической родины, то на чужой территории она так или иначе будет идентифицировать себя с религией». Помимо этого, по словам Идрисова, «любая религия трактует тему социальной справедливости, а в современном гетерогенном обществе, которое практически распалось на различные ячейки, истолковывающие проблему справедливости по своим канонам, мы видим несовпадение трактовок справедливости государством и отдельными группами общества, в том числе антигосударственной направленности».

С точки зрения политолога Дениса Бердакова (Бишкек), благодатной почвой для экстремизма является слабость государственных институтов. Отметив недостаточную эффективность бюрократического аппарата в Кыргызстане, неспособность его в полной мере обеспечить безопасность и исполнение законов, эксперт констатировал усиление в противовес этому религиозной сферы, создание религиозными лидерами разветвленных сетевых структур. Религия в Кыргызстане, по словам политолога, становится одним из ощутимых факторов политической жизни. «Политики понимают, что есть большое количество религиозного электората, и на этой основе идет постоянный поиск компромисса, баланса между светским характером государства и исламизацией населения», резюмировал Денис Бердаков.

Эдуард Полетаев акцентировал внимание на социальной защите молодежи в Казахстане, особенно подпадающей под категорию «самозанятых».

«Молодежный радикализм проявляется везде, а в Казахстане он в силу понятных причин получил религиозную окраску. Если бы не было религии, появлялись бы студенческие демонстрации, молодежные банды, футбольные фанатики. В Казахстане ситуация усугубляется тем, что здесь высокая доля молодежи – почти треть населения относится к возрастной группе от 14 до 29 лет, и это соотношение, учитывая демографические процессы, будет расти. Безусловно, эту молодежь необходимо обеспечить работой и образованием. Помимо этого существует группа самозанятого населения, насчитывающее около трех миллионов человек, которое не совсем качественно и эффективно охвачено проводимой государством идеологической работой, поскольку редко не соприкасаются с органами государственной власти».

Эксперт напомнил, что после активизации в Казахстане террористического подполья в 2011-2012 годах, была разработана программа по противодействию религиозному экстремизму, на которую должно быть выделено около 100 млрд тенге.

- В рамках программы работает огромное количество пропагандистских групп, куда включаются авторитетные люди, в том числа из числа духовенства, печатается большое количество материалов, - заметил он. - К сожалению, самозанятые плохо охвачены этой идеологической работой. Думаю, в ближайшее время произойдет коррекция, и этот недочет будет устранен.

Эксперты сошлись во мнении, что стопроцентную гарантию от терроризма не может сегодня обеспечить ни одно государство мира, а Центральная Азия и Прикаспийский регион, приковывающие в силу богатства ресурсами и высокого транзитного потенциала пристальное внимание глобальных игроков, находятся в зоне геополитического риска. В то же время наличие таких организаций по поддержанию безопасности как ШОС и ОДКБ должно послужить гарантом стабильности в этих регионах.



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir