rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Антитеррористическая повестка ЕАЭС: как противостоять угрозам и вызовам

В Бишкеке обсудили перспективы формирования антитеррористической стратегии стран Евразийского экономического союза

Почему скачут цены на ГСМ?

С начала текущего года в республике началось стремительное повышение стоимости удорожание горюче-смазочных материалов.

ЕЭК позаботится о трудящихся ЕАЭС

Граждане ЕАЭС, имеющие долгосрочные трудовые договора, получат право на временное или постоянное проживание в государстве трудоустройства.

Политика

Плюсы и минусы вступления в ЕАЭС

eaes3

Евразийский союз фактически разделил в Кыргызстане людей на 2 лагеря: те, кто за и кто против присоединения республики, и мало тех, кто остался бы где-то посередине.

Споры как шли, так и идут по сей день. Многие задаются вопросом: а надо ли это нам?

О плюсах и минусах вступления в Евразийский экономический союз поговорил с президентом Ассоциации рынков, предприятий торговли и сферы услуг Кыргызстана Сергеем Пономаревым.

- Что стало с бизнесом?

- Я говорил, что в краткосрочной перспективе будет ухудшение деловой активности, и вот почему.

Чиновникам, которые ведут бизнес, необходимо в конце концов понять эти правила. То же самое касается и бизнесменов. Они жили по одним правилам, сейчас же много непонятного: технические регламенты и так далее.

Улучшения будут в среднесрочной и долгосрочной перспективе - это от года и до 5 лет. Это очень важный момент.

Следующий важный момент заключается в том, что все, кто занимается политикой, исходят из аксиомы в экономике: "Нет проблемы произвести товар, есть только одна проблема - рынок сбыта". Сегодня это главный вопрос экономики и главный вопрос политики. Мы видим, в мире нет необходимости заводить танки и завоевывать территории, достаточно завоевать рынки сбыта. Поэтому мы поднимаем вопрос: где будут создавать добавленную стоимость - в Кыргызстане или в других странах? Нужно у себя в Кыргызстане.

- Почему остановилась торговля?

- Фермеры по большей части заняты - малый и средний бизнес. У нас 60% населения занимаются сельским хозяйством. Люди выращивают овощные, сельскохозяйственные культуры, занимаются животноводством, переработкой. Сотни тысяч людей заняты в швейной отрасли. Еще есть реэкспортеры - люди, которые торгуют. Им всем нужны рынки сбыта.

70% сельского хозяйства работает на внешний рынок, 30% - на внутренний. По переработке такая же статистика. 90% швейников работают на экспорт и всего 10% - на внутренний рынок. У реэкспортеров то же самое.

Могут ли швейники и все остальные производить и выращивать больше? Да, могут. Но кому и где продавать? Вопрос в этом.

Да, мы долго входили в ЕАЭС, достаточно долго обсуждались экономические интересы, и причины были серьёзные. Никто не хотел, чтобы Кыргызстан входил с какими-то преференциями. И тут, если честно, есть заслуга главы государства. Когда правительство заходило в тупик, Атамбаев с Путиным и Назарбаевым разговаривали и быстрее находили общий язык.

- В чем причина спада интереса к нашей продукции?

- Сегодня наша продукция стала менее востребована по одной простой причине - обрушились рубль и тенге. Наш товар сразу же в цене подорожал, а производители в России и Казахстане стали более конкурентны. Сейчас парадоксальная ситуация - впервые мясо в Алматы дешевле, чем у нас. Оно как стоило в тенге определенную сумму, так и стоит, но после 20 августа 2015 года тенге подешевел в 2 раза. Тогда тенге был 182 за доллар, сегодня - 360-365.

Раньше за 1 сом давали 3 тенге, а сегодня 5. Выгоден ли нашей экономике такой дорогой сом? Нет, невыгоден. Но если сом продолжит дальше падать, есть социальные риски. Население не готово жить на более низкие доходы, чем сегодня. Оно и так в шоке, что произошли такие изменения. Не так давно доллар был 50 с копейками, а сегодня - почти 75. Люди к этому не готовы.

А готовы ли к тому, что продолжат сокращаться рабочие места? Население скажет "нет". Но всё равно придется на какой-то вопрос отвечать "да". Либо поднимать экономику, не терять рабочие места и становиться более конкурентоспособными, либо мы должны сокращать рабочие места и держаться на плаву с таким дорогим долларом.

- Какие есть выходы?

-У нас есть Кыргызско-Российский фонд, там есть деньги, и Москва прописала индикаторы. Например, что минимальная сумма под льготные проценты составляет не менее 3 млн долларов. По московским меркам 3 млн долларов, наверное, небольшие деньги, раз там квартиры стоят по миллиону, но по нашим меркам это астрономические деньги.

Сейчас идут переговоры, чтобы снизить порог. Мы предлагаем 500 000 долларов. Потому что те, кто работает в переработке и сельском хозяйстве, занимаются продажей продуктов без добавленной стоимости. А добавленная стоимость - это новые рабочие места, это более высокая маржа, это оплата отчислений в Соцфонд, оплата налогов в бюджетную структуру, а также конкурентное преимущество и развитие бренда Made in Kyrgyzstan.

Добавленную стоимость наши хотят сделать, но нет залоговых обязательств на 3 миллиона долларов. Если произойдет снижение до 500 000, то сразу увеличится целевая аудитория заемщиков. Если Москва, как я ориентировочно слышал, хочет понизить цифру до миллиона долларов, то целевая аудитория будет больше, но не настолько, как при минимальной сумме в 500 тысяч долларов.

Глеб Куренев

«Вечерний Бишкек»



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir