rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Антитеррористическая повестка ЕАЭС: как противостоять угрозам и вызовам

В Бишкеке обсудили перспективы формирования антитеррористической стратегии стран Евразийского экономического союза

Почему скачут цены на ГСМ?

С начала текущего года в республике началось стремительное повышение стоимости удорожание горюче-смазочных материалов.

ЕЭК позаботится о трудящихся ЕАЭС

Граждане ЕАЭС, имеющие долгосрочные трудовые договора, получат право на временное или постоянное проживание в государстве трудоустройства.

Политика

"Китайский" Таджикистан

kit-tadj

В настоящее время, КНР предпринимает активные меры для развития военного и экономического сотрудничества с Таджикистаном, которые могут позиционировать Китай в качестве потенциального регионального противовеса России.

Эксперты утверждают, что военный интерес Пекина к Душанбе связан со следующими причинами:

- ухудшение ситуации в области безопасности вдоль границы с Афганистаном;

- угрозы безопасности, исходящие от радикально настроенных последователей запрещенной Партии исламского возрождения РТ;

- уменьшение возможностей РФ по обеспечению безопасности в ЦАР.

Создание антитеррористической коалиции Китай-Пакистан-Афганистан-Таджикистан, ключевым направлением деятельности которой станет формирование четырехстороннего механизма координации и сотрудничества в рамках борьбы с терроризмом и экстремизмом, позволит Пекину взять на себя ключевую роль в обеспечении безопасности в регионе.

Согласно проекту, Таджикистан обязуется обеспечить безопасность китайских специалистов в приграничных зонах. Пекин также освобождается от уплаты всех видов налогов, таможенных пошлин и других платежей, связанных со строительством.

Развитие военных двусторонних отношений позволит Пекину уменьшить физические риски для ведения бизнеса в Таджикистане. КНР также стремится обеспечить границу с Таджикистаном безопасностью от боевиков и повстанческих групп, возникающих в Афганистане.

В свою очередь, российские аналитики считают, что создание подобной коалиции станет плацдармом для будущей военной экспансии Пекина в регионе.

Военно-политическим руководством КНР также положительно решены вопросы оказания материально-технической помощи в создании Ситуационного центра вооруженных сил Республики Таджикистан, а также предоставлении военного имущества для оснащения боевых подразделений ВС РТ. На эти цели в текущем году Китай планировал выделить около 61 млн. долл.

КНР уже потратил 15 млн. долл. на строительство жилья для военнослужащих в г. Душанбе. Пекин планирует профинансировать и построить 11 застав для пограничных войск Таджикистана на ее границе с Афганистаном, а также учебный центр для пограничников. Китай также выделяет Душанбе грант на укрепление безопасности границы с Афганистаном, протяженностью 1344 км.

Наряду с этим, Китай поставил оборудование для установки систем КВ и УКВ связи на пограничные заставы на таджикско-афганской границе. В дальнейшем планируется создание закрытого канала обмена информацией между военными ведомствами двух стран, а также установление спутниковой связи, соединяющей погранзаставы с командными центрами.

Следует отметить возрастающую роль Пекина в подготовке военных кадров для ВС РТ в высших военных образовательных учреждениях КНР.

По мнению российских экспертов, расширение военно-технического сотрудничества КНР с РТ является следствием роста экономического влияния.

В 2015г. Китай инвестировал в Таджикистан 273 млн. долл., что составляет 58% от общего объема прямых иностранных инвестиций страны за год.

Вместе с тем, 2015 год ознаменован подчинением полной инфраструктуры Таджикистана Пекину. Власти РТ в вопросе экономического развития страны полностью перешли под контроль стратегических китайских проектов.

На инвестиции китайских банков компания КНР «ТВЕА» производит ремонтно-восстановительные работы на «Душанбинской ТЭЦ» для развития таджикского сектора энергетики. Китай осуществляет поставки в Таджикистан крупных партий трансформаторов, высоковольтных кабелей и прочего комплектующего оборудования (с начала 2015г. по январь т.г. проследовало более 2,5 тыс. тонн подобного груза, 60% которого доставлено из КНР).

До конца текущего года ожидаются поставки из Китая в Таджикистан этим же маршрутом более 300 фур указанного оборудования, которое также будет использовано в Таджикистане на возводимых ГЭС.

В свою очередь, китайские экономические инвестиции недостаточны для дальнейшего успешного расширения в Таджикистане из-за ряда факторов, таких как языковые барьеры, религиозные различия, различные доктрины и т.д.

В то время как среди населения усиливаются антикитайские настроения, растет недовольство расширяющейся миграцией КНР, что находит отражение в декларациях оппозиции, на уровне властных элит сформировалось мощное китайское лобби.

Учитывая этот факт, КНР активно финансирует создание Института Конфуция и языковых центров в местных университетах, чтобы быть в состоянии преодолеть определенные барьеры.

Пекин считает, что в настоящее время внутриполитическое положение в Таджикистане является нестабильным. В данном контексте заслуживает внимания состоявшийся обмен мнениями по укреплению сотрудничества в сфере решения практических задач по обеспечению безопасности капитала и китайского персонала, участвующего в проектах в Таджикистане.

Тем не менее, на данном этапе, Китай в основном сосредоточен на экспорте оружия, сотрудничестве по борьбе с терроризмом, вопросах безопасности границ, а также совместных военных инициатив. Молчание большинства стран Евразии в тени растущего китайского влияния в Таджикистане свидетельствует о том, что единого консенсуса между ними по степени влияния КНР в Центральной Азии нет.

Пекин принимает все более активное участие в развитии экономики Таджикистана, однако делает это исходя из собственных экономических и политических задач. Душанбе, в конечном счете, может превратиться в экономический придаток СУАР, и это будет иметь негативные последствия для экономической самостоятельности и политической независимости страны:

во-первых, в результате постоянно наращиваемого в последние годы объема китайских кредитов, Таджикистан превратился в хронического должника Пекина. Долг государственным китайским банкам составляет 42% внешнего долга РТ, составляющего по состоянию на конец прошлого года 2,1 млрд. долл.

Кредитные средства выделяются Пекином через Экспортно-импортный банк КНР и осваиваются китайскими компаниями, действующими в Таджикистане с привлечением собственной техники и рабочей силы. В итоге республика не получает ни новых рабочих мест, ни развития технологий. Поэтому, несмотря на ведущееся компаниями КНР строительство, не снижается вал таджикских мигрантов в РФ;

во-вторых, развитие торговых отношений с КНР никак не способствует увеличению экспорта РТ, что тормозит развитие экономики страны;

в-третьих, возросшая экономическая зависимость Таджикистана от Китая не только открывает последней доступ к природным ресурсам республики, но и становится инструментом политического давления.

Таким образом, Таджикистан близко подошел к тому рубежу, за которым следует потеря экономической, а вслед за ней – и ограничение политической независимости страны.

Уровень присутствия КНР в экономике республики таков, что вскоре позволит без особых проблем управлять ею с помощью финансово-экономических рычагов.

В контексте развития военно-технического сотрудничества, Пекин стремится предотвратить проникновение членов террористических и экстремистских организаций, действующих в Таджикистане, на территорию Китая, в частности в СУАР.

Ожидается, что Пекин в ближнесрочной перспективе предложит ряд военных проектов по вопросам обеспечения безопасности границы Таджикистана с Афганистаном. Также следует учесть заинтересованность Пекина в выявлении и пресечении наркотрафика из Южной Азии в Центральную и в СУАР КНР. В связи с чем, Пекин намерен активно сотрудничать с Душанбе в борьбе с международными картелями.

http://polit-asia.kz/index.php/analytics/1917-kitajskij-tadzhikistan



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir