rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Русский и кыргызский: нужно ли Кыргызстану выбирать один из них?

Почему русский язык должен сохранять официальный статус и какие выгоды получает Кыргызстан, закрепив его статус в Конституции? На эти и другие вопросы ответили участники онлайн конференции: «Значение русского языка в современном развитии, в экономическом и образовательном сотрудничестве Кыргызстана с Россией и странами СНГ», организованной Клубом региональных экспертов КР «Пикир».

Кыргызстанцы проголосовали за президентскую республику и Садыра Жапарова

Референдум по форме правления признан состоявшимся, в соответствии с законодательством, для этого достаточно 30-процентной явки избирателей. Сегодня же в голосовании приняли участие около 33 процентов кыргызстанцев, из которых более 81 процента отдали предпочтение президентской форме правления, за парламентскую проголосовали 10,66 процента.

США не поздравили Садыра Жапарова с избранием на пост президента

Посольство США в КР распространило заявление, в котором говорится, что «Соединенные Штаты Америки признают Садыра Жапарова избранным президентом Кыргызской Республики», однако не смотря на нормы дипломатического этикета, дипмиссия с этим событием его не поздравила.

pobeda75

pobeda75 2

Экономика

Санкции против России: педагогический тупик

ec

Известный казахстанский экономист Пётр Своик дал оценку санкциям Запада в отношении России.

Несомненно, что реагирование на события вокруг Украины и Крыма занимает правительства развитых стран более, чем их собственные дела и прочие мировые события. А потому неделя после объявления первого пакета санкций, заполненная самими интенсивными переговорами внутри западного сообщества, интриговала ожиданием не столько конкретного набора следующих мер, сколько выявлением способности США-Европы их дружно вырабатывать и углублять.

Насчет согласованности все в порядке: президент США Барак Обама и руководители Евросоюза в четверг, 20 марта, объявили следующую порцию наказаний для России.

Насчет же углубления – остается вопрос. Расширение списка российских чиновников для запрета на въезд в США и ЕС, с возможностью ареста их счетов – это не новость, а повторение уже известного. Точно так же вторична и отмена саммита в Сочи: невозможность его проведения была констатирована еще до референдума в Крыму.

Действительно новыми являются санкции протии банка с символичным названием «Россия», владелец которого считается «человеком Путина». Замораживание его счетов стоит примерно $3 млрд, это уже серьезно. Точно так же запрет на зарубежную активность бизнесменов Ротенбергов и пары других российских миллиардеров из списка Forbes уже существенен для фондового рынка. Впрочем, «путинский» банк на бирже не торгуется, поэтому и здесь экономической составляющая стоит позади демонстративно политической символики.

Высечь море плетью

Могучий царь Ксеркс, когда шторм разметал мост из кораблей, выстроенный для похода на греков, приказал высечь море плетями – отвел, что называется, душу. Правда, заодно он казнил и строителей – мера более существенная, хотя и против собственных военных сил.

«Невъездные» санкции и «точечные» замораживания счетов – повторение той же античной трагедии. Но уже немножко в форме фарса.

Обещанных масштабных санкций – нет. И, скорее всего, никакой серьезной, даже скоротечной, экономической «войны» не будет. По той очевидной причине, что торговая и финансовая ссора не просто бьет по обеим сторонам - цивилизационных наследников Эллады она бьет сильнее.

В самом деле: бизнес в любом случае свои потери компенсирует через цены, поэтому конечной страдающей стороной станут потребители. В этом смысле российский потребительский рынок за неприятности со сбытом нефти на мировом рынке или газа в Европе расплатится уменьшением и подорожанием импорта зарубежного продовольствия, бытовой и автотехники. Неприятно, но исторически привычно. К тому же это стимулирует подавляемое в нынешней схеме собственное производство. Да и, наконец, всегда готовой альтернативой сырьевого экспорта в обмен на потребительские товары является Китай.

Европейский же потребитель пострадает дважды. Во-первых, из-за потери доходов европейских производителей, работающих на российский рынок. Во-вторых, из-за подорожания энергоносителей, связанного с переходом с российского газа на американский и другие альтернативы. (Атомную энергетику, кстати, неизбежно активизируемую в таком случае, придется опирать на российское же топливо).

Не меньше рискует потерями и американский потребитель. В товарном смысле это тот же титан для самолетов и топливо для АЭС, но главные потери – финансовые. Ведь российская денежная и биржевая системы – это филиалы американской долларовой, наибольшие доходы от функционирования единого рынка монетарная метрополия извлекает именно по этой линии, и, соответственно, значительная часть потребления США покрывается именно долларовым «производством».

Педагогическая поэма: назад в беспризорные

Короче, сейчас мы наблюдаем чисто «воспитательную» реакцию развитых стран на вдруг проявленное девиантное поведение России, в расчете на заведомо неуспешный педагогический эффект.

В самом деле, на что рассчитывает опытный педагог, лишая ребенка, например, сладкого? На то, что лишение это действительно кажется непереносимым для провинившегося. Что тот получает серьезный урок и больше так поступать не будет. Но ведь от России невозможно дождаться повинного «я больше так не буду». Наоборот, «проступок» с Крымом есть всячески подчеркиваемая демонстрация, что и дальше «трудно воспитуемый» собирается поступать только так.

А в таком контексте запреты на въезд российских политиков в Европу и США и неприезд в Сочи политиков западных есть меры демонстративно антивоспитательные – заведомо ссорящие и дальше «воспитателей» с «воспитуемым». С другой стороны, поскольку точечные запреты на въезд есть наказания, по существу, пустяковые: воспитатель тем самым дает понять, что он либо с проступком уже согласился, либо всерьез наказывать сам боится.Либо элементарно не знает, что делать .

То есть ситуация напоминает ту, в которой оказываются растерянные родители, вдруг столкнувшиеся с бунтом сына-подростка. Понятно, что такую жизненную коллизию все переживают по-разному, хотя идеальный вариант – договориться о совместном проживании в общем доме, но с выделением самостоятельных «жизненных пространств».

Чуден Днепр при тихой погоде

Понятно и то, что одномоментно новые правила сосуществования не сложатся. Так и Евросоюзу с Россией придется теперь целый ряд лет переориентировать свои ресурсные, товарные и финансовые потоки - для менее зависимого проживания в общем пространстве.

Но вот что безотлагательно – это проведение границ, за которыми каждая сторона живет только по своим правилам. Именно для того, чтобы мирно пить чай на кухне и улыбаться друг другу в местах общего пользования.

А это границы отнюдь не экономические, а политические. Или, если уж откровенно, - военные. Потому что в нашем цивилизованном мире все международные договоры и гарантии соблюдаются лишь постольку, поскольку соблюдается необходимый для этого баланс сил. И точно таким же образом они и пересматриваются.

В таком контексте действительно важным итогом завершающего неделю Брюссельского саммита стало вовсе не «расширение» санкций, а расширение Евросоюза договором об ассоциации с Украиной. До реальной экономической ассоциации дистанция слишком длинна, чтобы что-то загадывать. Политически же «скорострельность» такого решения (не дожидаясь даже назначенных на май президентских выборов на Украине) как раз и будет определять сценарии следующих туров санкций и противостояний.

Дело, повторим, не в экономике. Ведь и возвращенный в Россию Крым становится серьезной обузой для федерального бюджета, и без того проблемного. И погрязший в собственной долговой пирамиде Евросоюз не в силах помочь находящейся в полном безденежье Украине. Причем, если слияние Крыма с Россией все же имеет перспективу и в экономическом плане, то Украина Европе и Европа Украине экономически не полезны вовсе.

Поэтому столь срочно нужная ассоциация нужна не для распространения до границы Харьков-Белгород европейского экономического пространства, а для распространения юрисдикции НАТО.

И, кстати, в этой связи самое значимое из того, чем закончилась политическая неделя в Киеве – это намерение Рады ввести визовый режим с Россией.

Экономически и социально, с учетом украинских гастарбайтеров в России, это – настолько очевидное самоубийство, что даже премьер Арсений Яценюк предложил «еще подумать». Зато в политическом смысле визовый режим – совершенно необходимый акт, заранее объявляющий, где должна быть проведена уже окончательная граница между Европой и Россией.

Само собой, прямого соприкосновения с НАТО по нынешним (бывшим внутрисоюзным) границам Украины путинская Россия (достаточно уже такого сценария в Прибалтике) не допустит. Инструментарий же для такого недопущения в юго-восточных областях Украины, всем понятно, – имеется.

Поэтому силовым ли, переговорным ли процессом, но ситуация после присоединения Крыма к России будет теперь определяться вот этим самым разграничением: НАТО – Россия. С наличием только двух возможностей, в рамках которых сторонам придется либо заставлять, либо уговаривать друг друга.

Это либо прямое соприкосновение, но с отнесением границы куда-нибудь не ближе Днепра, либо такая федерализация Украины, при которой сама она станет «биполярным» буферным государством.

Что же касается нынешних и предполагаемых санкций – сами по себе они всего лишь инструменты в процессе вот этого предстоящего «самоопределения» Украины.

«Forbes.kz»



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir