rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Антитеррористическая повестка ЕАЭС: как противостоять угрозам и вызовам

В Бишкеке обсудили перспективы формирования антитеррористической стратегии стран Евразийского экономического союза

Почему скачут цены на ГСМ?

С начала текущего года в республике началось стремительное повышение стоимости удорожание горюче-смазочных материалов.

ЕЭК позаботится о трудящихся ЕАЭС

Граждане ЕАЭС, имеющие долгосрочные трудовые договора, получат право на временное или постоянное проживание в государстве трудоустройства.

Экономика

Почему китайский импорт ушёл из Казахстана на киргизскую таможню

border12

Причины быстрого сокращения темпов роста сбора таможенных платежей и налогов выяснял Forbes Kazakhstan

Лучший показатель общественного отношения к той или иной проблеме – это фольклор: коротко, емко и по делу. В Казахстане среди участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД) популярен анекдот. Встретились как-то Дэвид Копперфильд с таможенником. «Фокус показать?» – «Давай». – «Видишь вон тот вагон? А теперь раз – и нет его!» – «Хм… А хочешь, я тебе еще лучше фокус покажу?» – «Ну давай». – «Видишь вон тот состав с тушенкой? Раз, ставлю печать – и это уже состав с зеленым горошком!»

Пять лет назад в Казахстане была вскрыта нелегальная схема работы ряда таможенников, силовиков и других лиц, которая потом вылилась в «Хоргосское дело». Организаторы и руководители преступного сообщества получили суровые сроки с конфискацией имущества – от 17 до 13 лет. Таможенники и сотрудники госбезопасности – за организацию каналов контрабанды через посты «Хоргос», «Калжат» и «Достык». Всего в процессе значилось 45 обвиняемых, 19 человек было объявлено в розыск, привлечено более 600 свидетелей. История закончилась летом 2014, когда были рассмотрены апелляции подсудимых, при этом сроки в большинстве своем остались без изменений.

Как рассказывают сами участники ВЭД, после того как началось расследование, работать стало невозможно – граница для большинства автомобильного транспорта фактически оказалась закрыта, никто не знал, что делать. Между тем необходимо было что-то предпринимать, чтобы окончательно не потерять поток импорта из Китая, Турции, ОАЭ. В апреле-мае 2012 в Казахстане внедрили институт уполномоченных экономических операторов. Впрочем, об этом ниже, для начала давайте разберемся, что собой представляла перевозка импортного товара через границу до «Хоргосского дела».

Бесправные челноки

В СНГ существует уникальный сегмент самозанятых – это так называемые челноки. По некоторым данным, к этой категории можно причислить около 20% всех самозанятых в Казахстане. Эти предприниматели возят импортный товар, в основном из Китая и Турции, их иногда еще называют «туристами». У нас до сих пор нет полноценной законодательной базы, которая бы регулировала их деятельность и позволяла быть полноправными участниками ВЭД.

«Туристам» помогали провозить через границу товар всевозможные карго-компании и «толкачи», которые различными способами «очищали» груз. «Один из самых популярных способов – это подмена, – рассказывает Forbes Kazakhstan бывший участник ВЭД, знакомый с черными схемами. – К примеру, везет челнок турецкие куртки, а декларирует на границе велосипеды, на которые существовали льготные пошлины. Или декларирует керамическую плитку, потому что она дешевая. Посмотрите статистику: на каждого взрослого казахстанца за несколько лет завезли по велосипеду и по 125 кг плитки».

Утверждения собеседника выглядят несколько преувеличенными, тем не менее, по данным Министерства нацио­нальной экономики РК, за пять лет – с 2009 по 2014 – в Казахстан завезено почти 2,1 млн велосипедов на сумму более $60,2 млн. Что касается кафельной плитки разных размеров, то за этот же период импорт составил около 2 млн тонн стоимостью почти $1 млрд.

До момента возбуждения «Хоргосского дела» в бюджет с каждой машины взималось в среднем по 500–700 тыс. тенге, остальное уходило «толкачам» за помощь в пересечении границы и далее по инстанциям, руководители которых сегодня отбывают срок.

Рост операторов

Как уже говорилось, в мае 2012 в Казахстане был введен в действие институт уполномоченных экономических операторов (УЭО), которые могли импортировать товар по «зеленому коридору». Инициатива была принята в рамках введения в действие Таможенного кодекса тогда еще Таможенного союза (ныне Евразийский экономический союз). Как рассказывают операторы «первой волны», властями на расширенном заседании (где присутствовали все надзорные, контролирующие и силовые ведомства) им было сказано: мол, можете завозить все, что не запрещено законом, главное – платить за машину фиксированную сумму в бюджет. Правда, ставилось условие: УЭО будет декларировать все виды товаров, но количество и цена должны соответствовать таможенным платежам: для товаров народного потребления – 10–11 млн тенге, для обуви – 6 млн (ранее эти суммы не превышали 700 тыс. тенге). Это было сделано для того, чтобы все таможенные процедуры перешли с «черных» схем на «серые», с последующим выходом на «белые». Грубо говоря, УЭО покупал по бумагам товар у челнока в Китае, быстро провозил его через границу и продавал обратно тому же «туристу». В момент совершения этих сделок выплачивались дополнительные налоги, помимо таможенных платежей.

Поначалу было не более пяти УЭО, которые отбирались таможенными органами в соответствии со строгими требованиями (безупречная репутация, отсутствие долгов по уплате пошлин и налогов, банковское обеспечение на 1 млн евро и ряд других), с выдачей им лицензий на ведение ВЭД с преференциями. Затем количество УЭО расширилось до более чем 20.

«Со стороны силовиков с нами была проведена разъяснительная работа, – говорит УЭО, также пожелавший остаться неназванным. – До нас донесли, что не нужно никому платить, кроме как в бюджет. Мы тогда не поверили своему счастью».

Счастье было не только для УЭО, но и для бюджета. Согласно данным, которые предоставил нам Комитет государственных доходов Минфина РК, в 2010 в бюджет было взыскано таможенных платежей и налогов с товаров, ввозимых автотранспортом только с территории Китая, на сумму 27,46 млрд тенге. После введения института УЭО эта цифра выросла в разы: в 2012 – 71,2 млрд тенге, в 2013 – 101,8 млрд тенге, в 2014 – 103,85 млрд тенге. Однако в 2015 произошло значительное падение – до 72,9 млрд тенге.

Почему же случилось сначала быстрое сокращение темпов роста сбора платежей и налогов в 2014, а затем и падение? Разумеется, на это повлияли кризис и падение спроса, но не только. «Общее число операторов с 20 перевалило за 100, появилась недобросовестная конкуренция, товар начали задерживать, люди стали нести убытки», – вспоминает бывший УЭО.

Согласно Реестру уполномоченных экономических операторов, на март 2013 их было уже 64, на июнь того же года – 86, на конец сентября 2014 – 104. По данным сайта Комитета таможенного контроля Минфина РК, на ноябрь 2015 в Реестре УЭО числилось уже всего три оператора, хотя, возможно, имеет место техническая недоработка.

«Если раньше в день со стороны Китая заезжало по 50 машин, с которых уплачивалось по 10 млн тенге, то сегодня счет идет на единицы. Недобросовестная конкуренция выкосила ряды УЭО. У кого-то задержали груз, у некоторых вовсе его похитили, люди обанкротились – на моей памяти есть несколько таких примеров», – комментирует сотрудник силовых структур, знакомый с ситуацией.

Единственным из бывших УЭО, кто согласился в открытую поделиться свой невеселой историей, стало ТОО «Universal Service-KZ» (USK). При этом Forbes Kazakhstan выслушал еще два похожих рассказа, но озвучившие их компании наотрез отказались быть названными.

Без вины виноватый

USK занималось импортом товаров народного потребления в Казахстан из Китая и Турции с 2010 и впоследствии стало УЭО. В сентябре 2013 у компании после прохождения таможни было задержано несколько машин с турецкой обувью – всего около 40 тыс. пар. Задержание производил помощник прокурора Медеуского района Алматы Берик Жунусов – как ни странно, на территории Илийского района. Сделано это было на основании подозрения в контрабанде, хотя по бумагам все было чисто (документы имеются в распоряжении редакции).

Машины после задержания были помещены в склад временного хранения (СВХ) в селе Байсерке Илийского района Алматинской области, и только через 45 дней было возбуждено уголовное дело – по заявлению некоего гражданина Булекбаева. Представители USK так и не смогли с ним ознакомиться воочию. Если в двух словах, то импортера обвинили в том, что некоторые документы подложные, а цена товара – до $14 – занижена (хотя все бумаги оформлялись у производителя). При этом аналогичный товар, который доставлялся в Казахстан самолетами и оформлялся другими компаниями, в аэропорту шел по цене до $7 за пару и не считался контрабандой.

Пока продолжалось расследование уголовного дела, большая часть товара со склада пропала. «Мы забили тревогу, но пока следователи добрались до СВХ, там почти ничего не осталось», – рассказывает директор Universal Service-KZ Айман Нургалиева.

В итоге товар похищен, все сроки по уголовному делу вышли, дело не закрыто, улик не осталось, как и крайних в этой истории. Правда, 18 ноября 2015 начато досудебное расследование в отношении сотрудников департамента госдоходов и прокуратуры Алматы по факту халатности при расследовании уголовного дела (копия документа также имеется в редакции). Представители USK надеются, что если товар уже не вернуть, то хотя бы дело будет закрыто.

Исчезающий след

Подобные истории вынудили импортеров, перевозящих груз автомобильным транспортом, уйти в Киргизию. Сосед Казахстана тоже вошел в ЕАЭС и теперь имеет свой упрощенный коридор ввоза товаров из Китая и Турции. По сути, между Казахстаном и Киргизией идет конкуренция за трафик, так как пошлины и налоги оседают в национальных бюджетах.

В августе прошлого года министр финансов Кыргызской Республики Адылбек Касымалиев заявил: «В этом году границы ЕАЭС были открыты, мы очень ждали этого. В этом году у нас в бюджете дополнительно предусмотрено поступление таможенных пошлин в размере около 1,5 млрд сомов».

Александр Воротилов

Заместитель главного редактора Forbes Kazakhstan



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir