rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Игорь Шестаков: Мы участники глобального социального эксперимента

Многие мировые аналитики склоняются к тому, что после пандемии мир никогда не станет прежним и все должно поменяться. 

Пандемия тестирует прочность ЕАЭС?

Углубление мирового экономического кризиса, вызванного пандемией коронавируса, обращает вспять процессы глобализации, а также тестирует на прочность международные военно-политические альянсы и торгово-экономические объединения

Мурат Иманкулов: Попытка переписать подвиг 28 панфиловцев – это глумление над историей и народами

Попытка переписать и обесценить подвиг солдат Красной армии, в том числе подвиг панфиловцев под Москвой – это глумление над историей и народами, которые отдали своих сыновей ради общей Победы. Таким мнением с «Регион.kg» поделился заведующий лабораторией Кыргызской академии образования Мурат Иманкулов

pobeda75

pobeda75 2

Интеграция

Элиты стран Центральной Азии ценят независимость больше взаимного сотрудничества

cenralasia

ben s

В рамках проекта ПРООН был подготовлен аналитический отчет по основным социально-экономическим вопросам стран Центральной Азии. Один из авторов исследования – руководитель Регионального центра ПРООН по практике снижения бедности, экономист из США Бен Слей ответил на вопросы главного редактора «Регион.kg» Игоря Шестакова.

Игорь Шестаков: За годы независимости страны Центральной Азии пока не продемонстрировали, что готовы выстраивать между собой взаимовыгодное сотрудничество по ключевым экономическим и политическим направлениям. В советское время сотрудничество было, но центр принятия решений и выстраивания задач сотрудничества находился в Москве. В чем заключается причина, что уровень интеграции между странами ЦА находятся на достаточно невысоком уровне, хотя потенциал для развития конструктивных отношений есть?

Сейчас нет внешних обстоятельств, которые бы влияли на укрепление региональной интеграции. К примеру, у стран Европейского союза были внешние факторы, которые заставляли их интегрироваться. У них был необходимый опыт, подсказывающий, что надо объединяться, чтобы решать серьезные задачи. А страны ЦА, несмотря на достаточно глубокие исторические связи, все же являются молодыми государствами, поэтому элиты очень высоко ценят независимость своих государств и не готовы идти на какие-либо компромиссы с соседями по региону.

Что касается внешних факторов, то действительно, единого внешнеполитического центра сегодня у Центральной Азии нет. Мы видим, что со странами региона готовы тесно взаимодействовать Россия, Турция, Китай, но предложения этих стран не оказывают влияния на внутреннюю интеграцию между государствами региона. У каждого из этих внешних игроков есть свое виденье и свои собственные экономические интересы к странам ЦА. Хотя в политическом плане это положение дел выглядит несколько иначе, поскольку и Россия, и Китай заинтересованы в том, чтобы укреплялась региональная стабильность и безопасность. Не случайно был создан ШОС. У стран этой организации, а также у США, существует озабоченность по влиянию на регион со стороны Афганистана. В то же время Москву и Пекин не устраивает рост влияния на регион США и стран ЕС. Но при этом Россия и Китай по-разному рассматривают вопросы развития транспортной инфраструктуры региона. У данных государств есть конкуренция в вопросах направления энергетических потоков из региона.

В отношении проекта Евразийской интеграции хочу отметить, что не только Россия и Казахстан, но также и Кыргызстан, и Таджикистан заинтересованы в его успешной реализации. Но я не думаю, что это произойдет быстро и без проблем.

Игорь Шестаков: В отчете ПРООН в целом дается положительная оценка тем экономическим перспективам, которые перед Кыргызстаном открывает Таможенный союз. Однако в самой республике пока нет однозначной позиции по поводу вступления в это интеграционное объединение есть как противники, так и сторонники. В частности часть бизнес-сообщества заинтересована в привлечении инвестиций из стран ТС, другая боится потерять приемлемый по ценам реэкспорт китайских товаров. Ваша оценка этой ситуации?

– Да, есть плюсы для Кыргызстана от вступления в ТС, но есть и минусы. Повышение тарифов на импорт отразится на повышении цен. Также мировой опыт показывает, что легче интегрироваться странам, которые находятся на одном уровне экономического развития. Это хорошо видно по Европейскому союзу, ведь таким странам, как Греция, Словения, Хорватия, Болгария, Румыния достаточно непросто в этом союзе, их экономика сильно отстает от Германии. Их вступление в ЕС не привело реализаций ожиданий по росту экономики этих стран. Правда, это не значит, что вступление в ЕС стало их ошибкой, просто появились новые проблемы. Поэтому когда Кыргызстан войдет в ТС, то он может оказаться в схожей ситуации, поскольку его уровень экономического развития отстает от остальных стран-участниц ТС.

Плюсы, которые республика может извлечь от вступления в ТС заключаются в более эффективном и стратегическом управлении миграционными потоками, которые в основном идут в страны союза. Переводы трудовых мигрантов играют важную роль в социально-экономическом положении Кыргызстана. Основные торговые партнеры республики – Россия и Казахстан. К примеру, у Кыргызстана самый высокий уровень экспорта продукции машиностроения тоже со странами ТС. Средний и малый бизнес тоже может извлечь для себя выгоды от этих интеграционных процессов, а развитие производств и секторов экономики положительно отразится на создании новых рабочих мест.

В целом, Евразийская интеграция пока делает первые шаги, поэтому на многие основные вопросы сейчас еще сложно более конкретно ответить.

Игорь Шестаков: В отличие от ТС, Кыргызстан уже продолжительное время является членом ВТО, какие республика здесь приобрела плюсы для развития экономики?

– Нельзя сказать, что республика воспользовалась в полной мере теми преференциями, которые дает членство ВТО. Но оно положительно повлияло на развитие швейного производства, поскольку низкие таможенные тарифы позволили завозить по доступным ценам фурнитуру и оборудование из Китая. Также рынок «Дордой» смог в больших объемах наконец начать реализовывать продукцию местного производства. Таких примеров мы не видим в Таджикистане и Узбекистане, которые не входят в ВТО. Но в то же время в аграрном секторе республики участие в ВТО пока не сказалось. Здесь необходимо правительству определиться в плане приоритетов.

Игорь Шестаков: Какую оценку в вашем докладе получили процессы трудовой миграции, которые в Центральной Азии достаточно высоки? Несмотря на это, из Кыргызстана в Россию в основном идут потоки нелегальной миграции, что создает проблемы как для россиян, так и для самих кыргызстанцев. Что здесь необходимо, на ваш взгляд, изменить, чтобы миграция состояла из квалифицированных специалистов?

– Основная проблема в том, что трудовая миграция из Кыргызстана носит в основном стихийный характер. При этом уровень миграции колоссальный. Необходимо, чтобы государственные структуры регулировали эти процессы, как я уже отмечал, Кыргызстану нужны стратегические подходы в управлении трудовой миграцией. На миграцию надо смотреть не только с точки зрения получения денежных переводов, но и на возможности развития страны.

При участии государства в регионах страны надо создавать для потенциальных мигрантов в Россию центры изучения русского языка и российского законодательства, того, что касается миграции. Нужно, чтобы мигранты, которые стали в России успешными предпринимателями, развивали свой бизнес и у себя на родине. В мире есть много успешных моделей по этим вопросам, так что нужно активней использовать зарубежный опыт и учиться на нем. Я знаю, что в Кыргызстане сегодня разрабатывается миграционная стратегия, посмотрим, какие будут реальные результаты после ее внедрения.

Игорь Шестаков: Что вы можете сказать о приграничных конфликтах в регионе, которые были всегда, но за последний год достаточно активизировались, как мы видим по возникающим конфликтам на кыргызско-таджикской границе? Эксперты высказывают мнения, что проблемы заключаются не только в том, что еще нет их завершенной демаркации, но и в том, что существуют и экономические причины для возникновения различных инцидентов. Нужно ли привлекать международное сообщество для разрешения конфликтов?

– Проблем здесь действительно существует немало. Взять хотя бы водный вопрос, который влияет на напряженность в приграничных регионах, не менее остры и земельные вопросы. Безусловно, экономический фактор оказывает свое влияние на ситуацию на границах. Допустим, выращивание хлопка требует много воды, а на своих территориях ее крестьянам не хватает, поэтому чтобы вырастить урожай хлопка требуются водные ресурсы соседей. Но у тех свое виденье по этим вопросам. Так что поводы есть.

В плане участия международного сообщества можно ответить коротко известной фразой «спасения утопающих – дело рук самих утопающих». Конечно, ООН или ШОС могут быть площадками для обсуждения этих проблем, но, прежде всего, вопросы решения или недопущения этих конфликтов зависят от того, до чего договорятся сами государства ЦА. От внешних игроков какого-либо итогового решения ждать вообще не стоит. Эти страны на определенных условиях могут быть некими модераторами данной темы, создавать дискуссионные площадки, но только при наличии общего видения у стран региона разрешения пограничных вопросов.



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir