rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

В Москве открыли памятник Чынгызу Айтматову

В столице России установили памятник всемирно известному кыргызскому писателю Чынгызу Айтматову, который расположился в Даниловском районе Москвы в именном сквере писателя.

«Бесполезных» иностранцев будут лишать гражданства КР?

Депутат Жогорку Кенеша предлагает лишить кыргызского гражданства «бесполезных» иностранцев. Несмотря на то, что общественность назвала инициативу абсурдной, эксперты уверены, что определенное рациональное зерно в ней все-таки есть.

Президент Кыргызстана подвел итоги года

Глава государства провел пресс-конференцию по итогам года. На посту президента Сооронбай Жээнбеков встретился с журналистами в таком формате впервые.

Политика

Узбекистан: идет ли речь о перестройке?

uzb pres

4 декабря 2016 года, через три месяца после смерти первого президента Узбекистана Ислама Каримова в стране прошли новые президентские выборы

Премьер-министр и временно исполняющий обязанности президента Шавкат Мирзиёев был избран президентом, одержав победу над тремя конкурентами в ходе весьма асимметричной кампании, характеризовавшейся использованием административных ресурсов. Тем не менее кампания Мирзиёева стала явной демонстраций новых внутренних и внешнеполитических тенденций в посткаримовском Узбекистане в сторону более либеральных реформ. Кампания также продемонстрировала рост новых ожиданий со стороны узбекского народа после четверти века правления одного человека.

Предпосылки. У режима Ислама Каримова в Узбекистане были две основные черты - он был самодержавным и оказался продолжением советской политической системы. Хотя Каримов постоянно говорил о необратимости независимости, изображая советское прошлое мутным тоталитарным периодом и утверждая, что не должно быть никакой ностальгии по СССР, он мало что сделал, чтобы искоренить привычный советский стиль и традиции управления страной. Народ, которым Каримов управлял в течение четверти века, остался в основном советским, с глубоко укоренившейся патерналистской ментальностью в отсутствие другой идеологии. Культ личности главы нации, поддерживавшийся всемогущей государственной машиной, воспитал лояльных граждан.

Это фон, на котором в настоящее время трансформируется политическая система Узбекистана. Приход Мирзиёева к власти происходит в контексте завершения переходного периода, который длился в течение четверти века и сформировал суть и динамику правления Каримова. Отсылка к переходному периоду больше не будет служить оправданием медленного темпа реформ и самоизоляции страны в региональных вопросах.

В то же время, последние три месяца национальные средства массовой информации изображают Мирзиёева как самого надежного соратника первого президента и его лучшего преемника, способного обеспечить продолжение предыдущего политического курса.

Поэтому многие задаются вопросом, действительно ли произойдут изменения этого курса при Мирзиёеве.

В Узбекистане, как и в любом другом государстве, внутренняя и особенно внешняя политика не строятся исключительно на воле одного человека, хотя бы и лидера государства. Положение и решения Каримова доминировали, но работа по разработке и реализации политики является результатом сложного процесса с участием ключевых министерств, ведомств и людей.

С этой точки зрения понятие «непрерывности» может быть неоднозначным и не иметь особого значения, если оно будет упоминаться без уточнения, где предыдущий курс может и должен быть продолжен, а где изменения неизбежны и необходимы. В Узбекистане состоялся «нормальный» мирный переход власти. У государства есть новый президент, но народ остался прежним.

Последствия. Курс, установленный президентом Каримовым, был производной от многих объективных и субъективных факторов, в том числе деятельности различных ведомств, в том числе правоохранительных органов; стечения международных обстоятельств, ситуации в регионе, связанной с давлением или влиянием великих держав; возможности ресурсов; особенности национальной элиты и групп интересов, и т.д. С этой точки зрения, можно говорить о «командной работе» по разработке и реализации государственной политики, и о сложном характере и качестве управления. Таким образом, любые возможные существенные изменения во внутренней и внешней политике не будут связанны только с заменой одного главы государства другим.

Перед Мирзиёевым теперь стоит глубокая и сложная задача найти диалектически правильный путь между непрерывностью курса своего предшественника и разрывом этого курса. Наблюдатели и эксперты в Узбекистане и странах Центральной Азии в настоящее время обсуждают потенциальные изменения в политике Ташкента подобно тому, как весь мир пытается предугадать курс Вашингтона после избрания Дональда Трампа. Действительно, с самого начала прихода к власти в сентябре 2016 года в качестве временно исполняющего президента Мирзиёев подчеркнул, что активизация отношений с соседними странами в Центральной Азии будет одним из главных приоритетов внешней политики. На практическом уровне первые признаки такого прорыва в региональной позиции Узбекистана уже проявляются в некоторых действиях в направлении сближения с Таджикистаном и Киргизией. Это может в какой-то степени считаться отходом от линии Каримова. В то же время подтверждение новым лидером доктринальных позиций внешней политики Узбекистана в вопросе отношений с великими державами и движение неприсоединения говорят в пользу непрерывности этой линии.

Во внутренней политике можно также наблюдать эти тенденции. На церемонии празднования Дня Конституции 7 декабря избранный президент в соответствии с традицией предложил новое название для следующего года, объявив 2017-й «Годом диалога с народами и интересов человека». Один из главных лозунгов, которые провозглашает Мирзиёев: «Люди не должны служить государственным органам, государственные органы должны служить людям». Он призвал государственных чиновников не сидеть в своих кабинетах в отрыве от граждан, а общаться с людьми и выслушивать их требования. В торжественной речи президент пообещал, что люди очень скоро увидят большие положительные изменения с точки зрения формирования государственной политики, реформирования системы управления, в том числе и местные выборы провинциальных хокимов (губернаторов) вместо президентского назначения, а также защиты прав человека. В случае реализации, такие меры действительно будут иметь далеко идущие последствия для реального демократического прорыва в стране.

Между тем, во внутренней политике и общественной жизни преемственность предыдущего курса может оказаться еще более устойчивой, чем во внешней политике, по крайней мере, по одной простой, и скорее психологической причине - традиционной архаичной патерналистской ментальности населения, получившего в наследство советское идеологизированное мировоззрение. Другими словами, в Узбекистане новый президент, но народ остался прежним.

Эта ситуация напоминает в какой-то степени тот момент, когда Михаил Горбачев пришел к власти в бывшем Советском Союзе. Проблема преемственности и непреемственности для Горбачева была такой же реальной и сложной. Он инициировал и реализовал масштабные и кардинальные реформы, известные как «перестройка» и «новое мышление». Мирзиёев, как и Горбачев, сталкивается с проблемой реформирования государственной системы с относительно консервативными людьми, которые только что проснулись от долгой политической спячки. Осмелится ли он провести «перестройку» в Узбекистане или ограничится только косметическим ремонтом существующей системы, будет зависеть от внутренних и международных факторов, включая с одной стороны геополитику, а с другой стороны - политическое пробуждение нации.

Выводы. Очевидно, что система Мирзиёева не может быть просто продолжением режима Каримова. Она должна быть другой. Именно поэтому «непрерывность», являясь сложным, хотя и привлекательным и популярным термином, не самый лучший способ понять новые потребности и задачи, с которыми сталкивается нация в вопросе формирования политики после Каримова. С  этой точки зрения, два наследия - советское и Каримова - должны быть адекватно оценены и рассмотрены в Узбекистане как народом, так и ее новым руководством.

Каким бы ни был реальный характер и динамика нового курса Ташкента, он, несомненно, будет иметь явное и неявное региональное измерение. В то время как на заре независимости президент Каримов заявил, «Туркестан - наш общий дом», по разным причинам он не смог воплотить эту концепцию в региональной политике Узбекистана. Новый приоритет во внешней политике отдается Центральноазиатскому региону. Избранный президент требует видения ценности региона и такой же стратегии в отношении региональной интеграции.

Геополитика является важным фактором, определяющим внутреннюю и внешнюю политику Ташкента. Каримову удалось балансировать между великими державами, частично изолировав страну от региональных и международных дел. Новое руководство будет иметь дело с геополитическими вызовами путем взаимодействия и проведения активной политики. В конечном счете, самый большой успех нового руководства Узбекистана будет лежать на пути либерализации политической системы, а также национального самосознания.

http://polit-asia.kz/index.php/news-events/1945



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir