rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Аэропорт «Манас». Прибыль или политика?

Развитие одного из ключевых объектов национальной экономики должно отвечать стратегическим интересам экономики Кыргызстана

Подайте Кыргызстану или есть ли «жизнь» без долговых займов?

Известный экономист Кубат Рахимов рассказал, чем грозит республике нынешняя финансовая политика властей

Депутатская комиссия сделала выводы по аварии на ТЭЦ

Депутаты Жогорку Кенеша пришли к выводу, что к аварии на Бишкекской ТЭЦ, произошедшей в результате нецелесообразного использованию китайского кредита, полученного на ее модернизацию, причастны трое бывших премьер-министров.

Политика

Кто из президентов в Центральной Азии "круче"?

ca presidents

Какой из президентов в Центральной Азии обладает наибольшими полномочиями?

И как они укрепляют свои позиции? На эти вопросы DW отвечают эксперты.

"Есть черта, которая объединяет все пять бывших советских республик Центральной Азии. Конституция в них - это инструмент власти в руках президента, а не более высокая инстанция, которая формирует государство и редко меняется, обеспечивая его стабильность", - так немецкий эксперт из Центра восточноевропейских и международных исследований Беате Эшмент (Beate Eschment) начала свой ответ на просьбу DW сравнить республики региона с точки зрения полноты власти их лидеров.

По ее мнению, во всех этих странах президенты меняют основной закон по своему желанию, чтобы удовлетворить личные амбиции и создать подходящий юридический контекст. Правда, делают они это по-разному.

Президентский табель о рангах

По оценке Беате Эшмент, наибольшей формальной и фактической властью как обладал, так и обладает президент Туркмении, будь то Сапармурат Ниязов или Гурбангулы Бердымухамедов. За ним следует лидер Узбекистана. На третьем месте - Эмомали Рахмон, который за 20 лет после окончания гражданской войны и заключения мирного соглашения с оппозицией подмял под себя всю политическую систему Таджикистана. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев тоже сумел за годы независимости собрать в своих руках значительную власть посредством неоднократных изменений конституции, говорит собеседница DW.

"Особый случай - это Киргизия. Ее президент и по конституции, и по факту имеет наименьшие возможности для единоличного правления. К тому же там уже несколько раз сменялись руководители государства, переступившие определенную черту допустимого уровня единовластия", - считает Беате Эшмент.

По примеру России и США

Бывший премьер-министр Казахстана, а ныне - проживающий в изгнании оппозиционный политик Акежан Кажегельдин указывает на то, что после распада СССР в центральноазиатских республиках была выстроена не парламентская, а именно президентская система правления. Она возникла по принципу домино от пошедшей этим путем России, чему предшествовало то, что и последний генеральный секретарь КПСС стал президентом СССР.

"Имелся и второй фактор - все смотрели на США как на ведущую страну. Не случайно президенты выстроили себе офисы, так или иначе имитирующие Белый дом", - отмечает Кажегельдин. Правда, подчеркивает он, в отличие от Соединенных Штатов, в республиках Центральной Азии президентская система вела только к одному - "иметь власти побольше и находиться на ее вершине подольше".

Таджикистан и Туркмения и сейчас подтверждают этот тезис. В Таджикистане год назад - в мае 2016-го - путем референдума утвердили изменения в конституции, по которым на его главу Эмомали Рахмона не распространяется статья № 65, что одно и то же лицо не может быть президентом более двух сроков. А сам этот срок еще в 2003 году был увеличен с пяти до семи лет.

В Туркмении же в сентябре 2016 года парламент принял новую редакцию основного закона, отменив возрастное ограничение, не позволявшее быть президентом человеку старше 70 лет. Как и в Таджикистане, до семи лет был увеличен срок полномочий главы государства.

Киргизский феномен

А вот в Киргизии и Казахстане 2017 год ознаменовался новым трендом. В Киргизии, где президент руководит страной шесть лет и не может быть избран дважды, нынешний лидер Алмазбек Атамбаев инициировал референдум, перераспределивший полномочия президента в пользу парламента и премьер-министра. Укрепить роль парламента предложил и глава Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Впрочем, Акежан Кажегельдин предлагает не спешить с трактовкой этих инициатив. "Я с большим подозрением отношусь к тому, что изменения вносятся не по инициативе народа, не партиями, не законодательным органом, а главой исполнительной власти. Причем, в случае Киргизии, как раз тогда, когда его полномочия истекают!" Политик не верит, что президент хочет таким образом опосредовано поделиться своими правами с населением. "Не помню ни одного случая, когда это реально приводило бы к расширению демократии", - утверждает он.

Президентское кресло Алмазбек Атамбаев должен оставить уже в ноябре и перед этим он старается ослабить сам институт президентства. Возможно, чтобы в будущем стать премьер-министром со значительными полномочиями или продолжить политическую игру по подобной схеме, отмечает Беате Эшмент.

При этом, по мнению Кажегельдина, расширение роли парламента в Кирзизии действительно необходимо. "Хороший прецедент создала Роза Отунбаева, которая как сказала, что пробудет главой государства год и отойдет от власти, так и сделала", - указывает политик. Но заложить новые принципы функционирования политической системы ей все-таки не удалось - институт президентства в Киргизии не работает. "Поэтому чем раньше там перейдут к парламентской системе, тем больше население сможет контролировать власть, а, значит, власть все больше будет реагировать на его настроения", - продолжает Акежан Кажегельдин.

Изменение конституции для укрепления власти

Долгие годы подстраховать свое кресло пытался президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. "Но сейчас он понимает, что не вечен и должен позаботиться о передаче власти. Поэтому теперь он включает задний ход, старается ограничить возможности будущего преемника поправками в конституцию", - говорит Беате Эшмент.

Иная ситуация в Таджикистане. "Там президент еще не старый. Он крепко сидит на троне и использует конституцию для дальнейшего укрепления своей власти. Из-за гражданской войны и оставшейся после нее сильной оппозиции он позже соседей начал это делать", - указывает собеседница DW.

Понаблюдав же за тем, как сложно проходил поиск преемника в последние годы правления Ислама Каримова в Узбекистане, Эмомали Рахмон заранее озаботился изменением конституции, чтобы снизить возрастной ценз для кандидатов в президенты. Сделал он это "с расчетом на старшего сына Рустама Эмомали, который сможет выставить свою кандидатуру на будущих выборах, если с ним самим что-то произойдет", подчеркивает Беате Эшмент.

DW Центральная Азия



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir