rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Антитеррористическая повестка ЕАЭС: как противостоять угрозам и вызовам

В Бишкеке обсудили перспективы формирования антитеррористической стратегии стран Евразийского экономического союза

Почему скачут цены на ГСМ?

С начала текущего года в республике началось стремительное повышение стоимости удорожание горюче-смазочных материалов.

ЕЭК позаботится о трудящихся ЕАЭС

Граждане ЕАЭС, имеющие долгосрочные трудовые договора, получат право на временное или постоянное проживание в государстве трудоустройства.

Экономика

Кто греет руки на колебаниях тенге?

tenge4

По оценке экспертов, для госбюджета падение тенге даже плюс, так как увеличатся доходы за счет дополнительного обесценивания валюты.

Тенге продолжает лихорадить. Только вмешательство Национального банка Казахстана не позволяет ему скатиться до отметки больше 300 тенге за доллар. Несмотря на заявленный свободный курс нацвалюты, регулятор вынужден был взять ситуацию под контроль. Но что будет дальше?

Национальный банк продолжает проведение валютных интервенций, с целью стабилизации ситуации на внутреннем валютном рынке. Объем валютных интервенций 16 сентября 2015 года составил 144 млн долларов, 17 сентября — 270,4 млн долларов, 18 сентября — 67,2 миллиона долларов.

Аналитики прогнозируют, что эта цифра может превысить миллиард. Но как долго такое может продолжаться? И есть ли у Нацбанка какая-то цель или он просто плывет по течению, удерживая курс тенге?

Нацбанк превращается в… национальную угрозу

По мнению финансового обозревателя Дениса Кривошеева, ответ на вопрос: сколько может продолжаться колебание тенге, нужно искать в плоскости - кому это выгодно.

«Мне кажется, что в политике Нацбанка присутствует снобизм. В частности, банкиры считают, что способны управлять рынком, игнорируют любое мнение. В конечном итоге, они ждут, что народ взмолится и попросит тенге вернуть в коридор. Ведь для человека хуже всего неопределённость. Пока же на скачках курса зарабатываются миллиарды тенге. Ни для кого не секрет, что из НБ идет утечка информации. Но сейчас любая утечка, инсайд, легко превращается в деньги. Более того, Нацбанк показал свое слабое место. Его раздражает курс доллара выше 295 тенге, и он сразу идет с интервенциями. Это прекрасный шанс играть в короткую. При таких вводных, регулятор просто превращается в национальную угрозу», — считает наш собеседник.

Отвечая на вопрос, до каких отметок упадет курс тенге до конца текущего года, обозреватель говорит, что однозначного ответа на него нет.

«Пожалуй, это одна из сложных загадок на сегодня. К примеру, я вижу курс 320 тенге за доллар. Но видит ли его Нацбанк, не ясно, думаю, там упорно считают, что курс 260 оптимален и не замечают влияние рубля», — прокомментировал Денис Кривошеев ситуацию.

«Понятно, что для идеальной отметки 380—420 за тенге мы не готовы, — продолжил он. — Как считают некоторые эксперты, реализовать курсовое преимущество будет невозможно. У нас нет производственных мощностей, а за счет высокой доли импорта жизнь станет невыносимой, но 320 это оптимально и главное, все к этой цифре готовы».

«Сценарий должен был выглядеть так: при отсутствии доллара курс подскочил бы до 350, и народ понес бы его в обменники, потому как девальвационные ожидания обнулились, что в конечном итоге привело бы курс к 320, — рассуждает Кривошеев. - Что происходит у нас? Рынок идет вверх, Нацбанк вмешивается, теряет ресурсы. Чем это отличается от предыдущей модели коридора, не ясно. Разве что прозрачностью. Теперь мы знаем, что за неделю можно просадить миллиард долларов и не заметить. Замечу, это миллиард не эфемерный, это наши с вами деньги! Можно было четыре завода огромных построить».

По словам эксперта, в нынешней ситуации Нацбанк преследует свои определенные цели.

«Есть ли у Нацбанка какая-то цель, имеет ли значение курс тенге для регулятора, или он просто плывет по течению? Как мне кажется, там сейчас преобладают шкурные интересы, а значит цель есть. Относительно того, что будет, если курс будет ниже 300 тенге за доллар, а госбюджет на 2016 год сверстан по курсу 250 тенге? При сокращении валютной выручки, обязательство нужно перекрывать и дорогое тенге, тут больше мешает», — считает Денис Кривошеев.

На его взгляд, удерживая тенге, Казахстан поддерживает экономику соседней России.

«Таким образом, мы не только тратим миллиарды, но и субсидируем российскую экономику. Те самые 20 миллиардов долларов, что вывезли соотечественники в Россию, сейчас бы нам очень пригодились, но их уже нет. Экономика стоит, отложенный спрос полностью реализован. При каком курсе тенге к рублю по вашему мнению казахстанская продукция станет конкурентоспособной внутри страны по отношению к российскому импорту? Традиционно, это 5,5 тенге за рубль. Желательно 6—7, тогда мы получим преимущество, но как в случае с долларом в 420, не сможем его реализовать. Потому что у нас нет промышленности», — заключил Денис Кривошеев.

Девальвации могут стать регулярными

В свою очередь Галим Хусаинов, генеральный директор компании BRB Invest LLP, считает, что в Казахстане в принципе невозможен плавающий курс тенге, потому что рынок не позволяет.

«На рынке, где нет достаточного количества игроков, сложно без вмешательства регулятора добиться отсутствия волатильности. Поэтому колебания курса тенге будут продолжаться до тех пор, пока Нацбанк не вмешается, как это происходит сейчас», — считает финансист.

Прогнозируя курс тенге до конца текущего года, он полагает, что нет причин для его дальнейшего падения. «Каким будет курс тенге и до какой отметки он может дойти? Сложный вопрос, потому что текущих экономических предпосылок дальнейшего ослабления тенге я не вижу, а то что происходит, это, на мой взгляд, спекулятивное движение».

По словам Хусаинова, для бюджета падение тенге даже плюс, так как увеличатся доходы за счет дополнительного обесценивания валюты.

«Но с другой стороны, это разгонит инфляцию в стране и сократит покупательскую способность, придется повышать расходы. Вот министр финансов говорит, что казахстанцам можно не обращать внимания на курс и что их жизнь не изменится. Но если обратиться к простым законам экономики, то несложно понять: мы будем зависеть от курса доллара, потому что у нас очень высокая доля импорта в потреблении», — дает расклад Хусаинов.

Наш собеседник считает, что если нет производства, никакие девальвации не спасут экономику.

«Конкурентоспособность не должна зависеть от курса валюты, потому как любая девальвация валюты имеет ограниченный, временный эффект выравнивания за счет инфляции. Конкурентоспособность в первую очередь зависит от производительности труда. Если производительность труда не будет повышаться, девальвацию придется делать регулярно, что не спасет наших производителей», — резюмировал Галим Хусаинов.

«Накануне.kz»



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir