rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Антитеррористическая повестка ЕАЭС: как противостоять угрозам и вызовам

В Бишкеке обсудили перспективы формирования антитеррористической стратегии стран Евразийского экономического союза

Почему скачут цены на ГСМ?

С начала текущего года в республике началось стремительное повышение стоимости удорожание горюче-смазочных материалов.

ЕЭК позаботится о трудящихся ЕАЭС

Граждане ЕАЭС, имеющие долгосрочные трудовые договора, получат право на временное или постоянное проживание в государстве трудоустройства.

Политика

Кто будет баллотироваться на пост президента Кыргызстана?

flag ploshad

Наиболее вероятным сценарием выглядит тот, при котором вносятся изменения в Конституцию, существенно сокращающие полномочия президента и усиливающие парламент и правительство...

Президентские выборы в Кыргызстане намечены на 2017 год. Действующий президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев, как он уже сообщал не раз и как прописано в Конституции, не пойдет на второй срок. На ежегодной пресс-конференции по итогам 2015 года он также заявил, что не намерен идти и в премьер-министры и спикеры.

Таким образом, прогнозы политологов о том, что Атамбаев готовит себя в премьеры, отпадают. Менее возможен и вариант с выбором президента парламентом. «Народ этого не примет», - сказал по этому поводу глава государства на декабрьской пресс-конференции. С этим согласны большинство экспертов.

Но проведение президентских выборов в условиях, когда избиратели продают голоса, а кандидаты готовы тратить миллионы, тоже рискованно. Особенно если добавить к этому слабость Центральной избирательной комиссии. Эти серьезные проблемы явственно обнажились при выборах в парламент осенью 2015 года, ставшими своеобразной апробацией президентских выборов.

Как отметил А.Атамбаев, к власти вполне может прийти второй Максим Бакиев, что приведет за собой передел собственности. Президент предположил, что в 2017 году (при существующей системе - прим. ред.), возможно, «два кандидата возьмут по 50% с разницей в полпроцента или сотую процента и если президентское кресло будет таким же весомым как сегодня, кто-то из них может полезть на забор». Надо понимать под «забором» имеются ввиду многотысячные митинги, политическая нестабильность и т.д.

Поэтому наиболее вероятным сценарием выглядит тот, при котором вносятся изменения в Конституцию, существенно сокращающие полномочия президента и усиливающие парламент и правительство. Такой вариант мог бы обеспечить передачу и преемственность власти в 2017 году так, чтобы сохранить выбранный для страны курс — переход к полному парламентскому правлению как в странах Европы.

Здесь встает резонный вопрос — какое место отвел себе Алмазбек Атамбаев? Он уже заявил, что не готовит преемника, следующего президента. Это говорит о том, что глава государства будет пытаться установить парламентскую систему правления, при котором главным в стране будет премьер-министр. Сам Атамбаев по-видимому будет контролировать парламент и главу исполнительной власти через свою партию СДПК и другие лояльные партии, входящие в коалицию большинства.

Вопрос проведения референдума по изменению Основного закона уже поднимался в Кыргызстане несколько месяцев назад, в мае 2015 года, депутатами Ч.Турсунбековым, О.Текебаевым и Ф.Куловым, но был отложен. Однако в связи с тем, что у Атамбаева и нового парламента остается всего 1,5 года, чтобы провести подготовку к предстоящим выборам, скорее всего в ближайшее время данный вопрос снова будет поднят в Жогорку Кенеше, а конституционные изменения — это лишь вопрос времени, ведь процесс уже запущен.

Какие возможны сценарии? Учитывая, что кыргызстанцы в СССР, а потом и в независимом Кыргызстане привыкли жить при президентском правлении и забыли о давней системе правления через «курултай», население сейчас по привычке тяготеет к сильной руке, президент является для него неким центром тяжести (эпицентром, гравитацией). К тому же президент сейчас – это стабильная фигура в отличие от премьер-министра, которого часто меняют. Поэтому было бы логичным осуществлять переход к чистой парламентской системе постепенно, так сказать безболезненно. К примеру, внести изменения в Конституцию так, чтобы президент с уже существенно урезанными полномочиями избирался не Жогорку Кенешем, а населением (в парламентской республике такое допустимо. Пример — Турция). Но в этом случае у президента всегда будет весомый козырь — он всенародно избран. Тут все зависит от того, насколько президент как личность будет сильным или слабым и насколько урезаются его полномочия.

Другой вариант — через референдум принимается решение, которое в значительной степени влияет на политические процессы — президента делают слабым, избирают его депутаты и представители регионов, глава правительства становится первым лицом. В этом случае у власти больше шансов поставить на обе должности своих людей. Но это тоже не гарантия удержания власти – премьера можно «уйти», а коалиция может развалиться.

Третий вариант — остается действующая президентско-парламентская система, готовится преемник. В пользу этого сценария и говорит нежелание «отца Конституции» Омурбека Текебаева идти на фундаментальные изменения своего детища. Напомним, он предлагал лишь правки, касающиеся положений об иммунитете депутатов ЖК, их мандатах, об отставке членов кабмина, о полномочиях премьера назначать/освобождать глав местного самоуправления и роли судов. В одном из недавних интервью Текебаев вообще заявил, что хотел бы, чтобы тему изменений Конституции все забыли. К аргументам третьего варианта еще можно отнести то, что за полный переход к парламентаризму радеет только президент и его ближайшее окружение. Другим из его окружения важно сохранить власть.

Экспертное мнение

Рассмотрим вариант, при котором остается действующая де-факто президентско-парламентская форма правления. Здесь глава государства избирается всенародно, а действующая Конституция обеспечивает президенту сильные позиции и обширные полномочия. Среди политиков немало желающих обладать такой президентской властью.

Кто мог бы баллотироваться в президенты при такой системе? Кто потенциальный кандидат? С таким вопросом АКИpress обратился к аналитикам, экспертам в области политики и общественным деятелям.

Почти все опрошенные эксперты назвали имена премьер-министра страны Темира Сариева и главы партии «Республика — Ата-Журт» Омурбека Бабанова. Чаще других также звучат фамилии глав парламентских фракций «Кыргызстан» и «Онугуу-Прогресс» Канатбека Исаева и Бакыта Торобаева, первого вице-премьер-министра Аалы Карашева, главы ГКНБ Абдиля Сегизбаева, председателя партии «Бутун Кыргызстан» Адахана Мадумарова, экс-генпрокурора Аиды Саляновой.

«Сейчас пока сложно говорить, кто будет баллотироваться. Пока вероятными кандидатами выглядят Темир Сариев, Омурбек Бабанов, Бакыт Торобаев и Адахан Мадумаров. Эти политики имеют определенный политический капитал и большие президентские амбиции. Конечно, список кандидатов может быть более длинным. Но пока еще рано говорить о фаворитах», - говорит политолог Тамерлан Ибраимов.

Однако, по его словам, многое может измениться, если будет проведена конституционная реформа — в этом случае пост президента может утерять привлекательность для высоких амбиций политиков.

Исполнительный директор Института консультантов по менеджменту Азамат Аттокуров помимо имени Бабанова назвал еще несколько.

«Будут кандидаты от власти. Это может быть молодой лидер, глава партии «Кыргызстан» Канат Исаев. Есть и такое предположение, что власть захочет передать свои полномочия ставленнику-силовику для сохранения текущего положения дел и преемственности, чтобы в будущем не было преследования президента. Скорее всего, это будут или Темир Жумакадыров или Абдиль Сегизбаев», - говорит он.

Партия «Ата Мекен», по его мнению, из-за отсутствия всенародной поддержки, что показали парламентские выборы, не будет выдвигать кандидатуру Омурбека Текебаева. Скорее всего, претендентом на президентский пост от социалистов будет представлена экс-генпрокурор Аида Салянова, пользующаяся популярностью. «Кандидатом от юга еще может быть Бакыт Торбаев. У него также есть президентские амбиции и ресурсы. Ну и конечно, пойдут баллотироваться «постоянные кандидаты» в лице Апаса и других», - поделился мнением А.Аттокуров.

Он добавил, что «скорее всего инициатива о том, чтобы президента избирал парламент, не найдет поддержку у населения, но возможно сокращение полномочий следующего президента».

Аналитик Медет Тюлегенов считает, что более вероятны кандидатуры Омурбека Бабанова и Темира Сариева. «Потому что есть и возможности, и амбиции. Но если правила останутся теми же, что и в 2011 году, то кандидатов будет не мало», - сказал он.

Аналитик Игорь Шестаков считает, что «есть группа кандидатов, которые могут одержать уверенную победу на президентских выборах лишь при условии заключения соглашений о поддержке со стороны различных политических сил и общественных организаций».

«Яркий пример – политическое объединение «Республика – Ата-Журт». Чтобы занять второе место на парламентских выборах, команде Омурбека Бабанова в буквальном смысле пришлось «встать на уши», чтобы собрать вокруг себя абсолютно разношёрстные политические группы», - говорит он.

В этой связи фактор договороспособности претендентов на президентское будет иметь одно из ключевых значений. Исходя из этих критериев, можно считать Бабанова одним из наиболее реальных претендентов, который обладает такими качествами, - полагает он.

В числе кандидатов на президентский пост, как считает И.Шестаков, можно рассматривать и одного из ключевых политиков СДПК Ису Омуркулова и лидера партии «Кыргызстан» Каната Исаева. «Омуркулов является достаточно опытным политиком, который имеет большой опыт политической борьбы. Исаев также обладает профессиональным политическим опытом и успех на парламентских выборах партии «Кыргызстан» продемонстрировал, что он готов в короткие сроки сформировать профессиональную команду для достижения поставленных целей», - сказал политолог.

По словам же политолога Марса Сариева, «заранее высвечивать человека, который может реально стать президентом, будет означать, что это уже битая фигура». «Думаю, что козырная карта будет вытащена в последний момент, ближе к президентским выборам. Иначе фигуры, которые будут названы, станут мишенью, войдут в так сказать расстрельный список», - говорит он.

Как полагает эксперт, «появится какая-то фигура, которую не будут просчитывать игроки».

«Сейчас сложно даже примерно назвать фамилии, потому что в Кыргызстане развитие политической ситуации не идет закономерно. А здесь очень большую роль играет соотношение клановых структур, соотношение сил, внутриэлитный расклад», - говорит он.

Тем не менее, потенциальными кандидатами на президентский пост можно считать «амбициозных лиц с большим деньгами, которые пришли в ЖК и мечтают о президентской должности», полагает Марс Сариев.

Как считает он, в 2017 году, ближе к выборам ситуация в Кыргызстане будет сложной в экономическом плане. «Здесь все зависит от финансовых вливаний в республику. Вектор в финансовом плане будет больше тяготеть к Китаю. Потому что Россия сейчас в очень тяжелом положении, как в политическом, так и в экономическом. И я думаю, что крен в экономическом плане в сторону Китая будет накладывать свой отпечаток и на внутриполитическую ситуацию, и на предвыборную борьбу. В этом ключе вырисовываются дополнительные фигуры в качестве претендентов на президентский пост. Это могут быть глава ГКНБ Абдиль Сегизбаев, вполне возможно министр иностранных дел Эрлан Абдылдаев, экс-генсек ШОС Муратбек Иманалиев. Я бы не исключал Эмиля Уметалиева и Сапара Исакова», - говорит политолог.

Аналитик Эльмира Ногойбаева прогнозирует, что на президентские выборы 2017 года будут влиять следующие факторы:

  1. Желание нынешней власти выстроить хоть какую-то преемственность. «Не стоит строить иллюзии, что выборы будут с чистого листа. Любые политические группы, приходящие во власть всегда стремятся сохранить свое влияние», - говорит эксперт.
  2. Геополитика, или точнее внешнеполитическая конъюнктура. «Ни для кого не секрет, что большие игроки делают ставку на самых лояльных лидеров Кыргызстана. Россия будет стараться делать ставку на управляемого президента, особенно в нынешней ситуации, когда у нее и без того не много союзников, ей важно иметь полу-марионеточные режимы вокруг себя. Для наших первых лиц эта лояльность становится все тягостней, поскольку все мега-проекты, анонсированные прежде, не дали результатов. Более того, Кыргызстан также рискует попасть в серьезную изоляцию и все чаще рискует быть втянутой в усиливающихся военных конфликты, что для маленького экономически слабого государства является большим испытанием. Соответственно, быть лидером в подобной противоречивой политике суверенного государства будет не просто», - считает Э.Ногойбаева.
  3. Начавшаяся в 2015 году череда кризисов – только начало непростого периода, отмечает также эксперт. Она полагает, что «экономические внешние и внутренние предпосылки, политическая бессистемность и коррумпированность, криминализация и радикализация и другие проблемы как наследство этой власти станут авгиевыми конюшнями для того, кто захочет управлять этим государством потом». «Это может быть только очень амбициозный и сильный политик, поскольку слабый политик в условиях кризиса – это очередной соблазн для смены власти, а Кыргызстан уже имеет такую практику», - говорит она.
  4. «Ну и 2016 год, названый Годом истории и культуры, нужно еще пережить нашему народу. Здесь не обойдешься политикой – от лукавого. От того, на сколько тонко и мудро поведет себя нынешняя власть в этом вопросе, зависит ее репутация и состав, в том числе в 2017 году», - заключила аналитик.

«Акипресс»



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir