rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Антитеррористическая повестка ЕАЭС: как противостоять угрозам и вызовам

В Бишкеке обсудили перспективы формирования антитеррористической стратегии стран Евразийского экономического союза

Почему скачут цены на ГСМ?

С начала текущего года в республике началось стремительное повышение стоимости удорожание горюче-смазочных материалов.

ЕЭК позаботится о трудящихся ЕАЭС

Граждане ЕАЭС, имеющие долгосрочные трудовые договора, получат право на временное или постоянное проживание в государстве трудоустройства.

Экономика

Проблемы и перспективы агрокомплекса Кыргызстана

agrarii2

Российский эксперт Никита Мендкович о проблемах и перспективах агропромышленного комплекса Кыргызстана.

Развитие в Кыргызстане новых «точек роста», отраслей производства, продукция которых может быть востребована внутри и вне страны, - превратилась в стратегический пункт дальнейшего экономического развития страны. Практика показала, что ставка на отрасли транзита и услуг не в состоянии обеспечить стране необходимый уровень развития, тем более, отрасль реэкспорта терпит серьезный урон под влиянием конкуренции с Казахстаном, который благодаря сети железных дорог превращается в узловую точку «шелкового пути» из КНР в ЕС.

Вступление в ЕАЭС стало инструментом новой экономической политики страны – средством свободного доступа на многомиллионный межгосударственный рынок. Однако здесь встал и вопрос, что конкретно Кыргызстан способен предложить этому рынку? Какие товары должны составить основу экономического благополучия в новых условиях?

Ставка делается на развитие агропромышленного комплекса, на нужды которого выделяются крупные кредиты тем же Фондом Развития и банками-партнерами.

В поддержку такого подхода есть аргументы. В силу географического положения Кыргызстан может занять на союзном рынке сельскохозяйственную нишу. Тем более, что северные страны не могут производить ряд культур. В частности, в составе ЕАЭС лишь Кыргызстан и Армения могут предложить самостоятельно выращенный табак, который сейчас является предметом импорта из дальнего зарубежья. Аналогична ситуация, например, с хлопком и фасолью, производство которых в рамках ЕАЭС весьма ограничено.

Проблемой является «раздробленность» сельскохозяйственного производства Кыргызстана. Достаточно большая часть рынка не объединена в крупные холдинги, и бизнес страдает от малоземелья, слабой логистики и системы посредников. Например, производство белой фасоли в Таласе сталкивается с проблемами выхода на внешние рынки, так как производители завязаны на посредников, занижающих закупочную цену, а те на транспортные услуги турецких компаний. Последние - не слишком надежный канал, так как Турция сама – экспортер фасоли на постсоветское пространство, и конкурент таласских производителей.

Из-за этих проблем, например, в 2013 году значительная часть кыргызской фасоли просто не смогла попасть на рынки России и Казахстана, хотя урожай был большой.

Транспортные проблемы «закрыли» продукцию внутри страны, а инфраструктуры для их долгосрочного хранения не хватало. Аналогичные проблемы можно встретить практически во всех направлениях сельскохозяйственного производства и регионах. В некоторых южных областях Кыргызстана диктат посредников таков, что закупочная цена на продукт и цена на областном базаре отличается на порядок. В результате сельхозпроизводители лишаются прибылей и оборотных средств для модернизации и расширения производства.

Складские заготовительные комплексы должны обеспечить централизованную скупку сельхозтоваров начиная от мяса и молока до той же фасоли с последующим выводом на внешние рынки. Оператор такого центра с одной стороны – закупает у местных производителей товар по условно справедливой цене, с другой ведет диалог с оптовыми потребителями в республике и за ее пределами, преимущественно в странах ЕАЭС.

Такие комплексы - недешевый проект, так как часто должны предусматривать и условия для хранения разнообразной продукции, рефрижераторы для скоропортящихся товаров, а также условия для некоторых специфических работ, включая забой скота.

На текущий момент в создание этих центров вкладываются средства Кыргызско- Российского фонда развития, а также ряда евразийских структур. В частности, Евразийской Фонд Стабилизации и Развития еще в 2014 году утвердил программу создания логистической сети в Кыргызстане, которая по замыслу проектировщиков должна включать региональные центры контрактации в аграрных регионах страны, включая Чуйскую, Ошскую и Иссык-кульскую области, и логистический центр полного цикла в Бишкеке. Общая емкость системы по проекту составляла 60 тысяч тонн продуктов в год, средства, инвестируемые в проект фондом, - 25 млн долларов.

В настоящий момент логистические центры уже действуют в Чуйской области и Бишкеке, их емкость достигает 6 тысяч тонн, в 2016-м ее планируется довести до 24 тысяч в совокупности. При центрах помимо складской инфраструктуры действуют производства по переработке овощей. В перспективе логистические центры должна связать транспортная сеть, создание которой потребует обширного парка грузовых автомобилей, не контролируемого иностранными игроками – особенно из числа конкурентов Кыргызстана на международном сельхозрынке.

Однако в дальнейшем перед агропромышленным комплексом встают новые проблемы. В настоящий момент производство некоторых видов продукции может быть существенно увеличено по объему исходя из потребностей внешнего рынка. При этом на текущий момент кыргызстанские мощности для этого недостаточны, причем для и роста существуют и старые, и новые препятствия.

Прежде всего, это дефицит оборотных средств республиканских хозяйств. Многие аграрии жалуются на нехватку семенного материала, удобрений, проблемы мелиорации сельскохозяйственных угодий, дефицит техники. Для преодоления этих препятствий нужен капитал, которого лишено большинство аграриев. Но даже если эту проблему решить за счет кредитов и повышения закупочных цен – проблема останется, так как значительная доля хозяйств, особенно в регионах, слишком мала, чтобы эффективно использовать капитал.

Это особенно характерно для отрасли растеньеводства, где царствует «мелкоземлье», небольшая площадь наделов. В условиях малых участков земли многие инвестиции, включая вложения в мелиорацию и закупку сельхозтехники, не окупаются – новшествам просто негде развернуться, абсолютная отдача слишком мала из-за малого суммарного оборота. Встает вопрос о необходимости кооперации, однако здесь проблемы и с организацией, и с решением юридических проблем, и с преодолением консерватизма многих общин. В теории эти задачи должно решать Министерство сельского хозяйства, но, насколько известно автору, у ведомства до сих пор нет стратегических планов по данном вопросу.

Кроме того, последнее время наметились проблемы с функционированием перерабатывающих производств, связанных с аграрным сектором. В 2015 году сообщалось о кризисе в мукомольной отрасли, а также проблемах на птицефабриках, включая Иссык-кульский «Шумкар», причем в сумме эти проблемы могут показаться парадоксальными.

По официальным данным, кризис ОАО «Шумкар» был обусловлен подорожанием импортных кормов для птицы в условиях падения сома, что, конечно, следует признать серьезной проблемой. Однако в Кыргызстане существует довольно заметная мукомольная отрасль (более 30 предприятий), которая помимо муки неизбежно производит субпродукты, в особенности сечку, идущую на корм птице. Переориентация республиканских птичников на отечественный продукт могла бы поддержать мукомолов, которые страдают от усилившейся конкуренции казахстанских коллег, однако этого не происходит.

Причем проблема здесь не только в различном качестве кормов, но и банально – слабой коннективности республиканского бизнеса. Зачастую коммуникации между бизнесом в соседних областях довольно слабы, предприниматели недостаточно осведомлены о спросе и предложении у соседей, что затрудняет работу рыночных механизмов, позволяющих эффективно заполнять освобождающиеся под влиянием инфляции ниши импортеров. Подобная коммерческая коннективность между, например, Чуйской и Ошской областями в чем-то ниже, чем между Ярославлем и Екатеринбургом в России, несмотря на огромную разницу расстояний.

Парадоксально, но порой для бизнеса Кыргызстана более прозрачны предложения внешних игроков, нежели отечественных. Здесь сказываются проблемы в работе отраслевой периодики, проникновением интернета, хотя бы на уровне работающих корпоративных веб-страниц, недостатки в работе отраслевых объединений и органов власти, которые должны способствовать их развитию.

Кроме того, необходимо сказать несколько слов о недостатках протекционистской политики. Конечно, резкое снижение курсов рубля и тенге относительно сома создает проблемы с точки зрения интервенции товаров из стран ЕАЭС, включая ту же муку, однако механизмы защиты собственного рынка в рамках союзных норм – вовсе не исчерпаны. Речь даже не о возможных переходных нормах и временных льготах, которые «большая тройка» ЕАЭС довольно охотно предоставляет по просьбам новых участников проекта – Кыргызстана и Армении. (Их рынки не слишком крупны по абсолютным масштабам относительно российского и казахского, чтобы союзникам имело смысл «заедаться» по подобным вопросам). Но иногда «хромает» даже применение существующей правовой базы.

Та же казахстанская мука, бьющая по мукомольной отрасли Кыргызстана, по информации игроков этого рынка, – не отвечает республиканским стандартам. Они предусматривают необходимость витаминного обогащения муки, что и повышает ее себестоимость, а казахстанская продукция – подобную обработку не проходит. В принципе, это позволяет ограничить ее присутствие на национальный рынок уже на стадии пересечения границы. Мука ввозится отнюдь не по нелегальным каналам, поэтому обнаружить ее и провести санитарно-правовой контроль вполне возможно, так как аналогичные процедуры сейчас осуществляются и по казахскую сторону границы. Национальные производители уже в конце 2015-го ставили вопрос о необходимости контрольным органам вмешаться в ситуацию, однако о реакции пока ничего неизвестно.

Так или иначе проблему защиты перерабатывающих производств в условиях колебаний курса валют можно и нужно решать и через систему тарифных и нетарифных барьеров, установление которых возможно по согласованию с союзниками по ЕАЭС, и путем введения отраслевых налоговых льгот.

Это сектор должен продолжать и развивать свою работу в условиях ставки на развитие агропромышленного комплекса, как средства развития национальной экономики. В настоящий момент рынок ЕАЭС в этом отношении весьма перспективен, так как Россия с 2014 года стремится заместить на своем рынке поставки продовольствия и стран Запада более лояльными поставщиками, в том числе – из стран ЕАЭС и ОДКБ.

Ставка на аграрный сектор оправдана для Кыргызстана и в долгосрочной перспективе. Так, например, «азиатские тигры» прежде, чем прийти к производству и массовому экспорту сложной электроники, развивали сельское хозяйство и легкую промышленность, что позволило накопить капитал и технически грамотные кадры, чтобы перейти к более сложным видам промышленного производства.

В советское время Кыргызстан был одним из региональных центров машиностроения, имел разнообразную промышленную базу, которая погибла в ходе кризиса 1990-х. И если работе на рынках ЕАЭС позволит накопить достаточный финансовый и квалификационный капитал, - страна имеет шансы вернуть утраченные индустриальные позиции.



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir