rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Антитеррористическая повестка ЕАЭС: как противостоять угрозам и вызовам

В Бишкеке обсудили перспективы формирования антитеррористической стратегии стран Евразийского экономического союза

Почему скачут цены на ГСМ?

С начала текущего года в республике началось стремительное повышение стоимости удорожание горюче-смазочных материалов.

ЕЭК позаботится о трудящихся ЕАЭС

Граждане ЕАЭС, имеющие долгосрочные трудовые договора, получат право на временное или постоянное проживание в государстве трудоустройства.

Экономика

Фонд надежд или разочарований?

dollary3

Эксперт Зульфия Марат проанализировал возможности и перспективы Кыргызского – российского фонда развития.

Реальное стратегическое планирование развития страны, так и продолжает оставаться в руках международных финансовых институтов, таких как Всемирный банк (ВБ), АБР и других. Это необходимо, в конце концов, изменить. Поэтому, Кыргызско-Российский фонд развития (КРФР), является одним из ключевых инструментов по реализации экономических проектов Кыргызстана в рамках ЕАЭС.

Объемом предоставленных российской стороной финансов фонду в размере в 1,2 млрд. долларов (на фоне более 3,5 млрд. госдолга) мог бы заложить основы самостоятельной проработки тех или иных стратегических направлений экономики страны, которые в идеале могли быть «подхвачены» и поддержаны кредитами ЕАБР. Стратегическое планирование состоит не в том, чтобы объявить приоритетные отрасли для финансирования, а в том, какой подход будет осуществлен при реализации проектов в этих отраслях, и в том, насколько выбранные отрасли в комплексе позволят перейти стране на путь национального возрождения.

За последние годы Кыргызстан, что называется «легко в три присеста» набрал китайских инфраструктурных кредитов в долг на сумму, сопоставимой с предполагаемым финансовым фондом КРФР (модернизация Бишкекской ТЭЦ, проект строительства ЛЭП Датка-Кемин и альтернативной дороги Север-Юг). К сожалению, наше правительство не сумело предложить Китаю «белорусский» вариант сотрудничества, что привело к тому, что долги будут выплачены за счет возможного повышения энерготарифов и установления дополнительных выплат на въезд большегрузного транспорта. Китайские проекты в Кыргызстане реализуются инженерными и рабочими кадрами из Поднебесной, что также не способствует уменьшению безработицы и снятию социальной напряженности в республике. В виду происходящего и других обстоятельств, по вине именно нашей страны пока нельзя прогнозировать удачное сочетание в Кыргызстане интересов ЕАЭС и китайского транзитного проекта «Экономический пояс Шелкового пути».

На кого рассчитаны кредиты?

При обсуждении будущих проектов КРФР выявилось не менее трех подходов. КРФР, выбрав объем финансирования от 3 до 25 млн.долларов, вызвал, в первую очередь, разочарование у тех предпринимателей, кто надеялся на поддержку малого бизнеса в стране, где местные коммерческие банки выставляют неоправданно высокие проценты. То есть речь шла о финансировании проектов до 3 млн. долларов.

Заявления кыргызстанских представителей КРФР о том, что деятельность фонда не стеснит местный частный финансовый сектор породил разговоры о кулуарных договоренностях не в пользу справедливого общего укрепления бизнес-активности в стране. Превращение КРФР по сути в заурядное банковское учреждение, пусть с некоторыми особенностями, с более низкими процентными ставками (предварительно было заявлено о 10-14 процентах), даже при прозрачном и открытом рассмотрении всех проектных заявок, приведет к тому, что он, в лучшем случае, возможно и станет способом достижения политической лояльности и подчинения центральной власти отдельных региональных групп в канун будущих парламентских и президентских выборов, но и не более. То есть, будут выполнены частные внутренние задачи, но никак не цели агентства интеграционного развития. Экономика страны будет поддерживаться на плаву, но необходимый стратегический прорыв так и не состоится.

Несмотря на вышесказанное, было бы замечательно увидеть поддержку кыргызско-российских проектов по организации любого реально совместного производства. Пока неизвестно будут ли поддержаны подобные проекты с другими странами-членами ЕАЭС, как неизвестно в какой денежной единице будут выдаваться кредиты (желательно вести расчеты в сомах, не привязывая проекты к курсу доллара) через РСК банк, находящегося под контролем государства.

Первые разочарования еще раз свидетельствуют, что в стране недостаточно легальных свободных финансов, чтобы суметь осуществить 20 процентный со-вклад в заявляемые проекты (в целом потребуется 100 млн.долларов собственного софинансирования на 500 млн.долларов от КРФР), и что в стране отвыкли от самостоятельного масштабного среднесрочного планирования. Пока в страну пришло 150 млн. долларов из 500 млн. пакета, выдаваемого Россией из собственных средств, а также 200 млн. можно считать уже освоенными за счет поставки оборудования и ожидаемой «подгонки» лабораторных учреждений по сертификации в целях соответствия товаров техническим регламентам Таможенного союза.

Нельзя не подчеркнуть, что зыбкость планов КРФР привлечения дополнительных внешних финансов, разочаровывает и тех, кто надеялся на долгосрочные инфраструктурные проекты госсектора экономики, которые могут действительно принести прибыль стране. Для чего нужно раз в десять больше, чем верхняя заявленная планка кредитов КРФР.

Как разумно тратить средства фонда

В ходе обсуждения развертывания деятельности КРФР были высказаны несколько следующих вариантов-подходов.

Первый заключается в том, что если Россия действительно желала бы реального устойчивого влияния на местах, то КРФР мог бы все же отказавшись от заявленных процентных ставок, профинансировать на беспроцентной основе проекты на уровне каждого (!) аыйл окмоту страны на 1 млн. долларов длительностью от одного до трех лет (от кого именно он может быть подан и будет ли речь идти об инвестициях в основные фонды или оборотные средства – в каждом конкретном случае можно обсудить). Итого потребовалось бы чуть меньше тех 500 млн.долларов строго обещанных КР от РФ при создании КРФР. Постепенно, начав с одного региона целиком, или в каждой области по нескольку уже подготовленных проектов, в течение трех-пяти лет, можно было вернуть все вложенные средства при умелом управлении проектами, для того, чтобы начать второй цикл более крупного финансирования (в 5-10 млн.долларов) уже на уровне каждого района страны (на днях сообщалось, что один район Иссык-Кульской области намерен высадить многокилометровый яблоневый сад, возвращая былую славу края – почему бы не поддерживать подобные проекты?), оставляя возможности финансирования проектов на уровне айыл окмоту. Попутно могли быть решены такие задачи как обеспечение питания и в школах и в отдаленных пограничных заставах. А далее можно было по ревизии результатов финансирования, принять новые, иные направления деятельности КРФР. Отмечу, что вероятно не случайно, Всемирный Банк сейчас заговорил о возможности проекта на 45 млн. долларов чуть ли не впервые по поддержке реального производства, молочного производства в Иссык-Кульской области для организации поставок в Россию и другие соседние страны. Думается, это произошло вследствие вхождения КР в ЕАЭС, что заставило ВБ найти новые поводы необходимости и далее своего присутствия в стране.

Второй подход состоит в том, что определив приоритетные отрасли для финансирования, необходимо заранее выставить какие именно натуральные и количественные показатели в целом по отрасли должны быть достигнуты в течение трех-пяти лет, а затем их отслеживать, помимо финансовых показателей (т.е. мониторить не только количество новых рабочих мест и привлеченных квалифицированных национальных инженерных кадров, но и сколько будет выработано, к примеру мясо-молочной, зерновой и иной продукции). Необходимо неуклонно поощрять укрупнение сельскохозяйственных коллективов, слияние частных мелких хозяйств в более крупные. Только таким образом, можно вернуть в жизнь кыргызского села навыки семеноводства, правильного севооборота, а также услуги на постоянной основе тракторно-машинного парка, ветеринаров и агрономов, гидрологов. И тогда будут востребованы современные методы экономного хозяйствования. Во главу угла должно стоять цель достижения продовольственной безопасности с учетом интеграционных связей со странами-членами ЕАЭС и странами из зон свободной торговли с Союзом. Конечно же, в случае реальной нужды, возможен общий целевой проект для подготовки выпуска продукции, к примеру, мясо-молочного производства, соответствующего техническим регламентам Таможенного Союза.

Проекты могут быть различного рода, но одной из целей КРФР должно стать развитие экономических связей между городом и селом, которое должно приобрести характер взаимообмена промышленной и сельскохозяйственной продукции. КРФР может заняться целенаправленным созданием кластеров закупа и обработки того или иного вида сельскохозяйственной продукции и доставки его до внутреннего отечественного и внешнего иностранного потребителя.

Также, на мой взгляд, существует необходимость ежегодного выделения грантов на сумму не менее 3-10 млн. долларов для подготовки программных изменений. Из фонда нужно выделить гранты на подготовку законодательств о промышленной политике, стратегическом планировании и т.д., по поддержке спецкурсов и семинаров по вопросам ЕАЭС, изучению экономик стран-членов Союза для экономических специальностей вузов страны, информационного освещения переходного процесса присоединения КР к ЕАЭС, а также традиционной духовной культуры кыргызского народа и народов Кыргызстана.

Третий подход состоит в том, что КР нуждается в энергетической безопасности. Поэтому следует как можно быстрее КРФР привлечь дополнительные заемные финансовые ресурсы для преодоления постоянного дефицита энергомощностей на севере страны посредством строительства Кара-Кечинской КЭС, приостановив реализацию неудачного проекта модернизации Бишкекской ТЭЦ (с точки зрения отсутствия необходимых для развития столицы объемов тепловой энергии). При этом, учесть, что Кара-Кечинская КЭС способна стать быстро окупаемой основой для организации крупного территориально-производственного комплекса, что даст не только развитие на долгие годы достаточно труднодоступного региона страны, но и экспортную ежегодную выручку стране не менее 150-200 млн.долларов от продажи электрической энергии.

Именно такой проект придаст импульс для преодоления водно-энергетических проблем между странами центрально-азиатского региона и будет способствовать возвращению преобладающего водного (ирригационного), а не энергетического режимаТоктогульскому водохранилищу. Тогда Кыргызстан, как страна верхнего течения сможет стать, наконец, достойным и добрым соседом стран нижнего течения. Именно такие проекты могли бы вернуть и проценты и сам объем привлеченных КРФР кредитов, займов.

Только такие самостоятельные грамотные стратегические разработки могут дать в совокупности прорыв экономике страны, которой в реальности нужен не один миллиард долларов, а раз в 10 больше, и только тогда она станет представлять собой взаимоувязанный механизм, и появится территориально-производственное развитие. Это и станет основой, скрепой для политического объединения регионов в единое целое – в государство под названием Кыргызская Республика.



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir